yadocent (yadocent) wrote,
yadocent
yadocent

Categories:

Об отношении к искусству при благословенных царях РКМП

Не отвечает истине распространенное мнение, что с большевиков началось распыление эрмитажных сокровищ: это, как и страстное, безудержное накопление, - давняя традиция Зимнего. Мало кому довелось прочитать в журнале “Старые годы” опубликованную в 1913 году статью барона Н.Врангеля (не того, который командовал белыми, а глубокого исследователя отечественной культуры) под названием: “Искусство и государь Николай Павлович”.

Статья начиналась так:






“Нет ничего хуже культуры в зачаточном
состоянии, “полуобразованности”, которая мнит себя...”.

Император затратил огромные средства на возведение Нового Эрмитажа (с Атлантами у входа), при нем вообще построили немало, и даже осталась легенда, что он любил искусство; в
этой области, полагал Николай I, он являлся знатоком, “каким должен быть всякий в его положении”. От деспота такого рода исходит величайшая угроза ценностям и деятелям культуры, потому что он не просто закабаляет общество своими пристрастиями, а стремится истребить неугодное.
   По приказу самодержца были сожжены многие
драгоценные рукописи и мемуары членов царской семьи. Чтобы ничто не
напоминало о декабристах, он повелел изгнать из Галереи героев 1812 г.
портреты всех участников восстания. Осуждая все, что было сделано
Екатериной II, Николай Павлович стремился смести всякие следы этого,
на его взгляд, “недостойного прошлого”; посему, в частности, было
переплавлено свыше девяноста пудов редчайшего серебра времен его бабки.
           Однажды, идя по Эрмитажу, царь остановил взгляд
на мраморной статуе Вольтера. “Истребить эту обезьяну”, - сказал
государь, и работа великого Гудона не погибла лишь потому, что, по
тайному приказу графа А.Шувалова, она была спрятана в подвалах
Таврического дворца. Расплачиваться за польское восстание пришлось
не только самим мятежникам. Когда в ноябре 1832 г. в столицу прибыли
из Гродно коллекции, секвестрованные у князя Евстафия Сапеги, они
были пущены с молотка или уничтожены. В 1834 г. были сожжены 37
ящиков с художественными сокровищами, доставленными в Петербург из
Варшавы. Исключение составил портрет Александра I, да и то потому
лишь, оговорено в рапорте, что его “предполагается стереть пемзою”.

         Среди всеобщего раболепия входили в обычай
кощунственные распродажи. Включенные в отборочную комиссию
профессора Бруни и Басин не перечили императору, который на
“смотринах” 31 августа 1853 г. оценил достоинства множества полотен,
“...и изволил собственноручно сделать каждой картине назначение.”
Впоследствии специалисты пришли к выводу, что это “назначение”
большей частью было пагубно. Но понимание пришло к ним слишком
поздно: тысяча двести девятнадпать картин, почти половина сокровищ
Эрмитажа, была продана на аукционах за гроши. В среднем по
четырнадцать рублей платили за произведения Рембрандта и Рубенса,
Тинторетто и Риберы, Ан.Каррачи и Гв.Рени, других выдающихся
мастеров...
          Характерный эпизод. На аукционе 1854 г. антиквар
Кауфман за тридцать рублей приобрел творение знаменитого Лукаса
Лейденского; оно было куплено Эрмитажем обратно при Александре II за
8 тысяч рублей.
           Наслаждаясь свободой от общепринятых нравственных
запретов, Николай I затевал даже переделку некоторых старинных
произведений по своему вкусу. Например, он распорядился послать 8
эрмитажных ландшафтов некоему г-ну Шварцу “для написания на
означенных картинах фигур по его усмотрению”.
           Занимались ли подобными делами при следующих
Романовых? В таких масштабах - нет. Но и при императоре Александре
II, отмечалось в упомянутой статье, как-то взяли и назначили к
уничтожению 47 портретов из собраний Эрмитажа. Так что в этом
отношении потомкам было с кого брать пример.

                                                     
        Русская эмигрантская интеллигенция видела первое десятилетие СССР не только в черном цвете, а некоторое оживление культуры при коммунистах считала обнадеживающим признаком. “В середине 1920-х годов, - писал в одном

из зарубежных очерков видный профессор-географ П.Савицкий, -
Ленинград являлся подлинным городом-музеем. Наряду со всемирно
известными коллекциями Эрмитажа, тогда еще не тронутыми распродажей,
и коллекциями Русского музея... в городе (помимо окрестностей)
имелось около десятка художественно-бытовых музеев.”

                                          

Б.Клейн


Tags: История России, Контрпропаганда, Факты
Subscribe
Buy for 80 tokens
Благодаря любезности коллеги snahki_narod_ru имеем возможность предложить вашему вниманию несколько публикаций о начале функционирования первого Луганского ВТУЗа
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment