yadocent (yadocent) wrote,
yadocent
yadocent

Categories:

Мемуары кинозвезды.

Как я уже неоднократно писал, деятели отечественной культуры таки запустили проект изготовления первого художественного фильма ЛНР «Ополченочка». Подозреваю, что для экономии средств на гонорарах, ими был также запущен «народный кастинг». Понеже я с детства имею склонность к авантюрным поступкам, то прошел оный и был признан годным для исполнения роли Профессора.))
И вот, после трех предварительных, последовал окончательный звонок с приглашением явиться на съемку во дворы в районе «Мужика с факелом» по форме «обычная дворовая одежда луганчанина лета 2014», т.е. шортики, маечка и проч. Кинщики сэкономили даже на костюмере – актерам предлагалось прибывать в своем, причем с запасным комплектом одежды на всякий случай (для режиссерского выбора и съемок в бомбоубежище).
Моды в ЛНР за 4 года особо не изменилась – я и сегодня так хожу. Так что единственное – с утра побрился, обул самые раздолбанные из своих босоножек и поскакал. Белый микроавтобус «Мерседес» во главе с помрежем (он же второй режиссер, он же сценарист фильма, он же бухгалтер Борис Т.) собрал по городу человек 5 массовки и скоро доставил в симпатичный дворик дома по улице Советской, 39. У одного из подъездов суетились многочисленные девочки-дизайнеры (гримеры, ассистенты и прочая) с тонкими сигаретками в пухлых губках, некоторые в фирменных майках с логотипом «Луга-фильм». Шла обычная киношная суета:
- Где письма?
- Помните, это не театр.
- Режиссер встречает гостей.
- Настя, есть поесть?
- Леночка, на грим.
- Костюмер вон там, к нему все вопросы.
- Снято уже 20% материала.
- Кто видел зеленый ящик? Рома, Дима?
- Начинаем петличить актеров.
- А мизансцена какая, звукари же не знаю, на какую сторону петличить?



На детской площадке игрались многочисленные детишки, приведенные родителями в массовку. По двору прогуливалась из конца в конец ласковая черная кошка. Сидели, скучали, делились воспоминаниями о том, кто как провел лето 2014. Время шло. Смеркалось (с)
Наконец прибыл режиссер – бородатый Алексей Сергеевич в тюбетейке, вежливо поздоровался со всеми, перекинулся парой слов с кинщиками и начал инструктировать парочку профессиональных актеров, привезенных из Театра Луспекаева. «Все должны быть припачкаными, давайте на грим», - донеслось до меня. Гримерша примитивно подожгла пробку и начала старательно пачкать мне руки и лоб. Я с тоской промолвил: «И зачем я вчера ванну принимал?» Детишки, наоборот, с энтузиазмом восприняли черные круги на всех частях тела и активно требовали добавки. Всех перефоткали «в гриме» и часов в шесть вечера первую порцию детишек отправили на подвал.

Тут меня вычислили как профессионального историка и режиссер вручил свой сценарий (уже весь исчерканный) для консультаций по сомнительным вопросам. Я решительно вычеркнул абзац с нелепой, но очень популярной байдой про «выдуманную в австро-германском генштабе» и предложил переформулировать тезис про «Украину, появившуюся только в 19 веке». Усталый бородач с хронически севшим голосом скреб голову ручкой и пытался выразить мысль как-то по другому, чтоб и правильно и не очень заумно. Позже актриса «Аня» слегка повозмущалась тем, что ей не дали правленый текст и она выучила другой порядок слов.
Однако параллельно выяснилось, что роль Профессора от меня ушла к другому. Благообразный старик типично интеллигентной внешности (проф.актер Евгений) поблескивал в толпе эпизодников очками с золотой оправой и потряхивал листами сценария с текстом. Режиссер произнес перед нами вдохновляющую речь о длительности киношного процесса, о том, что 2-минутная сцена будет сниматься 2 дня и что всем пора переодеваться и отправляться на подвал. Было жарко и я решил наплевать на предложение о смене формы одежды. Остался «в летнем». Гримеры начали очень долго гримировать двух «раненых». Нарисовали им на головах весьма реалистично выглядящие «дырки с кровавыми потеками». В животе начинало урчать – близилось время ужина, а обещание про кормежку, видимо, забыли.
Наконец в начале седьмого нас спустили в подвал. «Бомбоубежище» выглядело весьма похоже. В одном углу сосредоточилась кучка детишек, в другом стояли телевизор и стол, художественно заставленный консервными банками и ломаными булками. Меня усадили в центр, подверли с боков двумя женщинами и началось....
Режиссер Алексей произносил проникновенные речи о вживании в образ и переругивался с оператором Романом. Семь дублей я ел вилкой и пластмассовой баночки остывающие «макароны-по-флотски», кося глазами в телевизор, где вертелся ролик с знаменитым выступлением Порошенко про «они будут сидеть в подвалах». Проф.актриса слева старательно ковырялась вилочкой в банке сайры, но без аппетита, и саботировала процесс. А я – ничего так, тем более и время уже было позднее. Девица справа как мышка грызла яблочко и щипала «ромашку» с маком (каковых летом 2014 вообще то не было). РФ-ные «Роллтоны» в баночках по моему требованию таки убрали со стола, выдвинув на первый план пачку отечественной «Мивины». Снималась длительная панорамная сцена с проходом раненого и обзором людей в убежище. После каждого дубля оператор с режиссером убегали в соседнюю комнату на просмотр готового материала. Потом возвращались и режиссер начинал вносить творческие коррективы.
Потом в подвал напустили химического дыма (режиссер уверяд что он абсолютно безвреден и даже допущен Минздравом) и пошли крупные кадры дискуссии «Ани» с «Профессором»: вид слева, вид справа (по 5 дублей каждого). Уморившиеся детишки доели яблочки и уже не реагировали на зверский ор режиссера «Тишина на площадке» и громоподобный «Бам!», которым изображались звуки бомбежки. Дедуля «Сосед» все не мог правильно скосить голову в камеру, хотя реплики произносил достаточно четко. Когда камера сосредоточилась на телевизоре, оператор начал капризничать насчет бликующих на экране осветительных ламп. Очень долго мудохались с выстраиванием освещения, вызывали по рации «световика», дергали за провода, щелкали переключателями.... Я уже начал бояться короткого замыкания со всеми вытекающими, ибо сырость в подвале ощущалась все сильнее.
В десятом часу ночи реквизит «еда» со стола начали воровать уже сотрудники съемочной группы, несмотря на окрики режиссера. Макароны, вафли и «ромашка» кончились. Пробочные «помарки» уже практически сошли, меня припудривали перед дублями раз пять. Наконец сняли приход «Дурного вестника» с репликой «Генератор накрылся» (и одновременным выдергиванием из розетки двух основных ламп). После этого в 11 часов ночи нас отпустили по домам, обнадежив, что завтра будут взрывать. Доставка «мерседесом» была оперативной, так что лег спать в четверть двенадцатого, уставший до невозможности. Хорошо все-таки, что я не поступил в актерское.
...а укропы в соцсетях оказывается уже в истерике бьются от съемок. Мелочь, но приятно...
Кстати, надысь заглянул в наш музей. Скинул им в дар кое-какие бумажки из своего архива, а заодно полюбовался на распиаренный Музей новейшей истории ЛНР. Самое большое впечатление на меня проивела одна скромная бумага лета 2014 года. Вице-премьер правительства ЛНР Цыпкалов обращается с директору Музея Кулешову с просьбой «ввиду текущей ситуции» выдать представителям Армии Юго-Востока один экспонат – противотанковое ружье ПТРС образца 1944 года. И прямо над этим документом – искомая двухметровая железная бандура. Именно у этого эспоната я задержался, ибо сразу ощутимо повеяло ветерком четырнадцатого года, когда танки срывались с постаментов, чтобы идти в бой. 

...и была ночь и было утро – день вторый.
На следующий деньт уже при подъезде к месту съемок нас встречали: пожарная машина, машина ДПС, провода по всем углам, канистры, полицейские и камуфляжники. Возглавлял все это дело развеселый казак в кубанке – главный минер и каскадер Толя. Внутри двора уже стояла жервенная «мафынка» - побитый и когда-то белый «Жигуленок». Провода тянулись к подозрительным квадратикам, присыпанным то ли порохом, то ли землей.
Пришел паренек в футболке «Луга-фильм» и начал выпиливать ветки по указаниям режиссера – для расширения обзора. Потом пришли телевизионщики с «Л-24» и «НКН» и начали отбирать у режиссера интервью «со съемочной площадки» на фоне собираемой на чурбачках «детской железной дороги» для панорамной камеры. Веселый казак начал обучать молодого актера как правильно падать с перекувыркиванием от взрыва, чтобы вышли такие раны, которые ему нарисовали вчера (ну, как это обычно в кино, сегодня снимали эпизоды которые были раньше чем вчерашние). Телевизионщики тут же приблизились к нему с камерами, но Толя, очевидно испытывающий аллергию к ТВ, сильно посмурнел и категорически потребовал прекратить съемку. Тут же выдвинулась какая-то ассистентка, которая грудью заслонила процесс и самоотверженно предложила телевизионщикам взять интервью у нее.
Кстати, выяснилось, что сценарист Боря (он же и бухгалтер) живет в том самом подъезде, где вчера снимали бомбоубежище. Жители двора собирались кучками и старательно снимали все происходящее на телефоны.
Потянулось обычное ожидание, все сильнее заронявшее в душу сомнения по поводу того, что «сегодня закончим раньше – к 8 часам». А на меня обрушились звонки. Сначала один начальник соизволил, чтобы я немедленно нарисовал и предоставил рецензию на свою статью, причем уже завтра утром. Засим позвонила другая начальница и предложила провести в ближайшую субботу лекторий по истории Новороссии специально для главредов местных СМИ. Мои робкие возражения, что эту лекцию сначала надо как минимум придумать и написать, отметались с порога по типичной женской логике: «вы умный, вы всë это легко сможете сделать». Мой как бы отпуск плавно превращался в продолжение работы...

Наконец нас распределили по ролям и я в компании со Стариком и Профессором отправился на задний план к гаражам – изображать дворовую кухню образца лета-2014. Там нас ждал стол с кучей вскрытых пакетов с крупами, упаковки бумажных стаканчиков «но в кадре их быть не должно», дымящий самовар с чаем и очаг из кирпичей с казаном, в котором плавали какие-то зеленые листики (как оказалось – мята). Потом в казанок засыпали горох, всунули мне в руки шумовку и велели изображать что-то вроде кашеварения. Я начал ломать хворост и подкидывать потихоньку в очаг, а профессор закочегарился с самоваром. Боря принес мне реквизит в виде нерабочей радиолы.

Мучал он его долго, сапога у нас не было и самовар категорически отказывался загораться и закипать, только пускал дымки, впрочем, для кино это и было главное. Костер под казанком постоянно прогорал, а гороховая каша, в которую из-за выкипания пришлось дважды доливать воду, постепенно превращалась в пюре. Я пропах дымком костра насквозь (зато комары теперь кусать не будут))). Детишки с заднего плана (принадлежавшие одной из главных актрис) постоянно шалили. Подготовка все шла и шла. Смеркалось (с)
Наконец в центре двора началась какая-то движуха. Сняли сцену приезда водовозки и сбегания к ней граждан с канистрами и банками (мы не двинулись, ибо не было указаний) – 5 дублей, сцену телефонного разговора «на высоте» (вчерашняя блондинка и молодой актер забрались на металлическую конструкцию на детской площадке и «аллокали»  раз 5), затем еще один разговор, после которого «Аня» шла к нам. Я сымпровизировал и начал каждый раз предлагать ей продегустировать черпак с варевом. Киношники между тем выхлебали весь самовар с недоваренным чаем, а детишки – анахронистичный пакет с молоком (ростовского производства). 
Засим режиссер взялся за нас. «Мужчина с радио» получил было листок с текстом (который надо было тут же заучить и озвучить, ибо надвигался уже вечер, а машину до сих пор не взорвали), но тут влез старик Фокич (экс-врач и экс-главреж народного театра) и добился того, что слова отдали ему. Я решил «баба с возу» и не стал особо протестовать. Мне приклеили под одежду пластырем микрофон и быстро отсняли сцену, завершающуюся моими словами: «В небе звук какой-то». После этого, как я понял, по ходу сюжета и начиналась кинобомбежка. На первый план вышли пиротехники и каскадеры (Толя). Режиссер прорычал в матюгальник, чтобы все жители двора открыли окна и отошли от них, ибо «будут производиться пиротехнические эффекты». Никто, конечно, не отошел. Прямо напротив меня из-под занавески в окне 2 этажа упорно поблескивал снимающий экранчик. Мы 5 раз отрепетировали сцену начала налета с забеганием в гараж («смотрите не зацепите провод, а то...») и наконец услышали заветную команду: «Мотор!» Это уже была «режимная съемка», ибо становилось совсем темно. После забега раздался громовой Бабах (честное слово, настоящие мины в августе 2014 рвались гораздо тише). На часах было 20.30 и этот взрыв слышал наверное весь Центр. Поднялась куча дыма в глубине двора, взвыли сирены автомобилей и мы по команде режиссера толпой рванули в другой угол двора – с рельсами и кинокамерой.
Затем начали взрывать-поджигать машину, но она как-то плохо разгоралась, так что роль взрыва в конце концов исполнила кувалда в руках Толи, которой он весьма лихо вышиб все стекла и проломил крышу. Девочки из угла с камерой хихикали и снимали все на телефончики. Наконец пламя взметнулось вверх по-серьезному, выпустив в небо столб черного дыма (как над Центральным рынком 16 августа 2014). Ударили по барабанным перепонкам еще 3 громовых взрыва, заорал режиссер. Камеры снимали во-всю. Пиршество пиротехники продолжалось недолго. Засим во двор запустили пожарную машину, которая начала гасить мафынку. Толпа рванула поближе, но пожарники весьма грубо гаркнули на них: «Не подходить!» и все хлынули обратно.

Подошел «взорванный в машине», весь в кино-кровище, весьма похожий на восставшего из мертвых зомби. Зеваки начали активно с ним селфиться, а я шутя предложил ему брать за это деньги. Потом на него напали телевизионщики, а ко мне причалил корреспондент с ЛИЦа и отобрал мини-интервью.
Из подъездов потянулись на выгуливание собачники со своими обоссавшимися питомцами. День завершался...
Я честно заработал 800 р.

См. с 14.40.
Полный вариант репортажа


Tags: ЛУГАНСК, Личное, видео, кино, фотографии
Subscribe
Buy for 80 tokens
Жизнь и смерть Левы Задова https://varjag2007su.livejournal.com/6500538.html Дела Евсея Кагановича https://vikaganovich.livejournal.com/208795.html Про В.Бебыка https://v-n-zb.livejournal.com/8241106.html Еще про Далианта Максимуса https://otvet.mail.ru/question/188595418…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments