?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Отто Скорцени о том, почему немцы не взяли Москву

http://samlib.ru/img/s/sizow_w_n/smolensk/mos.11.jpg
Отто Скорцени наступал через Брест и Ельню, участвовал в окружении войск Юго-Западного фронта на Украине, любовался в бинокль на далекие купола Москвы. Но так в нее и не попал. И всю жизнь отставного оберштурмбанфюрера мучил вопрос: почему все-таки не взяли они Москву? Ведь хотели. И готовились. И собой были молодцы: с чувством глубокого удовлетворения описывает Скорцени, как совершал он 12-километровый марш-бросок с полной выкладкой и стрелял почти без промаха. А жизнь пришлось закончить в далекой Испании — в эмиграции, бегая от послевоенного немецкого правосудия, травившего его с немецким же педантизмом «денацификацией», как травит домохозяйка таракана. Обидно же!

Мемуары Скорцени в Украине не переводили никогда. В России — только с купюрами. В основном те эпизоды, где речь идет о спецоперациях. Русский вариант мемуаров начинается с момента, когда Скорцени после своих подмосковных приключений попадает в госпиталь. Но в оригинале ему предшествуют еще 150 страниц. О том, как на Москву шли и почему, по мнению автора, все-таки потерпели конфуз.




Одной из причин поражения немцев, как считает ветеран СС, был скрытый саботаж среди германского генералитета: «В святилище старой прусской системы — Генеральном штабе сухопутных войск — небольшая группа генералов все еще колебалась между традициями и нововведением, кое-кто с сожалением расставался с привилегиями… Таким людям, как Бек и его приемник Гальдер… тяжело было повиноваться человеку, которого некоторые называли «чешским капралом». Скорцени очень много отводит внимания заговору военных и считает, что в виде тайного противодействия фюреру он существовал задолго до 1944 года.

«На войне, — пишет Отто Скорцени, — существует еще один малоизвестный, но зачастую решающий аспект — тайный. Я говорю о событиях, происходящих вдали от полей сражений, но имеющих очень большое влияние на ход войны — они влекли за собой огромные потери техники, лишения и смерть сотен тысяч европейских солдат… Больше, чем какая-либо другая, Вторая мировая была войной интриг».

Скорцени прямо подозревает руководителя немецкой военной разведки адмирала Канариса в тайной работе на англичан. Именно Канарис убедил Гитлера летом 1940 года, что высадка в Британии невозможна: «7 июля он выслал Кейтелю секретный рапорт, в котором сообщал, что высаживающихся в Англии немцев ожидают 2 дивизии первой линии обороны и 19 дивизий резерва. Англичане на тот момент имели только одну готовую к бою единицу – 3-ю дивизию генерала Монтгомери. Генерал вспоминает об этом в своих мемуарах… С самого начала войны и в решающих моментах Канарис действовал как самый грозный противник Германии».

Если бы Гитлер тогда знал о дезинформации, которую подсовывает ему его же начальник разведки, Британия была бы разгромлена. А летом 1941 Гитлер вел бы войну не на два фронта, а только на один — Восточный. Согласитесь, шансы взять Москву в этом случае у него были бы значительно выше. «Я разговаривал с Канарисом три или четыре раза, — вспоминает Скорцени, — и он не произвел на меня впечатление человека тактичного или исключительно умного, как некоторые о нем пишут. Он никогда не говорил прямо, был хитрым и непонятным, а это не одно и то же». И как бы там ни было: «Абвер никогда не сообщал ОКВ ничего действительно важного и существенного».

Это одна из самых часто встречающихся жалоб великого диверсанта: «Мы не знали, что русские в войне с Финляндией использовали не лучших солдат и устаревшую технику. Мы не отдавали себе отчета в том, что их с трудом завоеванная победа над храброй финской армией была только блефом. Речь идет о сокрытии огромной силы, способной атаковать и обороняться, о которой Канарис, руководитель разведки Вермахта, должен был хоть что-то знать».

Как и всех, Скорцени поразили «великолепные Т-34». Немцам тоже приходилось бросаться на эти танки с бутылками, наполненными бензином. В фильмах такой эпизод характерен для изображения героизма советского солдата, вынужденного сражаться почти голыми руками. А ведь в реальности бывало и наоборот. Причем, регулярно: «Немецкие противотанковые орудия, легко поражавшие танки типа Т-26 и БТ, были бессильны против новых Т-34, которые внезапно появлялись из несжатой пшеницы и ржи. Тогда нашим солдатам приходилось атаковать их с помощью «коктейлей Молотова» — обыкновенных бутылок с бензином с зажженным запальным шнуром вместо пробки. Если бутылка попадала на стальную пластину, защищавшую двигатель, танк загорался… «Фауст-патроны» появились значительно позже, поэтому вначале кампании некоторые русские танки сдерживала огнем прямой наводкой только наша тяжелая артиллерия».

Иными словами, вся противотанковая артиллерия Рейха оказалась бесполезной против нового русского танка. Сдержать его можно было только тяжелыми пушками. Но не меньшее впечатление на мемуариста произвели саперные части Красной Армии и их оснащение — оно позволяло соорудить 60-метровый мост, делающий возможным переправу машин до 60 тонн весом! Такой техникой Вермахт не обладал.

Весь расчет немецкой наступательной доктрины базировался на высокой подвижности моторизованных частей. Но моторы требуют запчастей и постоянного обслуживания. А с этим в германской армии не было порядка. Мешала разнотипность автомобилей в одном подразделении. «В 1941 году, — на собственном опыте службы в дивизии «Райх» сетует Скорцени, — каждая немецкая автомобильная фирма продолжала производить различные модели своей марки так же, как и перед войной. Большое количество моделей не позволяло создать соответствующего запаса запчастей. В моторизованных дивизиях было, примерно, 2 тысячи транспортных средств иногда 50 различных типов и моделей, хотя достаточно было бы 10—18-ти. Кроме того, наш артполк располагал более 200 грузовиками, представленными 15 моделями. Под дождем, в грязи или на морозе даже самый лучший специалист не мог обеспечить качественный ремонт».

А вот и результат. Как раз под Москвой: «2 декабря мы продолжали двигаться вперед и смогли занять Николаев, расположенный в 15 км от Москвы — во время ясной солнечной погоды я видел в бинокль купола московских церквей. Наши батареи обстреливали предместья столицы, однако у нас уже не было орудийных тягачей».
(“Am 2. Dezember gingen wir weiter vor und erreichten Nikolajew, 18 km vor Moskau. Bei klarem Wetter konnte ich durch mein Fernglas die Türme Moskaus und des Kremls sehen. Unsere Batterien beschossen die Vororte und Straßenbahnen. Wir hatten aber fast keine Zugmaschinen mehr für unsere Haubitzen.”)
Если орудия еще есть, а тягачи «все вышли», значит, немецкую «супертехнику» пришлось оставить по дороге из-за поломок. А на руках тяжелые пушки не потащишь.

К Москве немецкая армия подошла абсолютно выдохшейся: «19 октября начались проливные дожди, и группа армий «Центр» на три дня завязла в грязи… Картина была ужасная: на сотни километров растянулась колонна техники, где в три ряда стояли тысячи машин, увязшие в грязи иногда по капот. Не хватало бензина и боеприпасов. Обеспечение, в среднем 200 тонн на дивизию, доставлялось по воздуху. Были потеряны три бесценные недели и огромное количество материальных средств… Ценой тяжелого труда и каторжных усилий нам удалось проложить 15 километров дороги из кругляка… Мы мечтали, чтобы побыстрее похолодало».

Но когда с 6 на 7 ноября ударили морозы, и дивизии, в которой служил Скорцени, доставили боеприпасы, топливо, немного продовольствия и сигарет, оказалось, что нет зимнего масла для двигателей и оружия — двигатели заводились проблематично. Вместо зимнего обмундирования в войска попадали комплекты песочного цвета, предназначенные для Африканского корпуса, и техника, окрашенная в такие же светлые тона. Между тем, морозы поднимались до 20 и даже 30 градусов. С искренним изумлением бравый эсэсовец описывает зимнюю экипировку советских солдат — полушубки и меховые сапоги: «Неприятный сюрприз — под Бородино нам впервые пришлось сражаться с сибиряками. Это рослые, превосходные солдаты, отлично вооруженные; они одеты в широкие меховые тулупы и шапки, на ногах — меховые сапоги». Только от пленных русских немцы узнали, что обувь зимой должна быть немного просторной, чтобы не мерзла нога: «Тщательно изучив снаряжение мужественных сибиряков, взятых в плен под Бородино, мы узнали, что, например, если нет валенок, то кожаные сапоги не надо подковывать и, главное, они должны быть свободными, не жать ступни. Это было известно всем лыжникам, но не нашим специалистам вещевой службы. Практически все мы носили меховые сапоги, снятые с убитых русских солдат».

Чуть ли не главной причиной поражения германской армии Скорцени считает великолепную русскую разведку. «Красная капелла» — шпионская сеть в Европе, чаще всего из убежденных антинацистов — позволяла советскому Генштабу иметь информацию о стратегических намерениях немцев. Вспоминает он и о суперагенте Рихарде Зорге, благодаря информации которого о том, что Япония не вступит в войну, под Москвой появились 40 дивизий, переброшенных с Дальнего Востока.

«Стратегия войны у Рейха была лучше, — считает Скорцени, — наши генералы обладали более сильным воображением. Однако, начиная с рядового солдата и до командира роты, русские были равны нам — мужественные, находчивые, одаренные маскировщики. Они ожесточенно сопротивлялись и всегда были готовы пожертвовать своей жизнью… Русские офицеры, от командира дивизии и ниже, были моложе и решительнее наших. С 9 октября по 5 декабря дивизия «Райх», 10-я танковая дивизия и другие части 16-го танкового корпуса потеряли 40 процентов штатного состава. Через шесть дней, когда наши позиции были атакованы вновь прибывшими сибирскими дивизиями, наши потери превысили 75 процентов».

Вот вам и ответ на вопрос, почему немцы не взяли Москву? Их просто выбили. Сам Скорцени больше не воевал на фронте. Как человек неглупый он понял, что шансы уцелеть в этой мясорубке минимальны, и воспользовался возможностью перейти на службу в диверсионное подразделение СС. Но на передовую его больше не тянуло — воровать диктаторов куда приятнее и безопаснее, чем сталкиваться лицом к лицу с сибиряками в валенках, воюющими при поддержке Т-34 и лучшей в мире разведки.


Автор этой статьи — известный украинский журналист, писатель и историк Олесь Бузина был убит в 2015 году в Киеве у подъезда своего дома украинскими нацистами.

Еще: о связях Скорцени и Бандеры https://yadocent.livejournal.com/934670.html

promo yadocent october 22, 05:37 1
Buy for 80 tokens
40 лет назад на первой странице «Пионерской правды» №22 от 16.03.1979 появился анонс «Пишем фантастическую повесть!» А на последней, самой интересной – вот такая затравка: первый выпуск повести-буриме «Звездолёт на Вяте». Это было мое первое знакомство с…

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
blinafik
Dec. 8th, 2018 03:58 am (UTC)
Простительная паранойя
>Одной из причин поражения немцев, как считает ветеран СС, был скрытый саботаж среди германского генералитета

Простительная паранойя, человек в течении жизни привыкший строить свои и разрушать чужие интриги, поневоле начинает видеть этот мир через привычную такому образу жизни паранойю.
yadocent
Dec. 8th, 2018 04:00 am (UTC)
Re: Простительная паранойя
Вообще-то генеральская фронда действительно была, заговор 20 июля не на пустом месте возник.
blinafik
Dec. 8th, 2018 06:07 am (UTC)
Re: Простительная паранойя
То что фронда в Вермахте была и я не спорю.
Известно письмо от Черчиля - фон Клейсту, в связи с готовившимся нацистами захватом Чехословакии. Черчиль стремился убедить генералов, что не надо свергать Гитлера, но необходимо направить нацистскую военную машину на Восток и дать там повоевать Гитлеру 3-4 года, это взаимно ослабит СССР и Германию, а затем уже вмешаются "великие державы"...
Но Скорцени об этом узнал значительно позже.
alex_bir
Dec. 10th, 2018 01:13 am (UTC)
Re: генеральская фронда
только не летом-осенью 41-го.
alex_bir
Dec. 10th, 2018 01:21 am (UTC)
вообще-то сомнительно, что сам Скорцени был именно на передовой, той осенью-зимой. Какие "меховые сапоги", какие "меховые тулупы"? Сапоги кирзовые или валенки. "Меховые сапоги" - только у лётчиков, и изредка в частном порядке у старших офицеров. Полушубки - у комсостава, в основном, и достаточно узкого круга солдат (тулупы для зимней караульной службы редкость были). Шинель - основной вид экипировки фронтовой, плюс телогрейка ватная.
С Дальнего Востока и из Забайкалья, до января 42-го - убыли 12 дивизий (2 ЗабВО, 10 ДВО), две из них - из резервистов и призывников, августа (413-я, из строительного корпуса) и сентября (415-я) формирования, и 2 - танковые (из расформированного в августе 30-го мехкорпуса и танкового полка 239 мсд, переформированной в стрелковую).
В сентябре убыли 2 дивизии, обе к Ленинграду:
32я прибыла на Волхов 11 сентября, переведена под Москву и прибыла 5 октября в Можайск, в 5 армию, вступила в бой 12 октября у Бородино, как раз против Райха и Скорцени.
114я отправлена на Вологду, 5 октября на Свири заняла оборону против финнов в 7 армии.
В октябре убыли 9 дивизий - 2 к Ленинграду, 6 к Москве и 2 к Туле:
65я и 92я под Тихвин (вступили в бой 12 ноября и 30 октября).
На Московское направление - 78я (в 16 армию), вступила в бой одним полком 1 ноября против Райха и Скорцени (2 полка были в резерве до декабрьского наступления), 82я вступила в бой 26 октября к западу от Москвы, у Кубинки (5 армия), 93я и 415я к юго-западу от Москвы (вступили в бой 24 октября и 13 ноября).
58я танковая, с лёгкими танками БT-2, Т-26 и бронеавтомобилями, прибыла в начале ноября в Клин, в резерв 16 армии, с сильной нехваткой зимнего обмундирования. Получила 10 Т-34 через неделю. Дралась с 16 ноября, наступая на Волоколамск, и обороняясь севернее у Дмитрова, потеряла за 10 дней практически всю бронетехнику и артиллерию, расформирована с 29 ноября.
112я танковая, с лёгкими танками Т-26, прибывала с 5 ноября в Подольск. 16 ноября перешла в наступление на Серпуховском направлении на запад, по сходящимся направлениям с 58-й тд по замыслу Ставки ВГК. Потеряла за три дня в лесах до 75% танков и большую часть состава мотострелковогно полка (до 80% потерь). Выведена из боя, придана группе Белова и перенаправлена к Туле, на Каширское направление, вступила в бой 30 ноября у Венёва. В декабре участвовала в боях за Калугу. К концу декабря имела 10 танков (5 Т-26 - из изначального состава).
Под Тулу прибыла до того 413я дивизия (вступила в бой 31 октября) и 239 я дивизия (резервисты Новосибирска и Красноярска влиты), вступила в бой 14 ноября.
Итого под Москву за октябрь-ноябрь прибыли в разное время 5 стрелковых и 1 танковая дивизии с Дальнего Востока. Ещё 2 - к Туле.
Взамен отправленных дивизий в ЗабВО на январь 1942го сформированы 4 стрелковых, в ДВО - 7 стрелковых дивизий и 4 танковых бригады. То есть группировка на Дальнем Востоке к зиме 1942-го - не уменьшилась, а возросла на две дивизии, сравнительно с июнем/июлем 41го (на две дивизии, к декабрю, усилена Сахалинская группа).
На 1 октября 41 года в составе оборонявших Московское направление фронтов - Западного, Брянского и Резервного - состояло около 90 стрелковых и кавалерийских дивизий. На 1 ноября - около 60, на 1 декабря - около 80. То есть на данном направлении дивизий с Дальнего Востока было примерно от менее 15 до 10%, каждая 7я-10я в общем.

Edited at 2019-04-19 02:43 pm (UTC)
( 5 comments — Leave a comment )

Profile

1993
yadocent
yadocent

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow