yadocent (yadocent) wrote,
yadocent
yadocent

Category:

Из архива-3

Алексеев (Кум)
Так началась оборона Луганска
Очень много пришлось нам пережить в первые дни революции, а также и во все остальное время, вплоть до тех пор, пока не укрепилась советская власть и партия не получила возможность работать более спокойно.
Первые дни Революции партии большевиков приходилось переживать очень трудные минуты, во-первых потому, что нас было еще мало и потому, что кругом было засилье меньшевиков и эсеров.
В Луганске, как и везде в то время, был совет в большинстве меньшевистский да и к тому петлюровщина не давала покоя. Много трудов стоило сдерживать Донских казаков, которые очень недружелюбно относились к Советской власти. Кроме того нам приходилось исполнять и другие работы. В первые дни организации советов архив жандармской охранки был перевезен на квартиру бывшего в то время председателя Совета Рабочих и Солдатских Депутатов известного по Луганску меньшевика Римского-Ларина, оказавшегося в последствии провокатором и перевезшего к себе архив для изʼятия дела, могущего осветить его прошлое.



Лично я и Ляпин Зиновий на завтра же забрали у него архив, но было уже поздно: все что касалось Ларина, было изʼято. Все-же, благодаря своевременной перевозке нами архива, удалось выяснить остальных правокаторов. Но главное внимание пришлось обращать на организацию Красной Гвардии, в этой работе очень много проявил энергии и самопожертвования тов. Пархоменко (теперь убитый). Можно отметить очень важный момент, когда на станцию Луганск прибыл вагон оружия, а в то время в Луганске была Петлюровская организация, возглавляемая завзятым петлюровцем Малашко, имевшим в своем распоряжении 25-й Бахмутский полк со старым романовским офицерским составом, которые не хотели отдавать этого вагона рабочим и открыли стрельбу. Вот тут проявил себя пархоменко. Благодаря его энергии и неустрашимости рабочих, пришедших выручить оружие, под сильным обстрелом удалось вытащить на руках вагон и пригнать в завод «ОКЛ» и когда эти винтовки были розданы рабочим, мы начали чувствовать себя тверже.
Почти в то же время вспыхнула корниловщина и нам пришлось принимать участие в подавлении ее. Для этого был послан отряд на ст. Глубокую, где после жаркого боя удалось подавить восстание, но с большими для нас потерями. Оттуда привезли 11 человек убитыми.
Первый отряд.
После заключения Брестского мира казалось бы немцы не должны были продолжать военных действий, на самом-же деле они при поддержке украинской буржуазии, начали наступать на Украину. Тут опять пришлось принимать меры к обороне. Первый отряд был организован тов. Ворошиловым. В него вступали только добровольцы. Несмотря на то, что отряд был собран из товарищей плохо знающих военное дело, он все же, при умелом командовании Ворошилова и при самоотверженности бывших в его распоряжении луганчан, с успехом задерживал наступление немцев, давая возможность нам на местах болееспокойно готовиться к отступлению. А отступать нужно было, т.к. маленькая горсть ворошиловских героев не могла удержать хорошо вооруженных, дисциплинированных и многочисленных немецких войск.
Как теперь помню собрание,на котором постановили оставить Луганск. Накануне отступления тов. Истомин весь день производил выплату жалования остававшимся служащим и учителям, а Ляпин выплачивал остававшимся рабочим, чтобы не было плохого мнения о большевиках. Тов. Николаенко было поручено организовать состав для посадки желающих отступать рабочих. Мне было поручено организовать снабжение, не менее как на 3.000 человек, и когда все было готово и товарищи были размещены по вагонам, ровно в 5 часов утра поезд тронулся и каждый был с тяжелым чувством на душе, но с твердым убеждением, что начатое дело пролетариата будетдоведено до конца, и Луганск будет только Красным.
В тюрьме.
В 1918 году, в начале июня, во время пребываниянемцев на Украине, я был арестован и препровожден в луганскую тюрьму, где просидел более 8-ми месяцев, т.е. до прихода большевиков. В 1919 году в ночь под 8-е января по старому стилю около 10-ти часов вечера пришла в тюрьму группа белых офицеров, взяла первую партию в 16 человек, вывела из тюрьмы и зарубила около малой Вергунки. И только быстрое наступление большевиков помешало израсходовать оставшихся в тюрьме.

КРАСНАЯ ГВАРДИЯ В БОЯХ.
Закончив борьбу с местной шовинистической радой, возглавляемой группою офицерства, Луганский пролетарита столкнулся лицом к лицу с Калединскими офицерскими бандами.
Золотопогонные банды под командой полковника Чернецова, сгруппировавшись в станице Каменской, начали производить налеты на рабочие поселки и организации, жестоко расправляясь со сторонниками и представителями советской власти.
В ночь на 26 декабря 1917 г. банда офицеров под командой полковника Чернецова, под видом пассажирского поезда, сделала налет на ст. Дебальцево, где учинила жестокую расправу, взорвала железнодорожный путь по направлению к Луганску, чтобы не допустить возможной поддержки со стороны Луганских рабочих. В результате этого налета оказалось расстрелянными несколько членов ж.д. Ревкома. Подобные налеты часто производились и на другие места. До поры до времени это удавалось безнаказанно и золотопогонники льстя себе удачами, начали подготовлять налет на Луганск.
Условия для проведения в жизнь подобного плана – были самые благоприятные. Казачество прилегающих к Луганску станиц, было настроено контр-революционно, что обʼяснялось тем, что в станицах в то время оставались только старики, молодежь вся была в фронтовых частях.
В станицах не было не только советской власти, но и признаков ее, царская атаманщина процветала.
Учитывая все это, штаб Луганской Красной Гвардии (она состояла из рабочих местных заводов) выставил (НРЗБ) отряд красногвардейцев у железно-дорожного моста через реку Донец, отряд состоял исключительно из рабочих и крестьян села Вергунки. Казачество сделало то же самое на своей границе. Таким образом, все поезда идущие как с нашей, так и с казацкой стороны, подвергались двухкратному тщательному осмотру с обоих сторон.
Все меры, принимаемые советом для убеждения казачества о необходимости союза казачества с рабочими, оканчивались ничем и казачество бряцало оружием. Конец этому был положен в начале 1918 года, прибывшими двумя-тремя сотнями фронтового революционного казачества под руководством Подтелкова, они разогнали власть и вместо нее ввели власть советов, немедленно связались с Луганским Советом и заявили, что они стоят на страже Октябрьских завоеваний и хотят действовать рука об руку с рабочими, ставя своей боевой задачей – очищение Донщины от золотопогонников и контр-революционных банд. В победе своей они были уверены, почему и заявили, что они управятся своими силами и пока им поддержки со стороны рабочих не нужно, но, в случае, если таковая потребуется – просили не отказать в ней.
Начав постепенное продвижение вперед, отряд тов. Подтелкова обнаружил что позади неблагополучно; их предают и прерывают связь с революционными центрами, по этому они попросили штаб Красной Гвардии, занимать все железнодорожные станции, по мере продвижения революционного казачества и установить на них советский полит-контроль, что и было сделано путем посылки нескольких десятков красногвардейцев, которые заняли все станции – до ст. Глубокой включительно.
Отряд Подтелкова со ст. Глубокой обходным путем в конном строю, двинулся на ст. Каменскую, где засели кадетские отряды под командой полковника Чернецова, станция же Глубокая была занята отрядом красногвардейцев, численностью до 100 человек, который состоял из рабочих заводов Гартмана и ОКЛ.
Вслед за прибытием красногвардейцев на станцию Глубокую, прибыла команда артиллерийского дивизиона, численностью до 100 человек. Там же находилась батарея. На другой день на ст. Глубокую приехал командующий Воронежской группой тов. Петров, который выяснил положение, собрал всех командиров и дал распоряжение немедленно приготовиться к наступлению – это было часа в 2-3 дня, через 10 минут мы двинулись по направлению к ст. Каменская. Проехав 7-8 верст в эшелонах мы остановились, и получили донесение от разведки о том, что сильный офицерский отряд при нескольких орудиях, еще с утра двинулся с большим обозом со станицы Каменской в тыл для нападения на ст. Глубокую. Наши отряды возвратились обратно, остановившись в версте от станции, выгрузились и, рассыпавшись цепью, начали быстро продвигаться вперед, имея целью прикрыть ст. Глубокую. Но едва мы успели захватить цепью только часть левого фланга, как были обстреляны пулеметным и ружейным огнем противника, который укрепился в балке, заняв довольно выгодную позицию. Мы же находились в чистом поле. Начался сильный бой и ожесточенная артиллерийская канонада, как со стороны противника, так и со стороны нашей. Снаряды с треском рвались по всей станции. Наша батарея с первых же выстрелов – сбила одно орудие у белогвардейцев, но зато потеряла одного из лучших наводчиков из числа революционного казачества.
Воспользовавшись тем, что мы во время не успели прикрыть цепью всей станции – группа офицеров, человек в 25, с пулеметом незаметно пробралась на станцию, заняла депо и оттуда начала обстреливать нашу цепь с тыла. Таким образом наша цепь попала под перекрестный огонь, но не растерялась – заняла удобную позицию и продолжала бой. Бой продолжался в течении нескольких часов и прекратился поздним вечером.
С наступлением сумерок – группа офицеров, засевшая в депо, бросилась на станцию-вокзал, по пути расстреляла несколько солдат из команды дивизиона, пыталась расстрелять трех красногвардейцев двум из них удалось укрыться между вагонами, но один тов. Кишкин был убит. Продвигаясь дальше к вокзалу, банда встретила пулеметный огонь и быстро разбежалась.
Во время боя штаб белогвардейского отряда был расположен в нашем тылу по линии железной дороги, в будке стрелочника, откуда и руководил боем.
По окончании боя, поздно вечером, противник отступил назад, мы отступили к станции. Революционное казачество под командой Подтелкова – находилось далеко от станции, благодаря чему, не могло принять участия в бою, а прибыло по окончании его. На ночь были приняты все предупредительные меры и выставлены заставы.
На рассвете белогвардейцы открыли сильный артиллерийский огонь по станции, с целью подготовки аттаки. Наша батарея отвечала, отряд же казаков под командой Подтелкина быстро двинулся в конном строю на противника, в течение нескольких часов, аттаковал его со всех сторон и уничтожил во главе с полковником Чернецовым, мы же тем временем подобрали на поле сражения, трупы убитых и раненых.
Человека 2-3 пропали без вести, потом мы узнали, что они были захвачены белогвардейцами и отправлены в станицу Каменскую, где их, очевидно, расстреляли. В числе 20 убитых оказались 13 Красногвардейцев Луганского отряда. Большая потеря обʼясняется как невыгодным положением в которое попал наш отряд, так и героизмом наших товарищей, которые сошлись в бою почти вплотную с неприятельской цепью.
Так Луганская Красная Гвардия приняла первое боевое крещение и вышла из него с честью.
Афонин
// Луганская правда 15 апреля 1925.

Tags: 1917, История Донбасса, Первая гражданская, архивное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo yadocent january 28, 05:22 1
Buy for 90 tokens
32 года назад
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment