yadocent (yadocent) wrote,
yadocent
yadocent

Categories:

Вспоминая Русскую Весну

Справка ИА «Новороссия»: Юлий Федоровский – специалист по истории Донбасса и Юго-Западной Руси, политолог, блогер, кандидат исторических наук, доцент Луганского Национального университета имени Владимира Даля, участник экспертной инициативы «Юг России».

ИА «Новороссия»: Юлий Рудольфович, Вы были активным участником Русской весны в Луганске. Поменялась ли оценка тех событий спустя пять лет?

Юлий Федоровский: Нет, не поменялась. 20-22 февраля 2014 в Киеве произошел настоящий государственный переворот, произведенный силами ультраправых элементов, националистических боевиков «Второго майдана», финансируемых с Запада и объединенных под названием «Правый сектор». В результате этого к власти прорвалось трио правых популистов в лице известных персон, поделивших между собой посты «президента», «премьера» и «главы верхрады». В ответ на это на Юго-Востоке страны поднялось мощное народное движение «Русская Весна» из людей, несогласных с происходящим беспределом. Что и привело в итоге к фактической гражданской войне, расколу страны «Украина» и провозглашению Народных Республик Новороссии.




ИА «Новороссия»: Что наиболее запомнилось из событий пятилетней давности?

Ю.Ф.: Наверное, неповторимая атмосфера всенародного подъема. Действительно, сразу как-то стало легче дышать. Я будто сбросил с плеч 20 лет и почувствовал снова себя молодым и энергичным, активистом Интердвижения конца прошлого века, который умудрялся одновременно учиться в университете, писать статьи, участвовать в митингах и вести прочую организационную работу. И я снова начал ходить на митинги, скандировать: «Донбасс, вставай!» Потому что духовный подъем окружающих был настолько мощен и ощутим, я чувствовал себя окруженным со всех сторон единомышленниками. Русская идея, сникшая, забытая и затертая повседневностью, внезапно оказалась жива. И снова поднимала людей в бой.

ИА «Новороссия»: Почему, по-вашему, восстание в Луганске и Донецке в отличие от других городов Новороссии, не удалось подавить даже с использованием регулярных войск?

Ю.Ф.: Сложно сказать однозначно. Наверное, все-таки дело в существовании лидеров. Не оказалось в интеллигентско-университетском Харькове решительного мужика. Я ведь тогда, весной 2014-го, ездил туда на такие «посиделки» с участием представителей областей Юго-Востока. Обменивались мнениями, и видно было, что «настоящих буйных мало». Даже самый решительный из харьковчан – Антон Гурьянов в самый день провозглашения Харьковской Народной Республики все еще оговаривался про законы и конституцию Украины, старался обтекаемо формулировать призывы. И потом он, кажется, остался чуть ли не единственным спасшимся, ибо успел уехать в ДНР. А вот почтенного и умеренного профессора, организатора этих собраний, укронацисты бросили в тюрьму, подвергли пыткам. Он с трудом выжил, пошел на последний обмен и до сих пор лечится в Москве.

А вот в Луганске и Донецке нашлись Болотов и Губарев. И какие бы измышления про них сейчас не озвучивали, я убежден – именно их решительная позиция, такая хорошая русская безбашенность переломила ситуацию. Бывший десантник Болотов ушел из-под ареста СБУ и потом наплевал на осторожность, снял маску и призвал к всеобщему восстанию. Русский активист Губарев наплевал на расчетливость бизнесмена, вспомнил свою университетскую молодость (я его прекрасно понимаю – сам окончил тот же истфак Донецкого университета, мы с Павлом даже пересекались когда-то) и прорвался к трибуне официозного митинга, призвав набитую битком площадь к восстанию. И этой спички хватило, чтобы всë вспыхнуло. И этот духовный подъем – он ведь был настолько реален, что люди действительно шли с голыми руками на бронетехнику ВСУ и побеждали. Доставали из шахт оружие времен Великой Отечественной, оживляли танки-памятники – и шли в бой. И победили. Ибо Русский дух взыграл.

ИА «Новороссия»: Среди обывателей существует мнение, что восстание народа Донбасса было «ненужным». Мол, можно было спокойно «договориться» с хунтой и жить мирно с целыми домами, без блокады, без тысяч жертв. И даже на кухнях можно было бы разговаривать на русском языке. Насколько распространены такие настроения сегодня в Донбассе и что следует отвечать на подобные аргументы?

Ю.Ф.: Не знаю. Среди моего окружения я подобных высказываний не встречал. Хотя, конечно, настроения разочарования сейчас сильны и все время ширятся. Наверное, можно было для кого-то засунуть свое мнение… известно куда, согласиться разговаривать по-русски только дома на кухне и с женой под одеялом. И продолжать догнивать в украинском болоте. Хотя я даже в самые мрачные времена ющенковщины от своих убеждений не отказывался. И лекции читал на русском, и про бандеровские преступления студентам рассказывал. Мою академическую независимость ограничить было невозможно. Во всяком случае, тогда. Но сейчас – все, поезд ушел. После Одессы 2 мая мы перешли эту грань «договороспособности». Ибо стало понятно, что к власти прорвались не просто майданные уроды, которые запретят русский язык – пришли фашисты, которые за русский язык просто убивают, сжигают живьем. А поскольку никому не понравится, что его убивают – пошла мощная ответка. Вот только тогда майданные налетчики и поняли. Когда их «поезда дружбы» получили сдачи по полной в Донецке и Луганске. А после начала войны… И тем более сегодня. Вернуться в «симпатишно-кукольную» довоенную Украину (которую так талантливо изобразил Зеленский в «Слуге народа») уже невозможно. Ее нет. Она была убита в Одессе и добита в Луганске.

ИА «Новороссия»: История борьбы Донбасса за свой русский статус началась задолго до Русской весны. С развалом Советского Союза пошла очередная волна украинизации региона. Сопротивление этому процессу началось практически сразу. В этом году исполняется 25 лет мартовскому референдуму 1994 года, на котором абсолютное большинство жителей Донецкой и Луганской областей высказались за официальный статус русского языка, федеративное устройство Украины и в поддержку союза с Россией. Расскажите подробнее о тех событиях.

Ю.Ф.: Да, в принципе, что рассказывать. Тогда, в начале 1990-х годов, сразу после развала СССР настроения про-союзные были очень сильны. Активно действовало Интердвижение Донбасса, да и элиты местные, прижимаемые киевлянами, были настроены весьма решительно для защиты своих интересов. К тому же, напомню, летом 1993 шахтерские стачки встряхнули всю страну и приобрели такой размах, что пан президент Кравчук быстро согласился и на досрочные перевыборы, и на первое в истории введение в киевскую власть дончанина – угольный директор Ефим Звягильский стал и.о. премьер-министра. За ним позже Азаров подтянулся. Идеи двуязычия были так популярны, что первое соответствующее решение было принято, кажется, еще даже до выхода Украины из состава СССР – в ноябре 1991 в Мариуполе. А в Донецке, помню, в 1992-93 годах, когда жовто-блакитные укрогосфлаги вывешивались на 1 день в году – 24 августа – их по ночам сдирали и рвали и в урну выбрасывали. Это реальные факты! Под мощным давлением народа областные советы Донецка и Луганска и приняли тогда решение – при совмещенных выборах президента и парламента 27 марта 1994 провести также региональные референдумы по ключевым вопросам: местное и государственное двуязычие, подписание Украиной Устава СНГ и др. Вопросы в двух областях были идентичные. Потом, правда, под давлением власти и судов немного пообмяли. В Луганске решением суда 4 вопрос (про федеративно-земельное устройство) был исключен из бюллетеня. И в официальных СМИ стали это называть не референдумом, а «совещательным опросом».

И тем не менее референдум прошел. В Луганской области приняли участие 74,7%. В Донецкой области72 %. Результаты были такие: на вопрос «Согласны ли вы с тем, чтобы Конституция Украины закрепила функционирование русского языка в качестве государственного языка Украины наряду с украинским языком?» ответили «ДА» в Луганской области 90,38%, в Донецкой 87,16%. «Согласны ли вы с тем, чтобы на территории области языком работы, делопроизводства и документации, а также образования и науки был русский язык наряду с украинским языком?» В Луганской 90,91%, в Донецкой 87,9%. «Вы за подписание Устава СНГ, полноправное участие Украины в Экономическом Союзе, в Межпарламентской Ассамблее стран СНГ?» Соответственно 90,74% и 88,72%. Ну и на Донецкий вопрос «Согласны ли Вы с тем, чтобы Конституция Украины закрепила федеративно-земельное устройство Украины?» проголосовали ДА 79,69%. Нацисты бились в истерике, в Донецке начался даже суд против облсовета, но так и утонул в юридическом крючкотворстве. И, кстати, когда говорят, что никаких последствий у референдума не было – это не так. Ровно через 7 месяцев, сославшись на эти результаты, Луганский областной совет – первый на Украине принял решение о русско-украинском двуязычии на областном уровне. Донецк дозрел до аналогичного только в 1997. Подтянулись и другие горсоветы. И пошла вторая волна таких решений…

А ровно через 20 лет на митингах Русской весны вдруг вспомнили об этом «забытом референдуме». И появился новый лозунг: «Проведем Народный референдум за федерализацию области!»

ИА «Новороссия»: Почему все президенты Украины, включая Януковича, не только оставались глухими к требованиям русских жителей Украины, но и всячески продолжали дискриминационную политику по отношению к ним. Это ведь по большому счету и привело к восстанию Юго-Востока?

Ю.Ф.: Потому, что все президенты Украины, включая Януковича, — беспринципные и продажные политиканы. И выдвигали типа прорусские лозунги исключительно для привлечения электората. А придя к власти, сразу забывали о своих обещаниях. А когда им напоминали – зверели и начинали хамить. Напомню, в январе 1995 года группа депутатов Верховной рады по инициативе наших сторонников из партии Гражданский конгресс (потом называлась Славянской партией) направили Кучме запрос насчет его предвыборного обещания про русский язык и лозунга «С Россией меньше стен – больше мостов). Результат – летом того же года началась ожесточенная драка между руководством ВРУ и президентом Кучмой с угрозами роспуска парламента и взаимно – импичмента. И запрос тихо утонул. А потом началась конституционная ночь и прочее…

Придя к власти, все президенты начинали хапать, и за право делать это беспрепятственно, уступали гуманитарную сферу нацистам. И шла-брела ползучая украинизация все 25 лет. Социалистические (!) министры образования присылали поздравления, когда в Донецке переводили на украинский язык очередную школу. Канадские диаспоряне присылали сувенирные тарелки и флаги в подарок. И послы РФ все это время…. Молчу.

ИА «Новороссия»: Часть украинских политиков предлагает отмотать время назад, вернуться в состав Украины и жить на птичьих правах «особого региона». Другая часть просто желает нас уничтожить. Есть ли перспективы у идеи возвращения Донбасса в состав Украины в любом виде?

Ю.Ф.: Как я уже сказал, возвращение Донбасса в эту Украину невозможно. Как можно уговорить жить вместе, ходить по одним улицам, ездить в одном автобусе карателя «АТО» и ополченца ЛДНР? К тому же киевские власти, несмотря на все словесные заклинания, и сами не стремятся вернуть себе Донбасс. Ибо это значит для них получить на шею несколько миллионов тихо ненавидящего тебя населения и необходимость вкладывать бешеные деньги в реставрацию всего порушенного. Оно им надо? Проще разворовать западную помощь и продолжать надувать щеки про «виковичну боротьбу з москальским агрессором». Ни один из украинских политиков не предложил никакой реальной программы возвращения Донбасса. Они на это неспособны. Ибо весь «плюрализм мнений» в современной нацистской Украине – это различные оттенки коричневого. Дискуссии о том, что делать с дончанами: повесить или утопить. Или все-таки милостиво сжалиться и загнать в лагеря, лишив всех прав. До тех пор, пока Украина не выздоровеет от этого нацистского бреда, никакого возвращения быть не может.

ИА «Новороссия»: Как Вы видите перспективы самой Украины. Обратимы ли процессы государственной русофобии и нацификации молодежи?

Ю.Ф.: К сожалению, это малореально. Для этого нужна сильная воля, целеустремленность и конструктивные идеи. Ни в одном из современных политиков я такового не наблюдаю. А значит перспективы самые мрачные: Украина будет догнивать в своем нацистском болоте, оставаясь объектом, а не субъектом политики до тех пор, пока не изменится геополитическая конфигурация и какой-нибудь из мировых держав не понадобится решить наконец эту проблему. Ну, например, как с Польшей в конце XVIII века.

ИА «Новороссия»: Русская весна стала началом собирания русских земель. На первом этапе вернулся Крым, Донбасс застрял на полпути. Стоит ли ожидать продолжения процесса воссоединения? И каким образом может быть восстановлено единое государство в будущем?

Ю.Ф.: Я сильно на это надеюсь. Но для этого, опять же, нужен сильный лидер. Может быть, сейчас он ходит в 10 класс средней школы под Воронежем. Или заканчивает университет в Томске. А может быть уже работает мэром в городе Электросталь. Лет через 30 все узнаем.
https://novorosinform.org/764379



Tags: Русская Весна, экспертное мнение
Subscribe
Buy for 80 tokens
виа
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments