?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вступление. Радикальные геополитические изменения, произошедшие в 2014 году на территории Украины, вновь сделали актуальными события почти вековой давности, когда на территории Донбасса впервые была организована самостоятельная государственная единица – Донецко-Криворожская Республика. Как следствие, мы наблюдаем новый всплеск публикаций, посвященных этой теме. Причем ввиду наличия острого международного конфликта проблема приобрела крайне политизированный характер, что не могло не наложить отпечаток на все упомянутые материалы.
Автор, занимающийся изучением истории ДКР еще с конца прошлого века, в 2011 году уже публиковал статью «Историография Донецко-Криворожской Республики» [1], в которой был дан обзор 74 наименований литературы. Однако с тех пор прошло уже 7 лет, многие обстоятельства изменились, появились новые уточняющие материалы, вышли новые работы, требующие соответствующего анализа. Поэтому автором предпринята новая попытка обзорного анализа литературы, посвященной изучению ДКР. Целью является освещение современного состояния историографии ДКР, книг и статей, вышедших за истекшее время на территориях Украины и Донбасса. Данную статью можно рассматривать как непосредственное продолжение публикации 2011 года.
Изложение основного материала. В последних ее строках упоминалась большая статья В.Корнилова, «на основе которой, как нам известно, готовится целая книга». Поэтому, к сожалению, статья устарела, едва выйдя из печати. Ибо буквально через месяц в Харькове была издана ныне широко известная книга Владимира Корнилова «Донецко-Криворожская республика. Расстрелянная мечта» [2], ставшая самым фундаментальным и до сего дня изданием по теме. Внушительный 600-страничный том поражал масштабностью своего охвата. Подробнейшее изложение всей революционной кухни Харькова давало живую картину событий и показывало весьма серьезное изучение автором местных архивов, а также глубокую проработку трудов С.Кихтева, В.Астаховой, Т.Фридгута, В.Ревегука, О.Поплавского и др., в частности, при освещении вопроса не только военно-политической, но и хозяйственно-экономической деятельности правительства ДКР.



Однако был заметен и определенный антибольшевистский оттенок настроений автора (муссирование темы «партийных авантюристов» типа Войцеховского и Залмаева, «полной политической импотенции Цикуки» и пр.). Вряд ли правомерно вслед за «некоторыми историками» вести отсчет «красного террора» с Ленинского декрета 21.02.1918 «Социалистическое отечество в опасности!» (с.282). Общепринято, что старт данной кампании был дан только после покушения на Ленина 30.08.1918 декретом за подписью Г.Петровского и Д.Курского. Состав 2 областного съезда ДонКривбассейна 6-12.10.1917 Корнилов дает с ошибками (с.59), исправленными еще Гамрецким в 1977 году [3]. Весьма любопытны (хотя иногда поверхностны) биографические справки на участников исторических событий, однако вряд ли стоило принимать в качестве серьезного источника статьи Зинухова и Зуба из современных харьковских газет, где муссируются «красный террор» и старые мифы про «масоно-большевиков», в ряды которых зачислена чуть ли не вся ВЧК целиком. Использование подобных публикаций (в их ряду и книга В.Савченко) приводит и к более серьезным ошибкам, как, например, занижение численности австро-немецких войск, вторгшихся на Украину весной 1918 г. 33 дивизии и 230 тыс. чел. (с.337 со ссылкой на одесского махноведа Савченко) никак не совмещаются, например, с данными О.Субтельного, указывающего 450 тысяч. В книге В.Владимировой «Год службы "социалистов" капиталистам. Очерки по истории контр-революции в 1918 году» (1927) дается около 300 тыс. интервентов. Эта же цифра повторена в сборнике «Революция на Украине по мемуарам белых» (1930). Серьезной ошибкой является приписывание авторства известной «контурной» карты ДКР Дмитрию Корнилову. На самом деле она была создана автором этих строк в 1997 году и помещена в приложении к диссертации (2000 г.).
Следует уточнить еще один момент по событиям в Алчевске. Как верно заметил В.Корнилов, первоначально город являлся «опорным пунктом меньшевиков» (с.73). Документы Луганского архива подтверждают, «что в местечке Алчевске в то время была одна из сильных организаций меньшевиков в Луганском округе». Однако описанный на с.318 инцидент, когда большевистский отряд с проезжего бронепоезда при попытке ареста лидера меньшевиков Польшинского [правильно: Пальчинский] был осажден «толпой металлургов в 500 человек», отбивших арестованного, не вполне соответствует действительности. Видимо, автор проявил чрезмерную доверчивость к публикации харьковской меньшевистской газеты «Наш юг». Из архивных данных предстает другая картина: революционные «братишки»-балтийцы с бронепоезда «помогли местным большевикам разогнать меньшевистскую управу и установить на территории всего района Советскую власть» [4].
Один из лучших моментов книги – анализ событий 2 съезда Советов Украины (Екатеринославского). Автор на базе анализа документов убедительно развенчал миф о «ликвидации ДКР» и «вхождении в состав Украины», демонстрируя полное отсутствие документов, подтверждающих сей факт. Также им был выдвинут тезис, выводящий предпосылки создания ДКР еще к деятельности Совета Съездов горнопромышленников Юга России конца ХІХ века.
В общем и целом труд В.Корнилова, несмотря на ошибки, безусловно, заслуживает самой высокой оценки. Такого основательного анализа история ДКР еще не знала. Книга Корнилова стала действительно настоящим прорывом, новым этапом в историографии проблемы. Не случайно, что после актуализации проблемы в ходе событий 2014 года и провозглашения Народных Республик Донбасса она была срочно переиздана в России ради ознакомления широких читающих масс с проблематикой.
В 2011 году В.Корнилов объехал с презентацией книги ряд городов Украины (29 сентября – Киев, 13 октябряОдесса, 15 декабря – Донецк, 16 декабряЛуганск), вызвав значительный общественный резонанс [5]. Легко было заметить, что тональность откликов была достаточно жестко детерминирована географическим расположением автора: жители Донбасса преимущественно положительно оценивали книгу, представители территорий Украины – главным образом отрицательно. То есть уже в то время проявлялись симптомы идейного раскола общества.
За газетными отзывами не замедлили появиться и научные. Первым выступил вышеупомянутый О.Поплавский (Днепропетровск), видимо, выдвинутый на роль главного украинского специалиста по ДКР. В 2012 году он опубликовал сразу в двух изданиях свою статью «Тема Донецько-Криворізької республіки як основа політичної концепції сучасних ідеологів федералізації України» [6], в которой подверг книгу Корнилова погромной критике. К сожалению, полемический запал, применение откровенно политизированных штампов и навешивание обвинительных ярлыков (например: «декілька псевдонезалежних республік на чолі з маріонетковими урядами», «лихоманкові ініціативи сєверодонецьких форумів 2004 та 2008 рр., так званого «обʼєднувального зʼїзду щодо створення Донецько-Кримської республіки» 2010 р.», «Корнілов, відомий своєю завжди антиукраїнською позицією, ніколи не відчував особливого пієтету до української незалежності», «купка людей, обраних невідомо ким, невідомо за якою процедурою, спираючись на «прагнення» неіснуючих «народних мас», проголосила на території регіону радянську республіку», «упередженість, однобокість, тенденційність та декларативність висновків, веде до спалаху параісторичної фантастики, яскравим прикладом якої є книга В.В.Корнілова») сильно снизили уровень ее научности. Критикуя книгу, О.Поплавский деланно удивляется: «На основі яких джерел автор зробив такі революційні висновки – не зрозуміло» (речь идет о согласованных Киевом и Москвой принципах вхождения ДКР в состав Украины как автономии в не-национальной республике, пребывающей в федеративной связи с Россией). Однако если бы он нашел в себе силы прочесть стр. 378 указанной книги, то узнал бы, что источник вполне известный: это цитируемая там Корниловым декларация ЦИК Советской Украины от 7 марта 1918 г.
Автор, в свою очередь, после ознакомления с опусом Поплавского вынужден квалифицировать его как примитивную торопливую халтуру, не содержащую никакого серьезного анализа. Появление его можно объяснить как личной обидой (в книге Корнилова диссертация Поплавского подверглась обоснованной критике), так и социальным заказом украинских националистических кругов.
В своих дальнейших работах того же 2012 года, продолжающих тему, О.Поплавский впал в странную географическую аберрацию, почему-то зачислив ДКР в «Республики Юга Украины», которым посвятил несколько статей [7]. Хотя простой взгляд на географическую карту показывает, что ДКР занимала восточную часть территории Украины-Малороссии.
К сожалению, подобную критическую линию продолжил и донецкий историк В.Шабельников. В своих статьях 2013 года [8] он вполне в русле казенной украинской историографии упрекал Корнилова в ненужной политизации вопроса: «Подібні погляди на нашу історію фактично переводять проблему існування Донецько-Криворізької радянської республіки з наукової площини в політичну. Неупереджений погляд на історію України свідчить про автохтонність українського населення та правомірність існування української держави в рамках сучасних територіальних меж, складовою частиною яких є географічні кордони колишнього ДКР» [9]. Кроме того, в своей «историографической» статье он продемонстрировал слабое владение предметом, считая опус О.Удода (2007) «єдиною в українській літературі статтею з проблем історіографії Донецько-Криворізької республіки». То есть о существовании статьи Ю.Федоровского (2011) Шабельников не знал.
Отдельно стоит упомянуть о работе В.Ревегука. В свое время (в 1975) он стал автором единственной за Советский период диссертации, посвященной ДКР. В ней он критиковал создание Республики за «нарушение единства революционных сил», «ослабление руководящей роли Коммунистической партии» и «противоречие ленинской национальной политике» с естественным и обширным цитированием работ В.И.Ленина. Однако за прошедшее время Ревегук значительно изменил свои политические взгляды, перейдя на позиция ультра-правых украинских националистов (на президентских выборах 2010 выступал доверенным лицом в Полтавской области лидера ВО «Свобода» О.Тягныбока). Соответственно и его новая статья «Соборність українських земель...» посвящена преимущественно разоблачению «антиукраїнської діяльності більшовицьких організацій, спрямованої на розчленування територіальної цілісності УНР» [10].
Теперь Ревегук в соответствии с конъюнктурой обвиняет Ленина в «ассимиляторстве» и «тоталитаризме», а большевиков – в «великодержавности»», отрицает легитимность 1 Всеукраинского Съезда Советов в Харькове, называет лидеров Донецко-Криворожской области «сепаратистами», а красногвардейцев (большая часть которых была местными рабочими и крестьянами) – «оккупантами».
Однако он хотя бы удерживается в рамках научности. Другие «свободовцы» в своих опусах скатываются до позиций биологического национализма. Например, А.Усенко (Сумы) в своей статье [11] просто и примитивно собрал биографические данные наркомов ДКР, дабы торжественно прорезюмировать, что чистопородных украинцев среди них нет. Очевидно, по логике члена «Свободы», министры должны подбираться не по деловым качествам, а исключительно по чистоте национального происхождения. Аналогичными обвинениями в «русификаторстве», «шовинизме» и «сепаратизме» пестрит и статья С.Стефанко (депутат Ивано-Франковсого горсовета от ВО "Свобода") [12].
События Русской весны 2014 года и провозглашения Народных Республик Новороссии стали определенным водоразделом. Научные споры перешли из статуса академических в статус «державотворчих» и остро актуальных и пережили мощный всплеск новых публикаций.
Уже 19 апреля луганский краевед Лайсман Путкарадзе опубликовал статью «Первая Республика», в которой прямо провел параллели между Донецко-Криворожской Республикой и только организующейся Луганской Народной Республикой [13]. Последовала немедленная реакция и с другой стороны: как нейтральная работа Х.Абрамовской [14], так и откровенно враждебная в исполнении Б.Дрогомирецкого, магистранта Мюнхенского УВУ [15] («Sapienti sat» - прим.авт.).
На фундаментальном уровне высказался снова О.Поплавский, обобщивший свои взгляды в книге «Донецько-Криворізька радянська республіка в українському вимірі» [16], которая в основном практически повторяет его диссертацию 2010 года, только, в соответствии с новой политической конъюнктурой, дополнена полемическими выпадами против идей Новороссии и «Русского мира».
Подтянулась также «тяжелая артиллерия» в лице запорожского историка Федора Турченко. Приходится напоминать, что уважаемый профессор еще в конце прошлого века попал в центр скандала в связи со своим творчеством: выпущенный им в 1995 году учебник «Новітня історія України» подвергся острой критике и обсуждению даже в Верховной Раде Украины из-за своей тенденциозности и политической заангажированности, а также использования фальшивых документов, в связи с чем тогдашний министр образования М.Згуровский обещал отозвать его из школ для переделки (подробнее об этой истории см. [17]).
В 2014 г. его дочь, тоже профессор истории ЗНУ, Галина Турченко опубликовала две статьи с погромной критикой идеи Новороссии [18], а в конце того же года они совместными усилиями выпустили в Запорожье пространную монографию «Проект “Новороссия”: 1764–2014. Юбилей на крови», вскоре вышедшую 2 изданием, а затем в 2015 дважды (!) переизданную в Киеве на украинском языке под названием «Проект «НОВОРОСІЯ» і новітня російсько-українська війна» [19]. Основное содержание этого труда: агрессивная враждебность к идее Русского мира, апологетика так называемой «Революції гідності» (так официально именуют на Украине события Второго майдана и февральского 2014 государственного переворота), резкая критика деятельности противников «Евромайдана», которые квалифицируются однозначно как «російські спецпризначенці і місцева пʼята колона». Фактическая гражданская война на Востоке Украины именуется дуэтом авторов не иначе как «російсько-українська «гібрідна» війна» (вот откуда берет начало этот термин!), всячески подчеркивается якобы «український характер Сходу і Півдня».
В главе «Донецко-Криворожская советская Республика» (вариант названия «Донецько-криворізький сепаратизм 1917-1918 рр»), вопреки историческим фактам, утверждается, что «Центральна Рада була в змозі нейтралізувати місцевих більшовиків», хотя на самом деле известно, что подавляющее большинство украинизированных частей не оказали никакого сопротивления, когда в начале 1918 некрупные отряды красногвардейцев (главным образом местных) прошли чуть ли не триумфальным маршем от Донбасса до Киева и взяли его практически без каких-либо серьезных боев. Вслед за В.Ревегуком Турченко считают нелегитимным 1 Всеукраинский Съезд Советов в Харькове, а создание ДКР квалифицируют: «це була спроба відновити в радянських умовах імперську систему управління». В общем, данная книга является концентрированным выражением современной позиции украинской национал-державницкой истории в отношении ДКР: выстраивание в единую линию деятельности всех российских правительств (царского, Временного, белогвардейских, советско-большевистского, современного российского), которые будто бы проводили похожую политику, направленную на интеграцию Донбасса в состав России и «ігнорували український характер Сходу і Півдня».
Поэтому не приходится удивляться тому, что проведенный нами анализ, например, очередной «научной статьи» С.Судиновича (Киев) «Історичні ретроспективи українського сепаратизму: Донецько-Криворізька Радянська Республіка», вышедшей в 2016 г. [20] показал, что опус практически полностью состоит из почти дословного пересказа монографии Турченко. Всего пара примеров:
Турченко, с. 66: «Раднарком Росії на чолі з Лєніном не визнав поширення юрисдикції Центральної Ради на Харківщину, Катеринославщину і Таврію... Сталін звинувачував Раду у тому, що вона «зверху приєднує до себе все нові і нові губернії, не питаючи населення цих губерній, чи хоче воно увійти до складу України». Цю політику Сталін називав «анексією нових губерній» Радою».
Судинович, с. 36: «У 1917 р. нова радянська влада в Росії на чолі з В.Леніним не визнавала поширення юрисдикції Української Центральної Ради на територію Харківщини, Катеринославщину і Таврію. Зокрема Й.Сталін звинувачував Раду у тому, що вона «зверху приєднує до себе все нові і нові губернії, не питаючи населення цих губерній, чи хоче воно увійти до складу України». Цю політику Й.Сталін називав «анексією нових губерній».
Турченко, с.68: «25 грудня 1917 р. раптовим ударом з Бєлгорода озброєні артилерією радянські війська при підтримці бронепоїздів захопили Харків. Був створений плацдарм для «експорту революції» з Росії в Україну. Саме цього дня тут зібрався так званий Всеукраїнський з’їзд рад, який за участю більшовиків Донецько-Криворізького басейну та Києва проголосив радянську владу в Українській Народній Республіці (так звану «радянську УНР»). На цьому з’їзді цими ж депутатами-більшовиками була прийнята антиукраїнська сепаратистська резолюція «Про самовизначення Донецького та Криворізького басейнів». Таким чином, делегати проголосували і за радянську владу в Україні, і за відокремлення від неї території Донецько-Криворізького басейну».
Судинович, с.37: «25 грудня 1917 р. ударом із Бєлгорода озброєні важкою артилерією радянські війська при підтримці бронепотягів захопили Харків, який став плацдармом для «експорту революції» в Україну. Саме цього дня там зібрався Всеукраїнський з’їзд рад, який за участю більшовиків Донецько-Криворізького басейну та Києва проголосив радянську владу в Українській Народній Республіці (так звану «радянську УНР»). На цьому з’їзді депутатами-більшовиками була прийнята антиукраїнська сепаратистська резолюція «Про самовизначення Донецького та Криворізького басейнів». Таким чином, делегати проголосували і за радянську владу в Україні, і за відокремлення від неї території Донецько-Криворізького басейну».
Навешиванием обвинительных ярлыков практически в стиле «37 года» занялся также профессор Уманского национального университета садоводства Ю.Киселев в статье «Донецько-Криворізька Республіка» … DÉJÀ VU?». Цитата: «Буремні воєнні події останнього року на сході України викликали спогади про сепаратистські прояви в цьому реґіоні в минулому. Йдеться, зокрема, про проголошену майже сто років так звану «Донецько-Криворізьку республіку». Про це квазідержавне утворення згадує відомий українофоб, один із провідних агентів Путіна в Україні Владімір Корнілов, який днями оновив оприлюднену чотири роки тому у виданні «2000» «сенсаційну» статтю – «15 міфів і правда про Донецько-Криворізьку республіку» [21].
Между тем, на территории провозглашенных Народных Республик Донбасса после приостановки активных боевых действий весной 2015 года весьма живо пошли государствообразующие процессы. Напомним, что движущей силой Апрельской революции в Донецке выступила радикально оппозиционная организация «Донецкая республика», которая еще в ходе так называемой «помаранчевой революции» 2004-2005 гг. подхватила идеологическое знамя легендарного Интердвижения Донбасса, с конца 1980-х гг. пропагандировавшего идею ДКР как исторического предшественника потенциальной Донбасской автономии. Руководитель «ДР» Андрей Пургин, возглавивший Народный совет ДНР, сумел провести через него 6 февраля 2015 принятие «Меморандума об основах государственного строительства, политической и исторической преемственности», в котором давался краткий экскурс в историю и прямо провозглашалась преемственность Донецкой Народной Республики от ДКР [22]. Таким образом, идея ДКР становилась идеологической основой нового государства. Соответственно, активизировались местные авторы [23].

На научном уровне весьма плодотворно заработал Ю.Федоровский [24], проводивший смелые параллели между событиями государственного самоопределения Донбасса в 1917-1918 и в 2014 гг. Аналогичные мысли озвучил один из активистов Русской весны, депутат Народного совета ДНР историк Мирослав Руденко [25]. Свои специалисты по ДКР появились в Макеевской Донбасской академии строительства и архитектуры (Л.Скворцова [26]), в Горловке (А.Ермошкин и М.Шатохина [27]). В частности, Л.Скворцова привлекла в качестве источника для характеристики обстановки мемуары одного из лидеров белого движения П.Милюкова и всячески подчеркивала федеративный характер провозглашенной Украинской советской республики, в составе которой ДКР имела «широчайшую автономию». В Луганске был опубликован доклад В.Снегирева о событиях периода ДКР на Луганщине [28]. В.Корнилов, эмигрировавший с Украины накануне «Евромайдана», выпустил в 2016 в России дополненное переиздание своей знаменитой книги.

Buy for 80 tokens
В УССР вернулись Михаил Грушевский, общественный деятель Надежда Суровцева, актер и режиссер Николай Садовский, поэт Владимир Самойленко, политический деятель Павел Христюк, экономист Николай Шраг, член УПСР Николай Чечель. Конечно, мотивы возвращения отличались... На перекрестках…

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
cerkva_lg
May. 3rd, 2019 01:15 pm (UTC)
так себе книга.
yadocent
May. 3rd, 2019 03:45 pm (UTC)
Это вы про которую?
cerkva_lg
May. 4th, 2019 01:13 pm (UTC)
да корниловщина эта вся.
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

1993
yadocent
yadocent

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow