yadocent (yadocent) wrote,
yadocent
yadocent

Categories:

Дуглас Тоттл «Мошенничество, голод и фашизм: Миф о геноциде украинцев от Гитлера до Гарварда». ч.1

Прогрессивный канадский жунарист Дуглас Тоттл написал свою знаменитую и единственную книгу «Fraud, famine and fascism: The Ukrainian Genocide Myth from Hitler to Harvard» еще в далеком 1987 году. В ней он с одобрения двух канадских профессоров истории Кларенса Мэнфорда и Дэвида Уайтфилда основательно и документированно развенчал многочисленые пропагандистские фальшивки-страшилки про т.н. «голодомор», активно распространяемые на Западе с подачи бандеровской профашистской укродиаспоры. Отечественные исследователи проблемы с удовольствием разобрали ее на цитаты (в том числе и Азъ грешный), но вся книга целиком (ПДФ на аглицком), к сожалению, так никогда и не была переиздана на русском языке. Правда, в 2008 юзер spark_lee начал переводить и выкладывать главы, но увы – после двух подач заглох, а затем вскоре и весь его ЖЖ замерз и с тех пор не обновляется. Так что придется удовольствоваться тем, что есть. Перевод заново мною отредактирован, фотографии, давно скисшие, обновлены по оригиналу. Итак, читаем…

Глава первая.
ТОМАС УОКЕР. ЧЕЛОВЕК, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

В 1898 году различные американские деловые круги, включая сахарные компании, были озабочены захватом Кубы для Соединенных Штатов. Нужен был предлог, чтобы создать провоенные настроения среди американского общества. Американский медиа-магнат Уильям Рэндольф Херст, как повествует история, поручил известному фотографу Фредерику Ремингтону найти на Кубе очевидные доказательства такого положения вещей, которые оправдали бы американское военное вмешательство. Не найдя ничего необычного, Ремингтон телеграфировал Херсту: «Здесь всё тихо и спокойно... Я хотел бы вернуться». Херст ответил: «Пожалуйста, останьтесь. Обеспечьте фотографии, а я обеспечу войну». (1)
В 1934 году некий американец, называющий себя Томасом Уокером, посетил Советский Союз. Задержавшись, меньше чем на неделю, в Москве, он потратил остаток своей тринадцатидневной поездки на путь до границы с Маньчжурией, где и покинул СССР, чтобы никогда больше не возвратиться. Эта, казалось бы, ничем не примечательная поездка была только предлогом для организации одного из самых грандиозных мошенничеств, когда-либо совершенных в журналистике XX столетия.


Приблизительно четыре месяца спустя, 18 февраля 1935 года, в прессе Херста появилась масса статей, публикуемых под именем Томаса Уокера, «известного журналиста», путешественника, изучающего российскую действительность, который провел несколько лет в поездках по Советскому Союзу. Статьи, печатающиеся в «Chicago American» и «New York Evening Journal», описывали гигантский голод на Украине, который, как предполагалось, унес в прошлом году «шесть миллионов» жизней, в выражениях, от которых волосы вставали дыбом. (2)
Тексты сопровождались фотографиями, изображающими опустошение от голода. Снимки были сделаны, по утверждению Уокера, в «самых неблагоприятных и опасных условиях» и камерой, ввезенной в СССР контрабандным способом.
Сами по себе статьи Уокера в печати Херста не самый выдающийся пример того, как стряпалась ложь про Советский Союз. И при этом они не были самыми выдающимися образчиками желтой журналистики, из числа когда-либо вышедших из-под пера правой радикальной печати. Ложь о Советском Союзе регулярно тиражировалась со времен Октябрьской Революции 1917 года. Но своего пика антисоветская кампания достигла в конце 20-х годов и в 30-х годах. Вели ее люди, руководствующиеся исключительно теми же принципами, что и Херст, желавший исключить СССР из Лиги Наций и изолировать его от мирового сообщества.



Подделки Томаса Уокера появились в прессе Херста в феврале 1935 года. Эти же фотографии можно найти в других источниках, но с другими датами, снятыми в другое время года, ранее 1930–х гг. и с другим авторством; на фотографиях «Уокера» также присутствуют следы ретуши и другие изменения. Эта подборка из газеты Херста «Chicago American» (от 25 февраля. 1935) была опубликована в 1983 году в одном из выпусков чикагского украинского националистического журнала «EKRAN» как доказательство «геноцида голодом».
_______________________________________________________________
Однако, фотографии Уокера поистине замечательны тем, что, будучи уличены как фальшивки более пятидесяти лет назад, тем не менее, до сих пор продолжают использоваться украинскими националистами и ведомствами пропаганды как доказательство предполагаемого геноцида. Ущерб ото лжи Уокера, которую использовали для создания зримых образов «искусственного голода», можно измерить только её масштабностью и долговечностью.
Страшилки про Россию были особенно популярны в западной прессе среди газет и журналистов консервативной или фашистской направленности. Например, «London Daily Telegram» 28 ноября 1930 года напечатала интервью с Франком Истменом Вудхедом, который «только что возвратился, спустя семь месяцев пребывания в России». Вудхед сообщил о ноябрьской кровавой резне, после которой остались «горы ужасающих трупов».
Корреспондент Луи Фишер, из «New Republic and The Nation», который находился в Москве во время предполагаемых злодеяний, выяснил, не только то, что такие события никогда не происходили в действительности, но и тот факт, что Вудхед уехал из России почти за восемь месяцев до событий, свидетелем которых, по его же утверждениям, он был. Фишер потребовал разъяснений у Вудхеда и «London Daily Telegram», а в ответ получил лишь смущенное молчание.
Когда статьи под именем Томаса Уокера появились в печати Херста, Фишер насторожился — он никогда не слышал об Уокере и не мог найти никого, кто был бы с ним знаком. Результаты его расследования были изданы в номере «The Nation» от 13 марта 1935 года:
«Нам сообщают, что Т. Уокер «находился в России прошлой весной», весной 1934 года. Он видел голод. Он сфотографировал его жертвы. Он написал душераздирающий рассказ от лица очевидца разрушительных последствий голода. Теперь новости о голоде в России - «горячие» новости. Почему же г. Херст скрывал эти сенсационные известия в течение 10 месяцев прежде, чем решиться напечатать их? Мои подозрения усиливались...
Я всё больше убеждался, что он был еще одним Вудхедом, еще одним несуществующим журналистом. Проконсультировавшись с представителями советских властей, у которых была официальная информация из Москвы, я выяснил, что однажды некто Томас Уокер был в Советском Союзе. Он получил транзитную визу от советского консула в Лондоне 29 сентября 1934. Въехал из Польши в СССР поездом в Негорелое 12 октября 1934 (но не весной 1934 года, как он утверждал). Приехал в Москву 13 октября. Оставался в Москве с субботы 13 октября до четверга 18 октября, и затем сел на транссибирский поезд, на котором добрался до советско-маньчжурской границы 25 октября 1934 года – это был последний день его пребывания на советской территории. Его поезд даже не проезжал мимо нескольких сотен миль черноземных и украинских районов, по которым Уокер, якобы, «путешествовал», и «видел своими глазами», и «ходил», и «фотографировал». Господин Уокер просто физически не смог бы за эти пять дней с 13 октября по 18 октября охватить даже одну треть из тех пунктов, которые он «описывает, исходя из личного опыта».
Моя версия такова: он оставался достаточно продолжительное время в Москве, чтобы успеть собрать от озлобленных иностранцев и местного украинского «цвета нации» те фальшивые свидетельства, которые придали его историям некоторое правдоподобие.
Фотографии Уокера можно легко отнести ко времени событий в голодающем Поволжье 1921 года. Некоторые из них, скорее всего, были сделаны даже не в Советском Союзе. И сняты эти фотографии в разное время года... На одной из фотографий различимы деревья или кусты с густой листвой. Такая листва не могла появиться на деревьях «поздней весной» предполагаемого посещения Уокера. Другие фотографии сняты вообще зимой и в более ранний период. Вот журнал №27. Изможденный, опухший от голода, обнаженный мальчик лет пятнадцати совершенно спокойно позирует Уокеру. В следующем кадре, в той же самой деревне, мы видим мужчину, который явно страдает от холода, несмотря на овчинный полушубок. Погода той весной, вероятно, была столь же непредсказуема и переменчива, как и сам Уокер, потому что позволяла в один момент снимать обнаженное тело, а в другой требовала кутаться в меха.
И подобными загадками просто пестрят все истории Уокера. Они не заслуживают усилий, затраченных на их разгадку. Правда заключается в том, что советский урожай 1933 года, включая урожай советской Украины, в отличие от урожая 1932 года, был превосходен; продразверстка была умеренна; обстоятельства того времени даже отдаленно не напоминали те, которые живописует Уокер, они не могли возникнуть весной 1934 года, да и не возникали».
Фишер обвинил печать Херста в найме мошенника под именем «Уокер» с целью преднамеренной фабрикации наскоро состряпанных фальшивок:
...Херст, естественно, не возражает, чтобы его газеты портили советско-американские отношения и поощряли другие нации вооружаться против СССР. Но его настоящий адресат - американское радикальное движение. Статьи Уокера - часть антикоммунистической кампании Херста. Он знает, что экономический рывок и рост, происходящий в Советском Союзе с 1929 года, в то время как капиталистический мир погрузился в депрессию, внушает обездоленным надежду и веру в лучшее. Херст хочет лишить их этой поддержки и веры, живописуя крушение всех надежд и картины смерти и разрушения в СССР. Потуги его слишком прозрачны, а руки слишком грязны, чтобы добиться успеха.
В послесловии Фишер добавил: Линдсей Паррот посетил Украину и написал, что в любом из городов, в которых он побывал, «я не встретил каких-либо признаков последствий голода, которые так любят описывать другие корреспонденты». Паррот, по словам Фишера, описал «превосходный урожай» в 1933 году; он заявил, что заметил «бесспорный» прогресс. Фишер заканчивает: «организации» Херста и нацисты начинают всё активнее сотрудничать друг с другом. Но я не заметил, чтобы пресса Херста печатала статьи Паррота о преуспевающей советской Украине. А ведь мистер Паррот - корреспондент Херста в Москве».
Невероятные фотографии, сопровождающие статьи-фальшивки Уокера, пробудили подозрения и в американце Джеймсе Кейси, занимающимся журналистскими расследованиями.
Фотографии, «полученные непосредственно в Советском Союзе», по заверениям Херста, были, фактически, «восстановлены» и подверглись «омоложению»:
Главам художественных отделов газет Херста были даны инструкции разыскать старые военные и послевоенные материалы, на которых изображены области Европы, разрушенные и истощенные войной пятнадцать-восемнадцать лет назад... Некоторые фотографии ретушировали, чтобы сделать их похожими на более поздние по времени снимки. В других случаях были пересняты старые военные фотокарточки. В результате, многие из них стали походить на свежие фотооттиски. (4)
В конечном счете, выяснилось, что некоторые из фотографий были сняты на территориях бывшей Австро-Венгерской Империи. Одна фотография из «New York Evеning Journal» (от 18 февраля 1935 года), была идентифицирована Кейси, как изображение австрийского кавалериста времен 1 Мировой войны, стоящего около павшей лошади. (5)
Подобные фальшивки, по свидетельству Кейси, «теперь регулярно появляются в «Voelkircher Beobuchter», «Der Sturmer» и других нацистских газетах, и распространяются по всей Германии». (6)
Херст и Уокер были готовы опуститься до невероятных глубин цинизма и извращенной жестокости, эксплуатируя человеческое чувство сострадания. Одну из самых известных своих фотографий, «ребенок-лягушка», Уокер опубликовал со следующей подписью:
БЕЗОБРАЗНЫЙ — Под Харьковом, в хижине типичного крестьянина, с земляным полом, соломенной крышей и скамейкой, находилась очень худая девочка и ее младший брат двух с половиной лет (показан выше). Младший ребенок ползал по полу как лягушка, и его слабое маленькое тельце было столь обезображено от недоедания, что уже не напоминало человеческое тело. Их мать умерла, когда ребенку был всего один год. Этот ребенок никогда не пробовал молока или масла и только однажды пробовал мясо. (7)
С тем же успехом можно предположить, что эта фотография изображает горничную где-нибудь в Европе, находящуюся в комнате ожидания медицинской клиники с истощенным или изуродованным ребенком на руках. Есть что-то явно городское, неславянское и более соответствующее моде 20-х годов в кокетливой шляпке женщины. Кроме того, женщина, выглядит совершенно здоровой, тепло одета, в то время как ее «брат» обнажен. У скамейки, на которой она сидит, ребристая спинка, как на старомодных офисных скамейках, едва ли такой предмет мог являться примером домашней мебели для «типичного крестьянина».
Как было принято в печати Херста, и эта фотографии, и другие фальшивки Уокера, часто встречающиеся в кампании «геноцида голодом», ретушировались и подделывались. И эти изменения придают им видимость скорее переделанной копии с оригинального источника, чем прямой печати с негатива. Автор наткнулся на потрясшее его свидетельство российского голода, разразившегося после Первой мировой войны, и опубликованное в начале 1920-х годов.
В любом случае, не стоит забывать, что Уокер никогда не был на Украине в 1932-1933 годах.


Девочка Томаса Уокера с «ребенком-лягушкой» из журнала Херста «New York Evening Journal» (от 19 февраля 1935). Противоречивые заявления о происхождении этой фотографии были сделаны нацистскими пропагандистами в 1930-х годах. Эта фотография со сценой из 20-х годов все еще широко используется как доказательство «геноцида голодом».
_________________________________________________________________
Отдельные из фальшивок Херста-Уокера, опубликованные в 1935 году, включая некоторые из фотографий, фактически появились в печати за год до того - в номере газеты «London Daily Express» от 6 августа 1934 года. Опубликованная от имени анонимного молодого английского «туриста», эта история практически полностью повторяет сфабрикованную Уокером историю о «ребенке-лягушке». Однако, эта, более ранняя версия фальшивки, определяет местонахождение людей, изображенных на фотографии, в российском городе Белгороде. Последующие версии, в соответствии с политической конъюнктурой, за десятилетие переместили место действия на фотографии из Белгорода в Харьков, который находится на Украине.
Таким образом, некоторые из подделок Уокера были подготовлены для публикации в прессе задолго до его советского визита осенью 1934 года. Скорее всего, Херст и Уокер решили расширить и улучшить свою коллекцию фальшивок, заодно включив в неё некоторые материалы, опубликованные анонимно в Великобритании.
Из всего вышенаписанного нетрудно сделать вывод, что краткая поездка Уокера в Советский Союз была просто дымовой завесой, прикрытием для уже подготовленной публикации серии подделок в американских газетах Херста в 1935 году.
Мало того, что фотографии были фальшивками, поездка на Украину была фальшивой, и целая серия публикаций о «геноциде голодом» в газетах Херста была фальшивкой, так и сама личность Томаса Уокера оказалась фикцией и подделкой. По прошествии несколько месяцев после публикаций этих статей и фотографий в газетах Херста, выяснилось, что под именем «Томас Уокер» скрывался беглый осужденный преступник Роберт Грин, высланный из Англии и арестованный по его возвращении в Соединенные Штаты. «New York Times» писал: «Роберт Грин, автор статей о событиях на Украине, которому было предъявлено в прошлую пятницу Федеральным Большим Жюри обвинение в подделке документов, вчера признал себя виновным перед Федеральным судьей Френсисом Г. Кэффи. Судья выяснил, что Грин бежал из Колорадской государственной тюрьмы после двух лет заключения из восьмилетнего срока за подлог документов».
На Роберта Грина было собрано впечатляющее досье судимостей, охватывающее три десятилетия. Следы его преступлений нашли в 5 американских штатах и 4 европейских государствах, в частности, он был осужден по обвинению в нарушении Закона Манна о «Белом рабстве» в Техасе (этот законодательный акт запрещал перевозку между штатами «любой женщины или девушки» с аморальной целью), мошенничестве и заключении фиктивного брака. (9)
Дознание Уокера в ходе судебного разбирательство показало, что в предыдущий раз он посещал Советский Союз в 1930 году под именем Томаса Дж. Берка. Непродолжительное время проработав в проектной фирме в СССР, он был — по его собственному признанию — выслан из-за того, что попытался тайно вывезти за границу «белогвардейца». Репортер, освещающий это дознание, отметил, что Уокер «признал, что фотографии «голода», изданные под его именем в газетах Херста - фальшивки, и они не были сняты на Украине, как это афишировалось в прессе». (10)
Вот, что представляет из себя «свидетельство» геноцида голодом, которое преподнес американской общественности этот «известный журналист» и «очевидец», вращающийся в кругах мошенников от историографии. Но материалы «Уокера» и сведения о шести миллионах жертв голода до сих используются и тиражируются некоторыми деятелями от истории из Фонда украинистики Гарвардского университета (Harvard University's Ukrainian Studies Fund) и представителями украинских националистов. Поддельные фотографии Уокера - наиболее выдающееся и показательное псевдосвидетельство, из тех, что распространялись в послевоенных кампаниях «геноцида голодом», несмотря на то, что этот материал был уличен как мошеннический немедленно после его опубликования в 1935 году. Очевидно, кто-то счел, что риск, связанный с одурачиванием общественности, неизбежен и оправдан при сочинении сказок о геноциде голодом. (11)
_____________________________________________________

Примечания к первой главе:
1. James Creelman in Pearson's Weekly, September 1906.
2. See for example, Thomas Walker, "6,000,000 Starve to Death in Russia"; "Children Srarve Among Soviet Dead"; "Bodies of Soviet Famine Victims Robbed"; "Soviet Drafts Men, Starves Women"; "Starvation Wipes Out Soviet Villages"; New York Evening journal, February 18, 19, 21, 25, 27, 1935 respectively.
3. Louis Fischer, "Hearst's Russian Famine," The Nation, Vol. 140, No. 3636, March 13, 1935.
4. Daily Worker, February 21, 1935.
5. Там же.
6. Там же.
7. New York American, March 3, 1935.
8. New York Times,July 16, 1935.
9. Daily Worker, July 20, 1935.
10. Там же.
11. Among the many publications which use Walker's fraudulent materials as historical proof are: "The Soviet Famine of 1932-1934" by Dana Dalrymple, Soviet
Studies, January 1964; The Ninth Circle by Olexa Woropay, Harvard Ukrainian Studies Fund, 1983; The Great Famine in Ukraine: The Unknoun Holocaust, Ukrainian National Association (USA), 1983; 50 Years Ago; The Famine Holocaust in Ukraine — Terror and Human Misery as Instruments of Soviet Russian 1mperialism by Walter Dushnyck, 1983; Witness: Memoirs of the Famine of 1933 in Ukraine by Pavlo Makohon, Anabasis, 1983; Human Lifein Russia by Ewald Ammende, John T. Zubal, 1984 (reprint of the 1936 edition); Harvest of Sorrow, by Robert Conquest, University of Alberta Press, 1986; Famine in the Soviet Ukraine 1932-1933: A Memorial Exhibition prepared by Oksana Procyk, Leonid Heretz and James E. Mace, Widener Library, Harvard University, Cambridge, Harvard College Library, 1986.


Глава вторая.
ПРЕССА ХЕРСТА. КАМПАНИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Потерпев фиаско с Томасом Уокером, Херст, тем не менее, не прекратил кампанию «геноцида голодом» — эта кампания была неотъемлемой частью его плана по распространению антисоветских, профашистских взглядов. Подробное и полное исследование деятельности медиа-магната и мультимиллионера Уильяма Рэндольфа Херста выходит за рамки этой книги, но можно с уверенностью сказать, что он был известен миллионам людей в 30-ых годах как «американский фашист номер один».
Широко известно, что некоторые американские корпорации (например, корпорация Генри Форда) предоставляли средства нацистам, а американская нефтяная корпорация снабжала армию Франко во время гражданской войны в Испании. (1)
Менее известно то, что в 30-х годах Херст нанял на работу фашистского диктатора Италии Бенито Муссолини, платя ему почти десять раз большую сумму, чем составляла в то время ежемесячная зарплата главы итальянского государства: «Продолжительное время основным источником дохода Муссолини были 1500$ в неделю, выделяемые Херстом; однако, в начале 1935 года Муссолини перестал регулярно писать статьи, потому что международная политика была настолько тонкой и требовала такой деликатности, что он не мог себе позволить быть вполне искренним». (2)


Уильям Рэндольф Херст, известный миллионам американцев в 30-х годах, как Американский Фашист №1, позирует с нацистскими лидерами во время его посещения нацистской Германии в конце 1934 года. Слева направо: г. Рокер, личный секретарь Херста; один из нацистских лидеров Альфред Розенберг; Уильям Рэндольф Херст; д-р Карл Бомер, руководитель отдела печати нацистского Бюро зарубежной политики; Тило фон Тротт, заместитель Розенберга. Спустя несколько месяцев после возвращения в США, Херст начал свою пропагандистскую кампанию «геноцида голодом».
________________________________________________
Херст был отнюдь не единственным медиа-магнатом крайне правого толка. Джордж Селдес, один из старейших и заслуженных журналистов «Chicago Tribune» и автор книги «Факты и Фашизм», ставшей классикой жанра, предупреждал о существовании тесной связи между крупным капиталом, прессой и фашистскими тенденциями в США в 30-х годах и во время войны:
Если вы думаете, что кучка наших медиа-магнатов, состоящая из Херста, Говарда, Паттерсона и МакКормакка, это всего лишь четыре издателя из 15 тысяч издателей Америки, то вы не осознаете опасность, которую представляет для Америки антидемократическая и антиамериканская пресса. Эти 4 издателя выпускают четверть всех газет, продаваемых ежедневно на наших улицах; им принадлежат 40 из 200 крупнейших городских газет, которые формируют американское общественное мнение. Они управляют не только тремя самыми крупными газетными концернами в стране, но и двумя из трех крупнейших информационных служб, которые поставляют новости большинству ежедневных газет Америки.
И, в связи с тем, что эта группировка всегда была антирабочей, антилиберальной и антидемократической, то, даже когда они не поддерживают открыто Муссолини и Гитлера, они являются, по моему убеждению, величайшей силой, враждебной общему благосостоянию простых людей Америки.
(3)
Большая часть критики и громких заявлений о геноциде голодом в 30-х годах исходили именно от этих издателей.
Но связи Херста с фашистами этим не исчерпывались. В конце лета 1934 года Херст посетил нацистскую Германию. В Мюнхене к нему присоединился человек, который уже был ему хорошо знаком - Эрнст Ханфстенгель, официальный журналист Рейха и близкий советник Гитлера. (4)
В это время в Бад-Наухайм (курортный город в земле Гессен в Германии – прим. перев.)
прибыли 4 штурмовика, чтобы сообщить Херсту о том, что его ожидает самолет, который должен доставить его на встречу с Гитлером для обсуждения различных вопросов. (5)
Сообщалось, что было достигнуто много соглашений, одно из которых заключалось в намерении Германии приобрести собственную службу зарубежных новостей, которые предполагалось собирать через новостное агентство Херста, международную службу новостей. По некоторым сведениям, сумма сделки составляла один миллион немецких марок в год. (6)
Не исключено, что огласка такой финансовой сделки должна была подчеркнуть политические убеждения Херста, который следующим образом прокомментировал это событие в газете «New York Times»: "если усилия Гитлера по наведению мира и порядка увенчаются успехом..., то это будет его лучшим достижением не только для его собственного народа, но и для всего человечества". (7)
Херст, судя по всему, долгое время был самым преданным проводником немецких государственных интересов. Еще со времен Первой Мировой войны «он выступал против займов и поставок боеприпасов для Англии и Франции, препятствовал вооружению Соединенных Штатов. Он нанял бывшего корреспондента «New York Times», Уильяма Байярда Хейла, и отправил его в Германию. Хейл, как позже выяснилось, получал жалованье от германских властей...» (8)
Способ подачи Херстом новостей с театра военных действий настолько отдавал желтизной, что еженедельник «Harper's Weekly», заподозрив Херста в использовании несуществующих, мифических корреспондентов и в публикации фальшивых новостей, так об этом и заявил 15 октября 1915 года. В октябре 1916 года правительства Британии и Франции запретили прессе Херста использовать принадлежащие им средства связи для отправки корреспонденции. Канадское правительство последовало их примеру, и в следующем месяце напрямую запретило газеты Херста. Если бы вас заметили в те дни с газетой Херста в руках, то вам бы грозили штраф в 5000$ или тюремное заключение сроком до пяти лет. (9)
Именно после поездки Херста в нацистскую Германию, его пресса и начала продвигать тему «геноцида голодом на Украине». До этого события газеты Херста время от времени печатали материалы, которые отражали различные точки зрения. Например, «Herald and Examiner» 1 октября 1934 года, опубликовал статью бывшего французского премьер-министра, Эдуарда Эррио, который недавно возвратился из путешествия по Украине. Эррио отметил: «...в настоящее время ведется целая кампания на предмет голода на Украине. Странствуя по Украине, я не заметил ничего подобного». (10)
Массированная кампания по раздуванию «красной угрозы», разразившаяся в прессе Херста в конце 1934 года, была тесно связана с кампанией «геноцида голодом».
Чтобы протащить законопроект об обязательном принесении преподавателями присяги на верность (присяга на верность правительству, приносимая государственными служащими и рядом других лиц. – прим. перев.)
, Херст требовал от «сотен» репортёров «разоблачать» «левых» профессоров, что привело к оголтелой «охоте на красных, опорочившей честное имя многих либералов». (11) «Довольно сдержанно оценивая деятельность нацистов в Германии, пресса Херста бросилась в настоящую медиа-атаку, описывая предполагаемый «голод, страдания и зверства» в Советском Союзе». (12)
Для нацистской прессы в Германии, при содействии и покровительстве немцев в других странах, и издательской империей Херста в Соединенных Штатах, 1935 год должен был стать Годом Украинского Голода. Один из союзников Херста по продвижению в массы кампании «геноцида голодом» д-р Эвальд Амменде, описал старт кампании Херста: «5 января 1935 года, Уильям Рэндольф Херст произнес на радио речь, практически полностью основанную на свидетельствах Комитета кардинала Инницера... Вся пресса Херста после этой речи плотно занялась кампанией «геноцида голодом»». (13)
Яростно очерняя советские усилия по коллективизации и ускорению промышленного развития, и в то же самое время, покрывая происходящее в нацистской Германии, Херст дал выход своим элитарным взглядам в радиосети, которая вещала на пространстве, простирающимся от Атлантического до Тихого океана: «Истина заключается в том, что власть пролетариата, власть наименее способных и наименее сознательных элементов общества — это власть толпы, власть тирании и терроризма... — ей необходим устрашающий провал, которого она, бесспорно, заслуживает». (14)
Сказав так, Херст приложил все усилия, чтобы это свершилось, по крайней мере, в воображении его читателей. Человек, который допускал к публикации без цензуры статьи нацистов Геринга и Розенберга, а также фашистского диктатора Муссолини (15), начал свою кампанию «геноцида голодом». К середине февраля 1935 года Херст и его наемные бумагомаратели уже были готовы действовать. Репортажи о «преуспевающей советской Украине» были уничтожены, а на их место поставили фальшивые россказни Томаса Уокера.
После серии фальшивок Уокера, Херст предпринял следующий шаг, направленный на убеждение американцев, что Советский Союз был землей «отчаянного голода», геноцида и людоедства. На сей раз, он предложил вниманию публики истории некоего Гарри Лэнга, редактора газеты «Daily Forward», издаваемой на идише одной из крайне правых фракций Социалистической партии США. Выбор Херстом именно Гарри Лэнга был с дальним прицелом: социалистическое прошлое Лэнга обеспечило бы прикрытие для его антисоветской кампании, и создало иллюзию поддержки «левыми».
По какой причине социалист мог объединиться с капиталистом, издателем-мультимиллионером?
В начале 20-х годов, после раскола между правым и левым крылом, «Daily Forward» безвозвратно скатилась до статуса крайне правой бульварной газетенки. «Daily Forward» представляла взгляды и интересы клики, связанной с так называемыми, «деловым кругами», которые яростно сопротивлялись — брызгая чернилами, угрожая и наезжая — любым признакам сопротивления среди рабочих. (16)
Во время всеобщей забастовки 1926 года, «Daily Forward» напрямую противодействовала решительно настроенным членам профсоюзов, чьи требования, в случае их удовлетворения, поставили бы под угрозу ту власть, которая была у её сообщников:
«Daily Forward» целиком и полностью выполнила свою «сверхзадачу». Ежедневно она устраивала шквал травли «красных», направленный против забастовки... Цель коммунистического руководства забастовки, истерила «Daily Forward, состояла в том, чтобы показать Сталину, «что его американские последователи уже начали делать революцию». Так как, рабочие пушной промышленности не заинтересовались «революцией», то их терроризировали коммунисты, чтобы заставить продолжить забастовку. «Daily Forward» даже «обнаружила» загадочную «Комнату Цэ» в штабе забастовки. Там, как рассказывала «Daily Forward», сотни рабочих, которые отказались поддержать забастовку, были схвачены и избиты «коммунистическими террористами».
«Daily Forward» публиковал воззвания, которые должны были убедить скорняков, желающих «стать материально независимыми», обращаться в определенные бюро по найму штрейкбрехеров.
Прочитав такое, рабочие гневно разрывали газеты на клочки...
(17)
В 1933 году в «Daily Forward» даже обратились работодатели с предложением объединиться, чтобы помешать организации движений и союзов рабочего сопротивления, которые обошлись бы им гораздо дороже в случае выплаты заработных плат и льгот. (18)
Это был тот самый год, в который редактор «Daily Forward» Гарри Лэнг, отправился в СССР — что и послужило поводом для его «кошмарных отчетов» о геноциде голодом.
Таким образом, офис Гарри Лэнга в редакции «Daily Forward» находился весьма близко, всего в одном политическом шаге, от фабрики лжи Херста, особенно когда это касалось выдумок о России. Лэнг и его журнал, занимающийся травлей «красных», страстно защищали капитализм, в то время как руководство их профсоюза укрепляло свои позиции в качестве «рабочей аристократии». Поэтому, тяжело принять утверждения некоторых историков, что истории Лэнга о геноциде голодом были признаниями «социалиста, лишившегося иллюзий».
При Лэнге кампания геноцида голодом Херста достигла пика нагнетания жути. Под такими сенсационными заголовками, как: «ТОЛПЫ СОВЕТСКИХ ЛЮДЕЙ МОЛЯТСЯ В МОГИЛАХ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ», «СОВЕТСКАЯ ТАЙНАЯ ПОЛИЦИЯ ГРАБИТ ГОЛОДАЮЩИХ», «ГОЛОДАЮЩИЕ ВРАГИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ, СОСЛАННЫЕ В АРКТИКУ» и «ПЫТКИ СОВЕТСКИХ ЖЕНЩИН» , Лэнг «обнажал советские ужасы»:
В кабинете советского чиновника я увидел плакат на стене, который привлек мое внимание. На нем была изображена бедствующая мать с опухшим ребенком в ее ногах, на плакате была надпись: «ЕСТЬ МЕРТВЫХ ДЕТЕЙ – ВАРВАРСТВО» . Советский чиновник объяснил мне: «... Мы распространяли такие плакаты в сотнях деревень, особенно на Украине. Мы обязаны были это делать». (19)
Однако с Лэнгом Херсту повезло не больше, чем с Уокером. Выдумки Лэнга публично опровергли американцы, которые посетили или работали в некоторых местах на Украине, «описанных» Лэнгом. Американский рабочий Санто Мирабеле написал:
Гарри Лэнг, Вы говорите, что Вы были в Харькове... и видели, что рабочие возвращались с тракторного завода грязные, оборванные, с младенцами на руках, потому что не было детских колясок. Гарри Лэнг, Вы - лжец..., разве Вы не видели и коляски, и дома рабочих приблизительно в десяти кварталах от тракторного завода? Разве Вы не знаете, что у рабочих есть масса возможностей для того, чтобы вымыться и привести себя в порядок перед тем, как уйти с работы? Разве Вы не видели детские сады между домами? Разве Вы не видели, как те же самые тысячи рабочих, возвращаются вечером в заводской клуб, чтобы послушать музыку и хорошо провести время в течение нескольких часов?
Вот то, что я видел в Харькове в 1932 году. Я готов встретиться с Гарри Лэнгом на трибуне в любое время — и сказать ему в лицо, что он лжец и пишущая проститутка — и пусть общественность рассудит, на чьей стороне правда.
(20)
Лэнга осудило еврейское движение рабочего класса, и его собственная Социалистическая партия. Национальный секретарь Социалистической партии Кларенс Сеньор заявил:
Социалистическая партия Соединенных Штатов отвергает нападки на советскую Россию, печатающиеся сейчас в газетах Херста. Лэнг, который утверждает, что был социалистом, не только чрезвычайно исказил отношение социалистов к советской России, но и превратился в посмешище для всех рабочих, став послушным орудием в руках Уильяма Рэндольфа Херста, заклятого врага рабочего движения и главного рупора американского фашизма... (21)
Многочисленные встречи проходили в кругах Социалистической партии по вопросу выдворения Лэнга из партии. На одном из собраний, представляющем 43 филиала Workmen's Circle Group, мистер Ледерман заявил, что он был на Украине одновременно с Гарри Лэнгом, и уличил в лживости ряд его публикаций в прессе Херста. В середине мая 1935 года Социалистическая партия штата Иллинойс призвала изгнать Лэнга из рядов партии, в то же время Нью-Йоркская Социалистическая партия приостановила его членство на год. (22)
Даже сама «Daily Forward» поспешила отречься от Лэнга: «Он писал на свой страх и риск и под свою личную ответственность». «Daily Forward» пришлось признать, что большинство многочисленных протестов, которые вызвали статьи Лэнга, исходили «от теплых друзей «Daily Forward», и редакция газеты выражает сожаление в связи со случившимся». (23)
Tags: История Украины, Контрпропаганда, фальшивки
Subscribe
promo yadocent december 27, 05:22 1
Buy for 80 tokens
Антон Конев . 21 апреля 2017, Хабаровск (убит 1 ФСБист и 1 посетитель) Михаил Жлобицкий. 31 октября 2018, Архангельск (3 раненых ФСБиста) Евгений Манюров 19 декабря 2019, Москва (убито 2 ФСБиста, 4 ранено)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments