?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ДКР

На нас неумолимо надвигается 91 годовщина создания Донецко-Криворожской республики. По этому поводу - статья.

УНР И ДКР:

ПОПЫТКА СРАВНИТЕЛЬНОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ

 

       Oбретение Украиной государственной самостоятельности и независимости в 1991 стимулировало всплеск внимания историков к событиям 1917-1920 гг, когда одним из составных элементов гражданской войны в России, частью которой являлась Украина, были государствообразующие процессы на украинских землях, выразившиеся в создании и деятельности национальных правительств Украинской Народной Республики. Поскольку это происходит в условиях расцвета националистической идеологии, преувеличенное внимание именно к национальной стороне событий 1917-1920 (некоторые историки вообще отрицают термин «гражданская война», называя этот период «національно-визвольними змаганнями українського народу»), сопровождается затушевыванием их социальных моментов, игнорированием других, не-национальных государственных образований, конкретно – Донецко-Криворожской Республики.

Автор считает, что тенденции умалчивания, преуменьшения роли ДКР в событиях, наклеивания пренебрежительных ярлыков, типа «самопровозглашенная», «искусственная», «квазиреспублика» являются неправомерными. В условиях ослабления центральной власти в 1917-1918 процесс возникновения региональных «республик» и «правительств» был вполне естественным, и в этом отношении и УНР и ДКР находятся в равных условиях, хотя строились на различных принципах. Нет никаких оснований называть одну «выражением вековечных стремлений украинского народа», а другую «марионеточной псевдореспубликой».

Напомню, что распространенное мнение о ДКР как «выдумке большевиков» не соответствует действительности. В сталинское время отечественная историография вообще почти не упоминала о ее существовании, что может быть объяснено тем, что большинство деятелей ДКР было репрессировано [1]. Только с началом «оттепели» статья о ДКР появилась в Исторической Энциклопедии (5 том, 1964), откуда без изменений перекочевала в 3 издание БСЭ (8 том, 1972), а затем в Украинскую Советскую Энциклопедию (3 том, 1979). В более подробных исследования периода «застоя» (Н.Гончаренко, В.Ревегук) ее создание клеймилось как ошибочное и антиленинское. Оживление исторической науки в годы «перестройки», интерес к своему прошлому привели к появлению ряда интересных работ о ДКР [2,3,4,7], хотя в некоторых повторялись старые тезисы о «неправомерности создания»[5,6].

В настоящей статье делается попытка сравнительной характеристики крупнейших государственных образований, возникших в 1917-1918 на территории Украины. Напомним, что согласно «Временной инструкции Генеральному Секретариату Временного правительства на Украине», территория УНР ограничивалась 5 губерниями центральной Украины (Киевская, Полтавская, Волынская, Подольская губернии и Черниговская без 4 северных уездов). Поскольку Центральная Рада приняла этот документ 22.8.1917, она согласилась с данными границами, которые номинально охватывали площадь 221420,8 кв. верст с населением 14071958 чел. (фактически меньше, ибо два западных уезда Волыни находились за линией фронта – под немецкой оккупацией). Территория ДКР подробно очерчена в декларации ее СНК: «Всего несколько месяцев назад Киевская Рада в договоре с князем Львовым и Терещенко установила восточные границы Украины как раз по линии, которая является западной границей нашей Республики. Западные границы Харьковской и Екатеринославской губерний, включая ж/д часть Криворожья Херсонской губернии и уезды Таврической губернии до перешейка… Азовское море до Таганрога и границы угольных Советских округов Донской области по линии ж/д Ростов-Воронеж до ст. Лихая, западная граница Воронежской и южная граница Курской губерний замыкают границы нашей Республики» [8]. Это составляет более 140 тыс.кв. верст с населением около 8,5 млн чел. Сложившееся в условиях отсутствия административного единства определенное «двоецентрие» Украины – тезис не новый. Еще в 1940-е гг Э.Бурджалов отмечал: «Географическое размежевание сил революции и контрреволюции произошло на Украине. Промышленные районы Украины, и прежде всего Донбасс, явились базой Советской власти. Правобережье Украины…, где было сильно кулачество, стало опорой Центральной Рады» [11]. Позже зарубежные историки Р.Шпорлюк и О.Субтельный признавали «существование двух Украин. Первая, «русская», охватывает индустриальный Донбасс и города на Юге – территории, никогда не бывшие частью исторической Украины. В то же время в Правобережной, части Левобережной, Западной Украине, всегда заселенной преимущественно украинцами, доминируют украинский язык и культура» [12]. Отличие русифицированного промышленного Юго-востока от сельскохозяйственного украинского Юго-запада выразилось и в том, что с самого начала революции сформировались отдельные областные объединения Советов – Донецко-Криворожского бассейна и Юго-Западного края. Русские в Дон-Кривбассе составляли 44,9% населения [13].

Как независимое государство УНР просуществовала 95 дней (причем 3 недели – «в екзилі» вне Киева), ДКР – 77 дней. Возникновение ЦР обычно датируется 4 марта 1917, когда в Киеве собралась группа представителей различных политических, культурных, профсоюзных, студенческих организаций, которые провозгласили себя Центральной Радой, как общественной украинской организацией (В.Верстюк, опираясь на данные М.Грушевского, считает датой создания ЦР 7 марта, когда было избрано руководство). Отметим, что никто их не избирал и не уполномачивал, таким образом, ЦР тоже можно назвать «самопровозглашенной». Прошедшие в Киеве Национальный конгресс (7-8 апреля), 1 Военный съезд (18-25 мая), селянский съезд (10-16 июня), рабочий съезд (24-26 июня) делегировали в состав ЦР несколько сотен своих представителей, сделав ее более легитимной. Хотя сам Грушевский признает, что «перейти до представництва, вибраного загальним голосуванням, нам доля не судила» [9]. То, что Рада «избрана не по всеобщему голосованию», отмечено и в меморандуме партии эсеров в декабре 1919 [10].

Раздробленность Донецко-Криворожского промышлен-ного региона (Юзовка и Мариуполь были разделены между Екатеринославской губернией и Областью Войска Донского, Краматорск и Старобельск относились к Харьковской губернии, а Кривой Рог – к Херсонской) волновало еще царское правительство. Поэтому уже в первые дни работы Временного правительства, 3 марта в Петрограде состоялось Особое совещание по топливу под патронажем министра топлива и промышленности А.Коновалова и был создан Временный Комитет Донецкого бассейна. Совещание решило: «Горная и горнозаводская промышленность Юга России, питающая страну топливом и металлом, требует ныне быстрых и решительных мер содействия для поддержки… действия Временного комитета распространяется на горные и горнозаводские предприятия в губерниях Екатеринославской, Харьковской, Таврической, Херсонской и Области Войска Донского» [18а]. Так были определены границы региона. Донкомитет во главе с инженером М.Чернышовым стал единым руководящим административно-хозяйственным органом Дон-Кривбасса. За 11 месяцев существования он успел обзавестись «рабочей фракцией» во главе с меньшевиком Цукублиным и был распущен в феврале 1918 за протесты против национализации. Таким образом, с самого начала при формировании границ столкнулись два принципа: национальный и административно-хозяйственный. Отметим, что первые Советы рабочих депутатов начали возникать раньше ЦР в промышленных центрах: 2 марта в Харькове, 3 марта в Киеве, 4 марта в Екатеринославе и Юзовке, 5 марта в Луганске и Макеевке. И первая на Украине конференция Советов прошла именно в Донбассе – в Бахмуте. 15-17 марта 132 делегата от 48 Советов собрались здесь, учредили координационный орган – Информбюро во главе с бундовцем и решили создать 6 районных объединений Советов. Побывавший тогда в Юзовке представитель Харьковского Совета «предложил организацию Областного Совета в Харькове в составе губерний: Харьковской, Херсонской, Таврической и Екатеринославской»[15]. Правда, центральность Харькова была признана не сразу: областная конференция большевиков Дон-Кривбасса, прошедшая 13-16 июля в Екатеринославе, определяя местопребывание обкома, раскололась почти пополам – за Харьков проголосовало 14, против 11, а 4 екатеринославских делегата отсутствовали. Центробюро ВРК Донбасса, а позднее Центроштаб Красной гвардии Донбасса располагались в Никитовке, затем в Юзовке, где выходила их газета «Донецкая правда».

25 апреля-6 мая 1917 в Харькове прошел 1 областной съезд Советов Донецкого угольного бассейна, Криворожского рудного района, Екатеринославской и Харьковской губерний. 170 делегатов учредили объединенный Областной комитет Дон-Кривбассейна, регион был разделен на 11 районов, создана стройная система Советов. Председателем Совета и Облисполкома был избран эсер Лев Голубовский, что отображало тогдашнюю ситуацию преобладания в Советах умеренных социалистов – эсеров и меньшевиков. Таким, образом, мы видим, что у истоков выделения Дон-Кривбасса стояли отнюдь не большевики. Такая же ситуация была и на 2 областном съезде, прошедшем 6-12 октября: из 148 депутатов было 47 большевиков, 41 меньшевик, 34 эсера, 2 анархиста, 22 беспартийных [13а] (по другим данным: 146 депутатов, 49 большевиков, 44 меньшевика, 42 эсера, 2 анархиста [14]). Легитимность этих съездов не подвергается сомнению никем. В то же время существует свидетельство А.Царинного (Стороженко), что Украинский Национальный Конгресс не был «собранием более или менее законно избранных представителей от всех групп малорусского населения… Никакие выборы не производились… Как съезд не был избран населением 9 малорусских губерний, а собрался самовольно, так и Рада не была избрана съездом, а сама себя ему навязала» [16].

Центральная Рада, хоть и не признала Октябрьскую революцию, воспользовалась этим временем для провозглашения своего 3 Универсала, в котором объявлялось о создании УНР, претендующей на земли Харьковщины, Екатеринославщины и др. Хотя представители ЦР еще 28 октября уверяли, что ее позицию «треба розуміти як поддержку Тимчасовому урядові» [21], Универсал фактически перечеркивал августовскую “Инструкцию”, четко определявшую, что присоединение этих земель к украинской автономии возможно лишь при условии, что местное население за это выскажется (а никаких опросов-референдумов не проводилось). Население же, как отмечала 1 декабря 1917 Екатеринославская “Звезда”, “на 70 % состоит из украинских рабочих и солдат, в наивысшей степени равнодушных, а чаще прямо враждебных к национальным желаниям” [3]. Прогрессирующее стремление Киевского правительства к национальному отделению от России (Первый Универсал – «автономия», Третий – «федерация», Четвертый – «самостийность») вызвало в регионе естественную негативную реакцию. К этому следует добавить идеологические противоречия между донбасскими большевиками и киевскими национал-демократами. Поэтому, презрев внутренние разногласия, Пленум Облкомитета 17 (30) ноября, тот самый, который отверг большевистскую резолюцию о поддержке Петроградского переворота, в то же время принял резолюцию «По украинскому вопросу. Заслушав и обсудив 3 Универсал Украинской Рады, Областной комитет СР и СД Донецкого и Криворожского бассейнов… констатирует, что Универсал проникнут сепаратистскими стремлениями, грозящими экономическому единству России… Облкомитет призывает пролетариат Дон-Кривбассейна требовать производства референдума… за оставление всего Дон-Кривбассейна с Харьковом в составе Российской республики» [17]. В этом были единогласны эсер Голубовский, меньшевик Рубинштейн, бундовец Бэр, большевик Артем. Аналогичные требования референдума выдвигались и в Екатеринославском губернском Совете (Э.Квиринг и др.). О том, что данное голосование адекватно отображает настроения местного населения, свидетельствуют результаты свободных демократических выборов в Учредительное собрание, прошедших в конце 1917 г. В Екатеринославе большевики получили 20849 голосов, украинцы – 12950, в Луганске соответственно – 11345 и 2122, Александровске – 1892 и 1308, Харькове – 27336 и 17, по рудникам Горловско-Щербиновского района – 16775 и 889 [18]. Центральная Рада могла опираться здесь только на украинизированные войсковые части, например, дислоцированный в Славянске 26 запасной полк, командир которого Малашко возглавил Луганскую «повітову раду». Однако и эти отряды большевиками оперативно разагитировались и разоружались.

На том же Пленуме 17 (30) ноября Артемом впервые была озвучена идея о создании «независимой от Киевских центров самоуправляющейся автономной Донецкой области», хотя есть и более ранние упоминания, например, его письмо в ЦК РСДРП(б) от 7 сентября о «фактическом декретировании республики Харьковской губернии» [4].

Далее вспомним историю с Всеукраинским Съездом Советов. Центральная Рада, первоначально саботировавшая его созыв, впоследствии перешла к другой тактике: согласившись участвовать, 4 (17) декабря заполнила зал заседаний вне всяких квот своими сторонниками. Агрессивно настроенные «депутаты», захватив бюро Съезда, наштамповали себе «мандатов», силой отстранили от работы Оргкомитет и превратили Съезд в очередную манифестацию верности ЦР. «Чтобы гарантировать перевес своих сторонников, Генеральный Секретариат ограничил въезд в Киев – разрешение выдавали органы внутренних дел… Делегатам-большевикам устраивали обструкцию, стаскивали их с трибуны… Действовала режиссура собрания при отсутствии оппонентов». Законно избранные депутаты (127 человек от 49 Советов) заявили протест и убыли в Харьков, где объединившись с делегатами 3 областного Донецко-Криворожского съезда, провели параллельный Съезд Советов, провозгласивший 12 (25) декабря на Украине Советскую власть. Можно согласиться с В.Семененко и Л.Радченко, что, поскольку на Харьковском Съезде было представлено лишь 89 Советов, «оба первых Съезда Советов Украины невозможно считать легитимными» [20].

Отметим, что до этого времени Донецкий Совет по-прежнему возглавлялся эсеро-меньшевиками. Только 7 (20) декабря в Харькове открылся 3 областной съезд, 77 делегатов которого (примерно половина – большевики) представляли 46 Советов региона. Лишь на этом съезде произошла большевизация руководства: председателем Облсовета стал Б.И.Магидов, а Президиум Исполкома возглавил С.Ф.Васильченко. Хотя съезд, по решению Пленума 17 (30) ноября, был созван для решения вопроса об автономии, в условиях радовско-калединской военной угрозы депутаты решили этот вопрос не затрагивать. Преобладали объединенческие настроения. И именно благодаря им украинским большевикам удалось добиться соединения сил для проведения Съезда Советов, альтернативного Киевскому.

Следует заметить, что провозглашенные 3 Универсалом социальные реформы (упразднение помещичьей и другой собственности на землю, 8-часовой рабочий день и др.) оказались во многом декларативными. Уже 14 ноября был опубликован циркуляр Генерального Секретариата, фактически отменявший их. Указывалось «вжити заходів проти самочинного захвату землі, інвентаря... захоплювати ж землю для поділу її між громадян вони не мають права» [19]. Кулацкие хозяйства размером до 50 десятин объявлялись «трудовыми» и неприкасаемыми. Таким образом, ЦР повторяла порочный путь своего российского аналога - Временного правительства, затягивая решение кардинальных жизненных вопросов, откладывая их на потом. На этом фоне большевики, отменившие собственность на землю полностью и безоговорочно в первый же день пребывания у власти, выглядели гораздо привлекательнее. А Донецкие власти автоматически распространяли действия декретов Петроградского СНК на подконтрольную территорию.

Нельзя обойти молчанием и тот факт, что издание 4 Универсала, провозглашавшего полную государственную самостоятельность, было вызвано не внутренними, а в первую очередь внешними причинами, а именно требованием австро-германской стороны на переговорах в Бресте провозгласить формальную независимость, чтобы УНР имела право как суверенная держава заключить договор, приглашавший в Украину австро-немецкие «миротворческие» войска. Кстати, принимался он не на общем заседании Рады, а узким составом ее Президиума 9 (22) января 1918 года (за – 39, против – 4, воздержались 6). 4 Универсал также остался в основном декларацией, действие которой не простиралось за околицы Киева: дальше уже были красные. Уже 25 января (7 февраля) ЦР покинула столицу и перебралась поближе к западной границе. А 27 января (9 февраля) представители «правительства без территории» подписали в Бресте договор со странами Четверного союза. В этот же день в Харькове открылся 4 областной съезд Советов Дон-Кривбассейна (74 депутата от 41 Совета: 48 большевиков, 19 эсеров, 5 меньшевиков, 2 беспартийных). Материалы развернувшейся на нем дискуссии, опубликованные в спецвыпуске «Известий Юга» от 17.2.1918, уже излагались в литературе [3, 5]. Поэтому ограничимся одной цитатой из выступления Артема: «Националистические предрассудки погибли с Центральной Радой и необходимо создавать Советские республики не по национальному, а по экономическому признаку. Сохранение же Донкривбассейна в составе Украины было бы несправедливо» [3].

Какой принцип лучше: экономический или этнографический – вопрос открытый. По моему личному мнению, национальный подход, сводящий все к биологии, гораздо менее прогрессивен, чем экономико-хозяйственный, особенно в современных условиях развитого индустриального общества. Другое дело, что в 1918 году это казалось несвоевременным. Кстати, и главный противник провозглашения ДКР – М.Скрыпник признавал: «Ставить в основу организации власти экономический принцип правильно, однако нельзя будущее переносить в настоящее… Предлагаю резолюцию: Донецкий бассейн и Криворожский район составляют автономную область Южно-Российской Украинской Республики как части Всероссийской Федерации Советских Республик» [3]. Большинство с ним не согласилось. 29 января (11 февраля) съезд 50 голосами против 24 решил: ДКР быть. Комитет избрали в составе 5 большевиков, 3 эсеров и меньшевика, во главе с Васильченко, что опять-таки опровергает расхожее мнение о «большевистской выдумке». Кстати, большевик Скрыпник приписал идею республики меньшевикам и эсеры с ним солидаризировались. «За» выступали как большевики, так и меньшевики, хотя, например, Сандомирский был против. В формируемом правительстве 4 поста были предложены эсерам. Позже в СНК ДКР вошли луганские меньшевики А.Каменский, А.Повзнер и эсер Ханзон. Но первый состав СНК, сформированный 1 (14) февраля был чисто большевистский. Таким образом, размежевание между сторонниками и противниками ДКР шло отнюдь не по партийной линии. Причины ее возникновения были сугубо внутренние, свои, региональные, а не навязанные извне.

Проблематичным остается вопрос об отношении к созданию ДКР центрального большевистского руководства. Известна телеграмма Председателя ВЦИК Я.Свердлова: «Отделение считаем вредным», однако практически одновременно, 18 февраля в Харьков поступило письмо из Секретариата ЦК РСДРП (б) за подписью Е.Стасовой: «Уважаемые товарищи… Приветствуем вас за ту последовательную линию, которую вы провели при формировании СНК» [3]. В.Астахова [26] и В.Шевченко [5], ссылаясь на воспоминания Б.Магидова, Е.Репельской-Артем, М.Скрыпника, четко утверждают, что Ленин одобрил идею создания ДКР. Однако П.Варгатюк [6] и Д.Корнилов [4] это опровергают, указывая на отсутствие документов, и категорически утверждают, что Ленин затею осудил.

Во всяком случае, в условиях угрозы оккупации (18 февраля австро-немецкие войска по договору с Центральной Радой начали наступление на Украину) теоретические планы быстро уступили место практическим идеям организации обороны. Руководство УНР весьма халатно относилось к организации вооруженных сил. По воспоминаниям В.Винниченко, Петлюра на посту генсекретаря «ніякого ні знання, ні уміння, ні талантів у військових справах не виявив, але пройнявся великою честолюбністю... Весь свій час уживав на наради та на “накази по армії”, якої не було, правив урочисті служби божі й кінець кінцем так занедбав справу реального формування українського війська, що ЦР мусила висловити йому догану й позбавити його за нездатність і недбальство поста» [22]. По официальным данным, Петлюра ушел в отставку 18 декабря, то есть, в тот самый момент когда перед украинским «вояцтвом» встала реальная боевая задача (не парады, а сражения). За это ЦР поплатилась полным крахом, чтобы позже в эмиграции заняться сочинением самооправдывающих красочных легенд. Наиболее известная: однодневный бой под станцией Круты, невероятно раздутый националистической историографией. Фактически же имела место мелкая авантюра киевского командования, выславшего незначительный отряд необученной молодежи (680 юнкеров и студентов) против превосходящих сил Красной Гвардии. Оставленные командованием студенты при отступлении заблудились, попали в окружение красных и погибли. Общие потери – около 300 человек. Явное поражение, что здесь героизировать?

В отличие от УНР руководство ДКР отнеслось к военному делу более серьезно: одна из «внешних» причин возникновения республики – организация военного отпора оккупантам на границах Донецко-Криворожского бассейна. На основании декрета Петроградского СНК о создании Красной Армии, 27 февраля СНК ДКР издал свой декрет о всеобщей мобилизации сил для отпора врагу. 4 марта был учрежден Центральный штаб обороны во главе с наркомом военных дел М.Рухимовичем. Десятки тысяч донбассовцев добровольно пополнили вооруженные силы республики. 30 марта был утвержден план обороны Донбасса, предусматривавший создание 2 укрепрайонов – Юзовского, во главе с Д.Пономаревым и Ш.Грузманом, и Луганского, под руководством К.Ворошилова и А.Пархоменко. Разрозненные отряды были сведены в Красную Армию Донбасса, насчитывавшую в середине апреля 13 тысяч бойцов (командиры А.Геккер, потом П.Баранов). Красные ожесточенно сопротивлялись, неоднократно переходили в контратаки. 7 апреля под Змиевом, отступая из Харькова, разбили передовые отряды немцев. 16 апреля, перейдя в контратаку на Купянск, отбросили немцев и отбили станцию Берестовая, а в направлении Лозовой продвинулись на 60 верст, взяв станции Барвенково, Дмитровку, Гусаровку, Григорьевку, Банты и др. 26 апреля контратаковали у ст.Родаково. Если сравнить это с одной-единственной «битвой» войск УЦР (и то проигранной) – выводы однозначны. Выступая в Харьковском Совете, Артем отмечал: «Весьма возможно, что успех, который немцы имели в начале наступления на Киев, на Украину, будет продолжаться. Однако они встретили огромное сопротивление на западе. Около двух дивизий завязли в своем стремительном шествии, когда дошли до пределов ДКР. Это понятно. Донецко-Криворожский бассейн – это не бесформенная страна, не бесформенное население… Как бы плохи не были наши отряды… степень быстроты продвижения немцев сейчас определяется в 50 раз меньше, чем тогда, когда было наступление на Петроград» [23]. Благодаря этим усилиям, руководству ДКР удалось эвакуировать большое количество имущества. За красными отрядами в Россию ушло 60-65 тыс. рабочих с семьями (около 200 тыс. чел.), не желая оставаться под немецкой оккупацией.

Не следует думать, что деятельность СНК ДКР ограничивалась вышеупомянутым. В статье В.Корнилова подробно проанализирована и конструктивная сторона: Наркомат Юстиции (В.Филов) провел судебную реформу, введя единые формы судопроизводства; Южный Облсовнархоз во главе с инженером В.Бажановым национализировал и объединил все предприятия региона в единый комплекс, добился даже роста производительности труда; Наркомат просвещения (М.Жаков) ввел бесплатное образование для детей бедноты, открыл курсы ликбеза, разработал программу детских летних лагерей и даже открыл несколько украинских школ и украинскую гимназию в Харькове [2]. То есть государствообразующие процессы в ДКР шли не хуже, чем в УНР.

После взятия немцами Харькова 8 апреля правительство ДКР переехало в Луганск. Этот луганский период – тема малоизученная. Отметим, что в рамках эпидемии «всеобщего сепаратизма» здесь еще в марте был сформирован собственный СНК во главе с Ю.Лутовиновым. Конец марта ознаменовался кризисом в правительстве ДКР, когда наиболее упорные сторонники сохранения республики осудили линию Артема, участвовавшего во 2 Всеукраинском Съезде Советов и согласившегося перевести ДКР как автономную единицу из состава России в состав советской Украины (это решение ряд историков ошибочно считает концом существования ДКР). Привезенное им в Харьков решение Съезда считать Украину «как республику федеральную, объединяющую все советские объединения – вольные города и республики как автономные части Украинской Федеративной Советской Республики» было встречено 29 марта заявлением о выходе из состава СНК Жакова, Филова, Васильченко. За неподчинение партийной дисциплине (ведь это решение было санкционировано Лениным) они были исключены из партии. А освободившиеся посты после переезда в Луганск заняли представители местного СНК: Я.Истомин, А.Червяков, Осипович и др.

Еще одним аргументом апологетов УНР является то, что «народные комиссары» были абсолютно неизвестными людьми для украинского народа. Аргумент неубедительный и демагогический. Неужели его авторы В.Верстюк и В.Смолий всерьез считают, что министры Центральной Рады были в народе более известны ? А как тогда объяснить ламентации В.Винниченко («Перший момент ЦР не могла сформувати уряду просто через брак... смішно сказати, через брак дорослих осіб. Начисельніша на той мент українська партія есерів не могла виставити кандидатів на міністрів старше 25 років... Для престижу її треба було хапатися за всякого, хто виявляв себе прихильником соціял-демократії.»[22]); выводы О.Субтельного («Ощущался острый недостаток компетентных людей для организации и укомплектования административного аппарата державы. Люди же, бывшие в наличии, были молодыми и неопытными» [24]); и наконец воспоминания очевидца о том, как въезжало в Киев национальное правительство: «Расхлябанный неврастеник писатель Винниченко, а за ним – какие-то замшелые и никому не ведомые министры» [25].

Финалом Центральной Рады стал её разгон немцами, которых она сама пригласила в Украину, 29 апреля 1918 года. Примерно в это же время правительство ДКР с боями отступило из Украины к Царицыну (Луганск сдан 28 апреля, Чертково – 30 апреля). Таким образом, если конец УНР был связан с внутренним кризисом ее режима, то ликвидация ДКР была обусловлена чисто внешним фактором – иностранной оккупацией. Опыт создания и существования республик, организованных на различных принципах (национальном и экономическом), вполне сопоставим и не дает основания для определения безусловных преимуществ какого-либо одного подхода.

 

ЛИТЕРАТУРА

1.Федоровский Ю.Р. Судьбы наркомов.// Коммунист Донбасса.-2000.-4 февраля.

2.Корнилов В.В. Забытая страна.//Донецкий кряж.-1998.-19 февраля.

3.Федоровский Ю.Р. Донецко-Криворожская республика.// Братья-Славяне.-№2.-октябрь 1998.

4.Корнилов Д.В. Отчаянная республика.// Донецкий кряж.-1999.-25 февраля.

5.Шевченко В. О Донецко-Криворожской Республике.// Комсомолец Донбасса.-1990.-9-11 февраля.

6.Варгатюк П.Л. ДКР в оцінці В.І.Леніна.// Український історичний журнал.-1988.-№4.-С.33.

7.Карасев Ю. Гибель Донецкой республики.// Салон Дона и Баса.-1999.-9 апреля.

8.Известия Юга.-№42.-6 апреля 1918.

9.Грушевський М.С. Спомини.// Київ.-1989.-№9.-С.123.

10.Украинский сепаратизм в России.-М.,1998.-С.95.

11.Бурджалов Э. Как победила Великая Октябрьская Социалистическая Революция.-М.,1948.-С.178-179.

12.Subtelny Orest. Ukraine: A history.-Toronto, 1988.-P.525; Szporluk R. Russians in Ukraine and Problems of Ukrainian Identity in the USSR.// Ukraine in the Seventies.-Oakville, 1975.-P.212.

13.Астахова В.И. Революционная деятельность Артема в 1917-1918 гг.-Харьков, 1966.-С.97.

13а.Там же.-С.54.

14.Гамрецький Ю.М. Другий обласний з’їзд Рад робітничих і солдатських депутатів Донбасу і Криворіжжя.// Питання історії СРСР.-Харків, 1977.-Вип. 22.-С.31.

15.Государственный архив Донецкой области.-Ф.806, оп.1, д.31, л.195.

16.Украинский сепаратизм в России.-С.189-190.

17.Государственный архив Луганской области.-Ф.Р-702, оп.1, д.286, л.59-60.

18.Федоровський Ю.Р. Повстанський рух в Донбасі та Махно. Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук.-Донецьк, 2000.-C.188.

18а.Там же.-С.24.

19.Український історичний журнал.-1991.-№9.-С.24.

20.Семененко В.И., Радченко Л.О. История Украины.-Харьков, 1999.-С.281-282.

21.Український історичний журнал.-1991.-№8.-С.30.

22.Винниченко В.К. Заповіт борцям за визволення.-К.,1991.-С.25-26.

23.Могилевский Б.Л. Артем.-М.,1960.-С.334.

24.Subtelny Orest. Ukraine: A history.-P.350.

25.Паустовский К.Г. Собрание сочинений в 6 томах. Том 3.-М.,1957.-С.697.

26.Астахова В.И. Указ.соч.-С.110-112.

 

SUMMARY

The paper is devoted to the comparative analysis of two most great quasi-states formations on the Ukrainian lands during the beginning of the Civil War (1917-1918). The author compares the activity of goverments of Ukrainian People’s Republic and Donetsk-Krivorozhskaya Republic in differentspheres and criticizes the modern Ukrainian historiography as non-objectiv and prejudiced to the DKR.

promo yadocent октябрь 16, 05:23 1
Buy for 90 tokens
Уголовная ответственность несовершеннолетних в РИ. Уголовная ответственность в Российской империи начиналась в возрасте 10 лет без гендерного различия. Условных наказаний предусмотрено не было и дети получали реальные приговоры. Нижняя планка была установлена в 1765 году секретным указом…

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
livejournal
Feb. 11th, 2013 07:12 pm (UTC)
О Донецко-Криворожской Республике
Пользователь lrus1981 сослался на вашу запись в записи «О Донецко-Криворожской Республике» в контексте: [...] что «державотворчі процеси» шли в ДКР не хуже, чем в УНР (сравнительная характеристика [...]
livejournal
Mar. 3rd, 2014 05:55 am (UTC)
"Бандера - герой Украины" - 1
Пользователь stepan_zweruga сослался на вашу запись в записи «"Бандера - герой Украины" - 1» в контексте: [...] Про Донецко-Криворожскую республику УНР и ДКР [...]
livejournal
Mar. 3rd, 2014 08:25 am (UTC)
"Бандера - герой Украины" - 1
Пользователь magzz_80 сослался на вашу запись в записи «"Бандера - герой Украины" - 1» в контексте: [...] Про Донецко-Криворожскую республику УНР и ДКР [...]
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

1993
yadocent
yadocent

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow