June 6th, 2012

1993

Объявлена война русскому языку



В Киеве на Всеукраинском выездном (???)  собрании депутатов Львовского, Ивано-Франского, Тернопольского областных советов и Львовского городского совета устами Ирины Фарион была объявлена война русскому языку и всему русскому:

«Мы уничтожим этих собак, которые изменили этническую карту Украины», – заявила Фарион.

В результате, принятая Всеукраинским собранием депутатов резолюция «Один язык, одна нация, одна Родина – это Украина!» с заведомо неисполнимым требованием к Президенту не подписывать закон про языки и распустить Верховную Раду, была передана в Администрацию Президента.

А вот собственно, кого они не стесняясь копируют


"Один народ, один рейх, один фюрер!"
И кто после этого языковый провокатор?

via


promo yadocent january 28, 05:22 1
Buy for 90 tokens
32 года назад
1993

О советских партизанах и шаблонном мышлении.

Оригинал взят у ps_84 в О советских партизанах и шаблонном мышлении.

Давно искал эти мемуары, и наконец-то снова нашел. Даю в очень краткой порезке.

Отряд был необычный: он, действительно, состоял преимущественно из научных работников исследовательского института при заводе Главмаргарина в Краснодаре (технари!), а также из инженеров самого завода. Только около 20% участников не имели высшего образования — но это были или высококвалифицированные рабочие, или мастера (в то сравнительно бедное дипломами время они были поистине интеллектуальной элитой!). [...]

Несколько дней после захвата немцами Краснодара партизаны «отдыхали» — обустраивали лагерь в труднодоступном районе гор. А потом начали.

Минировали комплексно. То есть, не ограничивались одной чудовищных размеров миной для основного эшелона, но, зная, что к месту крушения прибудут два вспомогательных поезда с двух сторон, закладывали еще две вспомогательные мины чуть поодаль. Зная также, что к месту диверсии из ближайших занятых немцами населенных пунктов на подмогу выедут грузовики с гитлеровцами, на всех прилегающих дорогах устанавливали фугасы; минировали также и обходные пути (один из научных работников обладал невероятным чутьем: он закладывал мины не на «очевидном» месте типа тропинки, а где-нибудь в стороне, под кустиком; когда же над ним начинали подтрунивать, объяснял, что это единственное место, которое может выбрать немецкий снайпер, — и точно: на следующий день под этим кустиком находили обрывки тряпок и обломки снайперской винтовки). Словом, при комплексном минировании в течение часа после первого взрыва срабатывали и все остальные заряды...


Collapse )