June 26th, 2012

1993

США, как прибежище нацистских преступников

Оригинал взят у stomaster в США, как прибежище нацистских преступников

Американская разведслужба прятала от международного правосудия десятки нацистских военных преступников и их пособников, свидетельствует шестисотстраничный доклад Министерства юстиции США, содержание которого скрывали четыре года. В конце концов под угрозой судебного иска министерство выпустило отредактированную версию, откуда самые чувствительные фрагменты были исключены. Однако полная версия доклада попала в распоряжение газеты The New York Times.


Самым выдающимся военным преступником, с которым сотрудничало ЦРУ, оказался Отто фон Болшвинг, пишет "Независимая газета". Это сотрудник ведомства Адольфа Эйхмана, который непосредственно участвовал в разработке плана чистки Германии от евреев. Содействие фон Болшвингу в получении убежища Вашингтон оказал в 1954 году, и фон Болшвинг стал работать на ЦРУ.

Все же Министерство юстиции решило в 1981 году добиваться депортации фон Болшвинга из США. Но он в том же году умер в возрасте 72 лет.

Среди укрытых ЦРУ фашистов оказались и другие заметные деятели Третьего рейха. Например, Артур Рудольф, который руководил заводом боеприпасов Mittelwerk. На этой должности он организовывал использование подневольного труда угнанных в Германию рабочих и военнопленных. Власти США на это пятно в биографии Рудольфа закрыли глаза и доставили его в Америку. Ведь Рудольф многое знал о производстве ракет. NASA отметило его заслуги наградой. Его называют отцом ракеты Saturn 5.

О сотрудничестве ЦРУ с ветеранами фашизма было известно и ранее - их использовали в качестве источников развединформации, а также как ученых. Но данный доклад проливает свет на уровень сотрудничества американских спецслужб с самыми закоренелыми преступниками. Доклад выяснил также, что нацистских преступников допустили в США, зная об их прошлом. "Америка, которая гордилась тем, что стала надежным прибежищем для преследуемых, стала - в небольшой степени - надежным прибежищем также и для преследователей", - говорится в нем.

Но он все же ставит под сомнение названную ранее цифру в 10 тысяч фашистских преступников - видимо, в США их оказалось все же меньше. К тому же Служба специальных расследований выявила более 300 фашистов, которые не были допущены в США, либо лишены гражданства и депортированы.

Доклад составил старший юрист Минюста Марк Ричард, который в 1999 году уговорил генпрокурора Джанет Рино начать работу. Он же отредактировал окончательную версию в 2006 году и призвал руководство ведомства опубликовать доклад, но получил отказ. Заболев раком, он сказал семье и друзьям, что хотел бы увидеть доклад опубликованным при своей жизни. Марк Ричард умер в июне 2009 года. Выступая на его похоронах, генпрокурор Эрик Холдер сказал, что говорил с Ричардом за неделю до смерти, и он все еще пытался добиться обнародования доклада.

Collapse )
promo yadocent january 28, 05:22 1
Buy for 90 tokens
32 года назад
1993

Шаламов и Солженицын

В июне с. г. исполнилось 105 лет со дня рождения Варлама Тихоновича Шаламова (1907-1982). Это событие выходит за рамки чисто литературного. Возможно, оттого, что сейчас для всех зрячих людей всё более очевидным становится тот беспросветный тупик, в который завёл общество путь отрицания российской революции ХХ века, тотального её очернения. Духовным "пастырем" этого пути (и, кстати, другом ныне царствующего Цезаря) не без оснований считается А. И. Солженицын.

Поэтому невольно рождается вопрос: а как можно было иначе? Можно ли было по-иному осмыслить имеющийся опыт, включая и тюремно-лагерный, отечественной истории ХХ столетия? Сделать из него совершенно иные выводы?

Шаламов своей жизнью и творчеством отвечает на этот вопрос: да, можно! В 1999 году Солженицын опубликовал в "Новом мире" свою полемику с Шаламовым (вернее, уже с памятью о нём).

Солженицын, в частности, писал: "Он никогда, ни в чём ни пером, ни устно не выразил оттолкновения от советской системы, не послал ей ни одного даже упрёка, всю эпопею Гулага переводя лишь в метафизический план".

Ещё: "несмотря на весь колымский опыт, на душе Варлама остался налёт сочувственника революции и 20-х годов. Он и об эсерах говорил с сочувственным сожалением, что, мол, они слишком много сил потратили на расшатывание трона, и оттого после Февраля - у них не осталось сил повести Россию за собой".

Но вот парадокс - по нынешним временам обвинения Солженицына звучат скорее комплиментами. Да, Шаламов всю свою сознательную жизнь был нескрываемым "сочувственником революции и 20-х годов". О 20-х годах он написал яркий и восторженный мемуарный очерк, опубликованный в 1987 году "Юностью". Шаламов писал: "Октябрьская революция, конечно, была мировой революцией. Естественно, что во главе этой великой перестройки шла молодежь. Именно молодежь была впервые призвана судить и делать историю. Личный опыт нам заменяли книги - всемирный опыт человечества... Конец 24 года буквально кипел, дышал воздухом каких-то великих предчувствий, и все поняли, что НЭП никого не смутит, никого не остановит. Ещё раз поднималась та самая волна свободы, которой дышал 17-й год. Каждый считал своим долгом выступить ещё раз в публичном сражении за будущее, которое мечталось столетиями в ссылках и на каторге... Завтра - мировая революция - в этом были убеждены все".

Шаламова покоряла атмосфера всеобщего равенства и духовной свободы, рождённая революцией: "В те времена попасть к наркомам было просто. Любая ткачиха трёхгорки могла выйти на трибуну и сказать секретарю ячейки: "Что-то ты плохо объясняешь про червонец. Звони-ка в правительство, пусть нарком приезжает". И нарком приезжал и рассказывал вот так-то и так-то. И ткачиха говорила: "То-то. Теперь я всё поняла".

Солженицын: "Та политическая страсть, с которой он когда-то в молодости поддержал оппозицию Троцкого, - видно, не забита и восемнадцатью годами лагерей".

Действительно, впервые Шаламов был арестован в 1929 году именно как участник левой, троцкистской оппозиции. Он попал в засаду на подпольной типографии троцкистов. Хоть Шаламов и был беспартийным, но его "троцкизм" вовсе не был каким-то поверхностным и случайным "налётом", как пренебрежительно выражается Солженицын. Шаламов тогда, как видно по его текстам, разделял все основные положения левой оппозиции: например, он положительно оценивал "левый поворот" Кремля 1929 года против Бухарина и "правых", только сомневался в прочности и долговременности этой линии.

И в 50-е годы Шаламов, как следует из его переписки, сочувственно отнёсся к факту обращения жены Льва Троцкого Натальи Седовой к ХХ съезду КПСС с требованием о реабилитации мужа. (Кстати, и в 60-е, 70-е годы Шаламов оставался горячим поклонником революционеров - уже нового поколения, таких, как Че Гевара. Хранительница литературного наследия Шаламова Ирина Сиротинская: "Часами рассказывал он мне о Че Геваре так, что и сейчас я ощущаю сырость сельвы и вижу человека, фанатично продирающегося через неё").

Но не одни только троцкисты, а все революционеры 20-х годов вызывали у Варлама Тихоновича одинаково уважительное отношение. И в этом он тоже - антипод Солженицына.
Collapse )