November 16th, 2012

1993

Из воспоминаний А.Боярчикова

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ О ТРОЦКОМ

О Троцком я услышал, когда ехал в конке за Нарвской заставой, в Петрограде. Это было в марте 1917 года, вскоре после свержения царя Николая II.

В конке было много народу: рабочие, солдаты, женщины с сумками, а также два студента-путейца, дьякон в черной рясе и почтовый чиновник с белой повязкой на рукаве. По этим повязкам с красными буквами «Н.М.» узнавали тогда народную милицию, учрежденную Временным правительством вместо распущенной царской полиции. В конке было шумно. Женщины жаловались на очереди за хлебом и на дороговизну, обвиняя в том бывшую императрицу-немку и ее министров-немцев. Рабочие и солдаты прислушивались к женскому разговору и не соглашались. Виновниками страданий России они считали капиталистов и помещиков, которые затеяли войну и послали умирать русских солдат, а в тылу заставили голодать их жен и детей. Стоявший рядом со мной молодой рабочий сказал:

— Войну придумали буржуи, она приносит им богатства, а рабочим — смерть и голод. Так больше жить нельзя.

Слова молодого рабочего вызвали оживление в конке. А пожилой солдат в серой шинели и папахе продолжил:

— Разве это по-христиански? Я три года в окопах вшей кормил, а что за это мне дали? Ничего. Я малоземельный крестьянин и едва свожу концы с концами. А помещик имеет много земли. Мы ему землю обрабатываем, а он только деньги огребает — так больше жить нельзя. Да. Не по-христиански.

В словах пожилого солдата слышалась вековая мечта Мужика о земле и лучшей крестьянской судьбе. Рядом с ним стоял раненый солдат, у которого левая рука висела на черной повязке. Женщины поглядывали на него и тяжело вздыхали. У солдата на груди был серебряный крест Георгия Победоносца — высшая солдатская награда за храбрость в бою. Раненый солдат стал рассказывать своим товарищам про вчерашний митинг в цирке Чинизелли, где с большой речью выступил Троцкий:

— Ну, братцы, и оратор же этот Троцкий. В голосе у него есть звон — как набат. Он говорил о мировом социализме... Тогда не будет ни бедных, ни богатых... Говорил еще про Временное правительство, которое является правительством капиталистов и помещиков, поэтому нам с ним не по дороге. Мы должны создать свое социалистическое правительство рабочих и крестьян. Троцкий еще сказал, что нужно отнять фабрики и землю и передать бесплатно рабочим и крестьянам в общее пользование.

Рассказ раненого солдата произвел впечатление на пассажиров. Он возымел такое действие, будто ударил гром среди ясного неба. Его окружили женщины и стали рассматривать серебряный крест и больную руку.

Кто-то спросил про Троцкого, в какой он состоит партии. Солдат не знал, что ответить. Но его выручил старый рабочий в темных очках, сидевший неподалеку.

— Троцкий состоит в партии социалистов-интернационалистов, — сказал он. — Еще в 1905 году рабочие выбрали его председателем Петербургского Совета рабочих депутатов. В 1905 году Троцкий руководил восстанием рабочих Петербурга. За это царь Николай II выслал его в Сибирь «на вечное поселение», а из Сибири он бежал за границу. Теперь он вернулся в Петроград.

В конке нарастал шум. Люди переговаривались, пересказывая слова старого рабочего. Все были взволнованны. Рассказы о Троцком и о его последней речи всем понравились. Это было новое слово революции...

Вдруг раздался мощный голос дьякона, и все стихли:

— Православные, — сказал он. — Троцкий — человек не русский, а иудей. Он и веры не христианской, а иудейской. Опомнитесь, православные! Христианам нельзя идти за иудеем. Это нам запрещают Господь Бог и православная церковь.

В конке все молчали, опустив головы. Все пассажиры были преимущественно верующими и боялись кары Божьей за непослушание слову Божьему, изреченному пастырем. Эти люди не знали тогда, что православная церковь доживала свою последнюю «вечерню». В наступившей тишине сердца бились в тревоге. Однако в напряженной тишине раздался звонкий, молодой голос студента-путейца.

— Вы не правы, отче, — сказал он. — О человеке надо судить не по его национальности и вере в Бога, а по тому, что он сеет на земле — добро или зло. Иисус Христос тоже был иудей, а ему поклоняется половина человечества. Если Троцкий принес на землю добро, то за ним пойдут миллионы людей.

Люди облегченно вздохнули. Будто гроза прошла стороной. На студента смотрели с благодарностью. Он сумел погасить в душе слушателей упреки совести и разрешил сомнения, волновавшие их. Этот разговор в конке запомнился мне на всю жизнь и глубоко запал в мою юную душу. Я с большой радостью понял тогда, что у российского трудового народа есть мужественный защитник в лице Троцкого, который пойдет на смерть за народное счастье.


Collapse )
promo yadocent сентябрь 10, 05:48 Leave a comment
Buy for 90 tokens
8 сентября в Далевском университете прошел Круглый стол «Научно-промышленный потенциал Луганской Народной Республики: перспективы развития в интеграции с Российской Федерацией», организованный Министерство промышленности и торговли ЛНР, Федерацией профсоюзов и ГОУ ВО ЛНР…
1993

Чтоб помнили. А.Боярчиков

Александр Иванович Боярчиков – один из того легендарного поколения большевиков гражданской войны. Уроженец г. Воротынска Калужской губернии (1902) окончил 4 класса церковно-приходской школы, с января 1914 года жил и работал в Петербурге, рабочим в шапочной мастерской.

После Октябрьской революции вступил в Комсомол одним из первых в городе и с началом военных действий в мае 1918 добровольцем поступил в Красную Армию. Воевал в отдельном батальоне лыжников на деникинском фронте, затем в 3 запасном полку в Харькове, с сентября 1919 — в РВС 13 армии, с июня 1920 г. — во 2 конном корпусе, преобразованном во 2 Конную армию. Был шифровальщиком при штабе командующего, лично знаком с Думенко, Жлобой, Мироновым. С января 1921 — в 9 Кубанской армии, с 16 декабря 1924 до 1 сентября 1926 г. — помощник начальника 1 части шифровального управления Штаба РККА. Как один из соратников Троцкого был уволен из армии и отправлен в «долгосрочный отпуск».

«Вернувшись с войны», Александр занялся самообразованием. Учился в Государственном институте журналистики, после исключения в 1928 поступил в Московский университет. В 1930 г. окончил 2 курса литературного отделения этнографического факультета МГУ, работал зав. курсами и зав. рабфаком Московского института технологии зерна.

За участие в оппозиционной деятельности (участвовал в похоронах Иоффе, «проводах Троцкого») в 1930 году был исключен из партии, затем арестован 2 сентября 1932 и после 3 лет заключения отправлен в ссылку. 27 мая 1936 последовал новый арест и новый пятилетний срок (ИТЛ п/я Ж-175, Воркута), закончившийся 27 мая 1941.

После освобождения вернулся на родину в Воротынск, работал в каменном карьере, затем лесотехником. В 1942 призван в Красную Армию, служил в 110 минометном полку 1 Ударной армии, участвовал в боях по освобождению Пскова. Был демобилизован по ранению 10 февраля 1945 года.

Вернулся на работу лесничего, однако репрессивная машина не оставляла его в покое. 7 сентября 1949 последовал новый арест и срок. Окончательное освобождение наступило 25 июня 1956 года. Многолетнее заключение не сломило его волю, воссоединившись с женой (которая также была репрессирована), Александр Иванович засел за написание воспоминаний. Первый вариант был закончен в 1957 и пошел по рукам в списках (с ним ознакомились в частности, известный архитектор и соузник Боярчикова по карагандинским лагерям С.Карпов, биофизик А.Чижевский, А.Солженицын). Реабилитированный ветеран ВОВ А.И.Боярчиков скончался в 1981, так и не дождавшись публикации. Попытки издания в 1988 и 1990 окончились безуспешно. Только в 2003 полный текст воспоминаний увидел свет под редакцией В.Соловьева.

Его жена Александра Яковлевна Чумакова (1901-1980) – участница гражданской войны на Тамбовщине. В 1932 работала в Московском комитете ВКП(б), после ареста мужа была исключена из партии, а через три дня также арестована. Отбыла трехлетнюю ссылку в Самаре, в 1935 снова арестована и осуждена. Последний арест со ссылкой в Сибирь произошел в сентябре 1949, его следствием стала 2 группа инвалидности (1955). Полностью реабилитирована в 1956.