January 14th, 2014

1993

«Дремлющий фашизм» ФРГ

Политический терроризм знаком почти всем странам мира. В некоторых странах изолированные акты политического терроризма перерастали в систематическую вооруженную борьбу против правительства, в “городскую герилью”, в то, что на профессиональном языке политологов называется “гражданской войной малой интенсивности”. Понятно, как это происходит в странах, где тлеют национальные или религиозные конфликты. Но как возникает “городская герилья” на чисто социальной почве? Как и почему оппозиционные движения переходят к насильственным методам борьбы с правительством?

Конечно, в разных странах это бывает по-разному, тем более, что и чисто политический терроризм может быть разным – как левым, так и правым. А в некоторых странах существуют освященные историей традиции вооруженной борьбы – например, в Венесуэле, Аргентине или Колумбии – и там к террористической борьбе не раз переходили обычные либеральные партии парламентского типа.

Но для нас наиболее показателей опыт ФРГ, городской герильи 60-х – 90-х годов в этой стране и, в первую очередь, история организации “Фракция Красной Армии” (Роте Армее Фракцион, РАФ).

РАФ и другие городские партизаны ФРГ (“Тупамарос Западного Берлина”, “Движение 2 июня”) вышли из левого студенческого антифашистского движения. До того, как взяться за оружие, они были принципиальными противниками насилия, пацифистами, мягкими, добрыми, отзывчивыми людьми, мечтавшими (и пытавшимися) помогать другим людям. Лидер РАФ Гудрун Энслин училась на педагога, на каникулах бесплатно работала в детских приютах; Вильфреда Бёзе, погибшего в аэропорту Энтеббе, школьные друзья дразнили “пацифистом”; один из лидеров “Движения 2 июня” Ральф Рейндерс имел репутацию человека, “с детства ненавидевшего все формы войны и насилия”; Ульрика Майнхоф, воспитывавшаяся с раннего детства теткой, известным теологом и детским педагогом Ренатой Римек, в юности собиралась стать монахиней. Бригитта Кульман, педагог по профессии, посвящала все свободное время уходу за больными. Андреас Баадер создал приют для беспризорных детей – и одной из причин его ухода в партизаны было то, что сытое равнодушное общество бундесбюргеров отталкивало от себя выхоженных им детей: общество вынуждало их либо воровать, либо идти на панель.

Сначала будущие городские партизаны пытались добиться наказания фашистов и отстранения от должностей гитлеровских палачей. В 50-е – 60-е годы в ФРГ у штурвала власти – в политике, в бизнесе, в СМИ – сплошь и рядом стояли люди с нацистским прошлым, политическим, управленческим и хозяйственным опытом, приобретенным при Гитлере. В годы "холодной войны" в ФРГ "закрыли глаза" на прошлое этих людей – якобы "других кадров не было".

Тогда, в 60-е, наивные студенты пытались "разоблачать". Они думали, что достаточно опубликовать имена военных преступников – и тех накажут.

У меня есть ксерокопии таких списков. Мелким убористым шрифтом, страница за страницей, разбитые по графам: имена, должности в III рейхе, доказанные военные преступления, должности сейчас. Тысячи, десятки тысяч имен. Высокопоставленные чиновники, богатые бизнесмены, на худой конец – заслуженные пенсионеры. Аналогичные списки – по тем, чьи процессы состоялись, но суды вынесли им символические наказания. Наивные студенты спрашивали: "Почему? Разве так должно быть?". Они верили в силу гласности и в то, что ФРГ – демократическое государство. А это государство просто игнорировало их разоблачения.

"Денацификация" официально кончилась в ФРГ 1 января 1964 г. За это время к ответственности было привлечено 12 457 военных преступников, причем осуждено лишь 6329 человек.

Collapse )
promo yadocent january 28, 05:22 1
Buy for 90 tokens
32 года назад