yadocent (yadocent) wrote,
yadocent
yadocent

В ЯНВАРЕ ВОСЕМНАДЦАТОГО…

К 95-летию Восстания на «Арсенале»

Нынешние напыщенные празднования «Дня Злуки» и годовщины «Боя под Крутами» по большому счету призваны затемнить действительно героические события того далекого 1918 года, которые не укладываются в сегодняшнюю официозную версию отечественной истории. Напомним, что пресловутая «Битва» происходила практически одновременно с гораздо более массовым восстанием киевских рабочих на «Арсенале». Однако его зверское подавление стало одной из очень немногих "побед" гайдамаков Симона Петлюры и поэтому сейчас это восстание всячески замалчивается или даже очерняется буржуазно-националистической пропагандой. Согласно их трактовке, все повстанцы были «“п`ятою колоною” московського війська, яке на багнетах несло до Києва більшовизм».

Вспомним реальную канву исторических событий.

Выражая волю украинских трудящихся, I Всеукраинский съезд Советов, состоявшийся в Харькове 24—25 декабря 1917 года, провозгласил Украину Народной Республикой Советов. Был избран высший орган государственной власти — Центральный Исполнительный Комитет Советов Украины во главе с нашим земляком – бахмутским рабочим Ефимом Медведевым (кстати, левым украинским социал-демократом, а не большевиком), образовано советское правительство — Народный Секретариат. Съезд признал Украинскую Республику федеративной частью Советской России. Центральная Рада объявлялась вне закона, а все её постановления и распоряжения — недействительными.

В январе 1918 белоказачьи банды Каледина были изгнаны из Макеевки и других населённых пунктов Донбасса, освобождены Полтава, Константиноград, Ромодан, Кременчуг, Лубны, Лохвица, Гребёнка. Советская власть также была установлена в Екатеринославе, Одессе, Николаеве, Херсоне, Александровске, Мариуполе, Елисаветграде, Каменец-Подольске, Жмеринке, Виннице и других городах.




Когда отряды большевиков подступили к Киеву, лидеры Центральной Рады вдруг с удивлением обнаружили, что умирать за их власть желающих нету. Даже та толпа дезертиров, которая не пожелала возвращаться на фронт и осталась в Киеве, объявив себя украинскими полками, тихо растворилась, а те немногие, которые не разбежались, начали переходить на сторону красных. Единственной опорой обанкротившихся национал-политиканов остались импортные «сечевики», сформированные из галичан – бывших австрийских солдат, попавших в русский плен, а также разномастные отряды «Вильного козацтва» и гайдамаков.

Стремясь оттянуть свой конец, националисты стянули в Киев все наличные военные силы, одновременно развернув лихорадочную «внешнеполитическую» деятельность, в основном направленную на приглашение в Украину иноземных войск для борьбы с большевиками. Именно этими конъюктурными соображениями было обусловлено провозглашение Малой Радой УНР 22 января «4 Универсала» о полной независимости Украины, ведь во всех предыдущих Универсалах шла речь о сохранении автономных или федеративных связей с Россией.

Однако Киевский пролетариат не был прельщен перспективами «незалежности». Рабочим было мало козацких шароваров и патриотических песен. Они не соглашались с тем, что революция совершилась лишь для того, чтобы сменить двуглавого орла на тризуб и передать власть из рук московских буржуев своим “національно свідомим” панам. Поэтому рабочие и не доверяли лидерам «национального правительства», которые по примеру Керенского увлекаясь пустопорожней болтовней, не предпринимали никаких реальных шагов по решению коренных социальных проблем.

Весьма негативную реакцию вызвали события 5 (18) января, когда гайдамацкие курени и конная сотня «вольного казачества» при поддержке бронеавтомобилей под общим командованием Ковенко внезапно вторглись на заводы «Арсенал», «Ауто», проволочно-гвоздильный, Демиевский снарядный и др. Преодолев оборону немногочисленного отряда арсенальцев, они разгромили помещение завкома и цеховых комитетов, вывели из строя часть оборудования, вывезли несколько грузовиков с оружием, разоружили и арестовали группу заводских красногвардейцев. На следующий день была разгромлена типография и редакция газеты «Пролетарская мысль», закрыт орган Киевского комитета РСДРП (б) — газета «Голос социал-демократа». Были снова, в который уже раз арестованы руководители большевистских организаций. А когда стало известно о решении Генерального Секретариата Центральной Рады вывезти с «Арсенала» все запасы угля, что должно было привести к остановке производства и закрытию завода, было немедленно собрано совещание. Вопреки демагогии о «большевицком заговоре», инициатива исходила не от них. Как вспоминала одна из участниц событий Дора Иткинд: «На совещании присутствовали секретарь партийного комитета И.Крейсберг, арсеналец Фиалек, тоже член комитета, и делегаты двух войсковых частей, стоявших около Арсенала. Последние предложили немедленно поднять восстанне, обещая Арсеналу полную поддержку. Таким образом, Киевскому комитету пришлось стать перед доказанным фактом».

В тот же день 15 (28) января рабочие «Арсенала» провели митинг и решили оказать сопротивление властям. С помощью солдат Шевченковского полка, охранявших склад конфискованного, оружие было возвращено на завод. Последней каплей стало известие о том, что под Киевом было найдено тело популярного большевистского лидера Леонида Пятакова со следами зверских пыток. О его судьбе ничего не было известно еще с конца декабря 1917 года, когда они был похищен прямо из своего дома неустановленным отрядом казаков-гайдамаков.

В тот же день был избран ревком в составе Яна Гамарника, Александра Горвица, Андрея Иванова, Исаака Крейсберга, Ипполита Фиалека, Ивана Смирнова, Николая Костюка, Силы Мищенко (военный командир повстанцев) и других. Штаб восстания разместился по ул. Большой Васильковской, 47. Киевские Советы рабочих и солдатских депутатов решили поддержать выступление арсенальцев всеобщей забастовкой и начать вооружённую борьбу за установление Советской власти в городе ещё до подхода советских войск.

Восстание началось в 3 часа ночи 16 (29) января 1918 года выступлением на заводе «Арсенал». К нему присоединились рабочие других предприятий города, часть солдат из Богдановского (командир Кисель) и Шевченковского полков (прапорщик А.Порт), 450 революционно настроенных солдат украинизированного полка имени Сагайдачного (первый курень во главе со штабс-капитаном Мищенко), пулеметчики Волынского полка, солдаты 3 авиапарка и понтонного батальона, красногвардейцы Демиевского снарядного завода, рабочие мастерских Днепровского пароходства.

Утром 16 (29) января представители Киевских советов рабочих и солдатских депутатов вручили Центральной Раде требование восставших передать власть советам. Центральная Рада отклонила их. С вечера в городе возобновились вооруженные столкновения. Главные силы восставших сосредоточивались вокруг «Арсенала» на Печерске, очаги восстания с отдельным руководством возникли также на Шулявке, Демиевке, Подоле. Восставшие заняли железнодорожную станцию «Киев-товарный», мосты через Днепр, Киевскую крепость и несколько складов оружия. Красногвардейцы Подола во главе с Алексеем Сивцовым и Кузьмой Васильковским захватили Старокиевский полицейский участок, достигли Софиевской площади и, продвигаясь вперёд, завязали бой в районе гостиницы «Прага» на Большой Владимирской улице. До Педагогического музея, где размещалась Центральная Рада, оставалось только два квартала. От Политехнического института успешно наступали красногвардейцы Шулявки во главе со Всеволодом Довнар-Запольским. Борьба шла в районе железнодорожных мастерских, где действовали боевки левого эсера машиниста Аркадия Дзедзиевского и большевика Миколы Патлаха, у снарядного завода, где воевала Красная гвардия Демиевки во главе с плотником Василем Боженко. 17 (30) января повстанцами был занят центр Киева, в городе началась всеобщая забастовка, прекратили работу водопровод, электростанция, городской транспорт.

Как верно заметил исследователь А.Манчук, «Повстанцы опирались не на штыки Муравьева, который еще был далеко от города, а на поддержку простых киевлян».

Центральная Рада оказалась неспособной навести порядок в столице. В городе почти не было лояльных ей войск, против восставших воевали лишь отдельные подразделения Богдановского, Полуботкивского, Богунского полков, а также Галицко-Буковинский курень сечевых стрельцов, «Вольные козаки» и даже две польские части: Лыцарский отряд полковника Юлия Руммеля и Партизанский отряд Северина Айзерта, сформированные местными «для защиты имущества польских граждан». Часть войск выступила на стороне большевиков, большинство — держали нейтралитет. В Киеве находилось до 20 тыс. солдат и офицеров старой русской армии, но они оставались сторонними наблюдателями.

Поэтому радовцы предложили восставшим начать переговоры. 19 января (1 февраля) ЦР обратилась к киевлянам с воззванием, заявляя, что контролирует ключевые учреждения города, призывает рабочих прекратить забастовку и обещает решение насущных потребностей рабочих, проведение социально — экономических реформ. Не обошлось и без традиционных обвинений: «З наказу большевицьких народних комісарів з Петрограда частина Київської військової залоги повстала проти Української Центральної Ради… Місто Київ і вся Україна переповнена надісланими петроградським правительством за великі гроші більшовицькими агітаторами та красногвардійцями...» Тяжёлое положение защитников «Арсенала», отрезанных от других районов города, оставшихся без продовольствия и медикаментов, заставило ревком пойти на переговоры. Воспользовавшись передышкой, гайдамаки перегруппировали свои силы и вновь перешли в наступление на «Арсенал». 19 января (1 февраля) в Киев прибыли Гайдамацкий кош Слободской Украины под командованием Симона Петлюры, который отступал аж от самого Харькова под ударами советских войск, и Гордиенковский полк Северного фронта под началом полковника Всеволода ПетроваЗахватив тяжёлую артиллерию, расположенную на левом берегу Днепра, националисты открыли огонь по Арсеналу и под прикрытием бронеавтомобилей несколько раз атаковали его защитников. Положение арсенальцев осложнилось после того, как солдаты понтонного батальона, не выдержав напора, сдались, что открыло один из флангов обороны завода. Под натиском превосходящих сил противника со стороны Куренёвки и от гостиницы «Прага» были вынуждены отступить подольские красногвардейцы.
20 января (2 февраля) восстание на улицах Киева было подавлено, держался только его главный оплот — завод «Арсенал».

Обескровленные пятидневными боями, при полном отсутствии боеприпасов и продовольствия, защитники «Арсенала» не могли удерживать оборону и решили подземными ходами уйти с территории завода. Более 200 человек остались прикрывать их отход. После кровопролитного штурма он был взят войсками Петлюры утром 22 января (4 февраля). Озверевшие от потерь вояки начали расправу над захваченными рабочими. Общегородской штаб восстания принял решение прекратить борьбу. Лишь группа бойцов-железнодорожников, около 100 человек, отказалась сложить оружие и стала отходить в направлении Поста-Волынского навстречу советским войскам, пробивавшимся на помощь киевлянам. На территории Главных железнодорожных мастерских осталась только небольшая группа рабочих. Гайдамаки и там учинили кровавую расправу. Всего в Киеве от рук националистических войск Центральной рады, а конкретно – Сечевых стрельцов под командованием С. Петлюры и будущего лидера ОУН Е. Коновальца за четыре дня до входа в город частей Красной армии было расстреляно более 1200 рабочих, а за все время подавления восстания было убито более 1800 арсенальцев (гораздо больше, чем погибло в разрекламированных Крутах). Братская могила расстрелянных рабочих и сейчас находится в Мариинском парке Киева рядом с Верховной Радой.

Триумф петлюровцев был очень недолог. В тот же день 4 февраля две группы советских войск, наступавшие со стороны Бахмача и Гребёнки, соединились в районе Дарницы и начали артобстрел Киева. Червонные казаки под командованием Виталия Примакова первыми форсировали Днепр и начали освобождение города со стороны Куренёвки. С ними шли отряды донецких шахтеров Дмитрия Жлобы, моряки-черноморцы Андрея Полупанова, харьковские красногвардейцы. 8 февраля советские войска полностью освободили Киев, остатки Центральной Рады бежали на Волынь. В телеграмме, направленной 10 февраля Совету Народных Комиссаров, Народный Секретариат Украинской рабоче-крестьянской республики сообщал: «Советские войска Украинской республики победно водрузили над древним Киевом Красное знамя социалистической революции... Отныне освободившаяся Украина твёрдо вступает в круг федеративных советских республик, в братскую интернациональную семью народов, борющихся за социализм».

Январское восстание трудящихся Киева наглядно продемонстрировало, что линия идеологического фронта проходит не по русско-украинской границе, а прямо через само украинское общество. Героизм защитников Арсенала оттянул на себя значительные силы националистических войск и тем самым способствовал установлению Советской власти на Украине. Не случайно культурная память о январских событиях отразилась во всемирно известной киноленте А.Довженко «Арсенал».

Tags: Первая гражданская, из архива, история Украины
Subscribe
promo yadocent november 20, 05:56 4
Buy for 80 tokens
32. Спал Николай ночь беспокойно. Несколько раз вставал, выходил на улицу. Болела голова. Только к утру полегчало. Однако браться ни за что не хотелось, хотя он со С-но привез переводы по немецки. Куда там с переводами! Вечером пошел в парк. Встретил Люду, прошел не поздоровался. Подумал: -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments