?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ярослав Файзулин

Всеукраинский Центральный Повстанческий Комитет 1921 года: из истории агентурно-оперативной разработки ВУЧК.

Антибольшевистское повстанческое движение в УССР в 1921 г. оставалось мощным фактором общественно-политической жизни. Представители украинской интеллигенции, национально сознательного крестьянства и рабочие активно противодействовали всем попыткам большевиков стабилизировать свое положение в Украине. Они создавали и участвовали в партизанских отрядах и повстанческих организациях, которые проявляли особую активность весной-летом 1921 г. Для того, чтобы справиться с таким непростым явлением как повстанчество советская власть должна была потратить немало времени и усилий.

История антибольшевистского повстанчества 1921 до сих пор остается одной из наименее изученных страниц Украинской революции, вызывая жаркие дискуссии среди ученых. Это в полной мере касается возникновения и деятельности Всеукраинского Центрального повстанческого комитета в 1921 г., который был одним из центров руководства повстанческими силами в УССР, а также его ликвидации советскими органами госбезопасности. Представленные в украинской историографии сведения часто являются дискуссионными, а то и противоречивыми, требуют критического анализа с привлечением новых документальных источников.

Отдельные упоминания о разоблачении и ликвидации ВУЦПК советскими органами госбезопасности встречаем в советской историографии, разумеется в контексте «героической борьбы» официальной /176/ власти с «петлюровским политическим бандитизмом» (1). Они хорошо наполнены фактажом, ведь исследователи имели доступ к архивам не только органов власти, но и спецслужб, в том же время труды советских историков содержат существенные концептуальные ошибки, главная из которых, это то, что деятельность антибольшевистских организаций освещалась тенденциозно в негативном свете.

Существенные сдвиги в историографии проблемы произошли во времена независимости Украины и были связаны прежде всего с рассекречиванием документальных материалов советских органов госбезопасности. Их активно используют современные исследователи, занимающиеся изучением истории повстанческого движения в Украине – В.Василенко, В.Сидак, И.Срибняк, А.Стегний, А.Шатайло и др. (2). / 177 / Целью предлагаемой статьи является попытка на основе новых документальных источников осветить мероприятия советских органов госбезопасности, связанные с разоблачением и ликвидацией ВУЦПК. Попутно отметим, что создание и деятельность этого общеукраинского повстанческого центра автор подробно рассмотрел в одной из предыдущих своих публикаций (3). В их основу легли документальные материалы 17-томной архивно-уголовного дела «ЦУПКОМ» Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины.

К середине апреля 1921 чекистские органы не имели никакой информации не только о существовании на Киевщине петлюровских, но и любых других антибольшевистских организаций.


Об этом в частности говорил председатель Киевской губчека Я.Лившиц в «Докладе о разработке и ликвидации петлюровских организаций на Киевщине», подготовленном для главы ВУЧК В.Манцева. Такое положение вещей не могло не вызывать беспокойства чекистского руководства, ведь как отмечалось в упомянутом документе: «Для Киевской губернии, которая всегда была центром петлюровщины и другой контрреволюции, для губернии приближенной к границе отсутствие каких-либо свидетельств в губчека было более, чем ненормальным» (4).

Руководство Киевской губчека приняло решение усилить деятельность по разоблачению «контрреволюции». Был принят ряд соответствующих мер: проведен детальный анализ личного состава тайно-оперативного отдела; реорганизована группа, занимавшуюся делами «контрреволюции» (работа по политических партий была передана в компетенцию вновь созданной специальной группы), на должность заведующего секретно-оперативного отдела назначен Капустянский (все материалы, имевшие хоть какое-то отношение к «контрреволюции» передавались сначала ему, а потом использовались в оперативной работе) усилились /178/ поисковое и разведочное направления, параллельно осуществлялся подбор тайных информаторов с целью налаживания «внутреннего информирования». Несмотря на широкий комплекс принятых мер, реальных последствий они почти не принесли. Чекисты получали разрозненные слухи об усилении активности в украинских кругах, подготовку движения, возглавляющий неизвестный комитет, но не более того (5).

На след подпольных организаций Киевской губчека удалось найти благодаря измене одного из членов ВУЦПК, уполномоченного по военным делам А.ГРУДНИЦКОГО. В то время – член партии украинских социал-демократов (незалежников) и студент юридического факультета Института народного образования. В состав ВУЦПК он попал благодаря рекомендации своего шурина Максименко, который познакомил его с председателем организации И.Чепилко. Одним из главных факторов, повлиявших на назначение А.Грудницкого военным уполномоченным, было его личное знакомство с известным Киевской повстанческим атаманом Ю.Мордалевичем и опыт подпольной работы.

И.Чепилко поручил Грудницкому связаться с Ю.Мордалевичем и через него вести объединение повстанческих отрядов в северной части Киевского уезда, подчинять их ВУЦПК. Получив соответствующий мандат, Грудницкий выехал в расположение Ю.Мордалевича. Встретившись с атаманом, предложил ему возглавить Северную повстанческую группу, которая охватывала район треугольника Бородянка-Коростень-Фастов. Тот согласился и направил к И.Чепилко своего помощника П.Козловского. Он сообщил, что атаман сторонник УНР-овского движения, пользуется большим авторитетом среди населения, закладывает в селах подпольные «двойки» и «тройки», а также передал повстанческие обращения за 1920 и брошюру Мордалевича «Наши змагання». Сейчас ее оригинал хранится в Государственном архиве Киевской области. Согласившись перейти в подчинение ВУЦПК, Ю.Мордалевич просил поддержать его деньгами, поли/179/тическими работниками, декларациями (6). Таких ресурсов ВУЦПК не имел, а потому реальной помощи оказать атаману не мог. И.Чепилко лишь передал Мордалевичу документ о его назначении командующим Северной повстанческой группой (7).

При отсутствии А.Грудницкого в Киеве, он, вероятно, был избран членом ВУЦПК и уполномоченным по военным делам на Левобережье. Однако новое назначение ему не нравилось, а потому он не спешил браться за выполнение возложенных обязанностей. Зато Грудницкий выехал в район Бородянки, где донес командиру 224 красноармейского полка, что на одном из хуторов находится атаман Ю.Мордалевич со своим штабом и о запланированной встрече с атаманом Ф.Артеменко (Орликом) (8).

Красноармейский отряд окружил указанный хутор за исключением нескольких строений на окраине. Но, как оказалось, именно в них находились повстанцы. Оказавшись на фланге красноармейцев, они обстреляли их из пулемета и скрылись, воспользовавшись замешательством. В плен попал лишь упоминавшийся П. Козловский. Тот выехал навстречу красноармейскому отряду, приняв его за повстанцев атамана Ф. Артеменко. Кроме того, была захвачена канцелярия штаба отряда Ю. Мордалевича: приказы, воззвания и письмо крестьян в котором сообщалось о назначении Ю. Мордалевича командующим Северным повстанческим фронтом (9).

А.Грудницкий был вызван в уездный ревком, а оттуда его направили в Киевскую губчека, где он был назначен на должность тайного сотрудника. Чтобы доказать свою преданность советской власти он доносит на И.Чепилко, Ф.Наконечного и своего родственника Максименко, сообщив об их связи с повстанцами. Заведующий тайно-оперативного отдела Киевской губчека Капустянский подписал документы о проведении их ареста. Но оперативные группы по указанным адресам никого не /180/ обнаружили. Чекисты поняли, что подпольщиков кто-то предупредил, но быстро установить, кто именно это сделал не удалось (10).

О запланированных арестах И.Чепилко сообщил сам А.Грудницкий. Во время допроса в ЧК он свидетельствовал, что сначала хотел выдать чекистам всех членов организации. С этой целью 15 апреля 1921 передал женой записку И.Чепилко в которой сообщал о своем приезде в Киев, просил собрать всех членов ВУЦПК для заслушивания отчета. Но испугавшись, что будет уличен, 20 апреля Грудницкий направил Чепилко другую записку с информациями о захвате Мордалевича, запланированных арестах членов ВУЦПК, призвал всех бежать (11).

Проводники ВУЦПК переехали в Ирпень, где расположились в частном доме одного из членов организации. В это же время по Киеву прокатилась первая волна арестов. Тогда чекисты арестовали около 100 человек, заподозренных в причастности к повстанческим организаций в т.ч. профессора Остапенко и жену И.Чепилко. Однако обыски и допросы задержанных существенных результатов не дали, установить участников ВУЦПК не удалось (12).

Дальнейшее разоблачение подпольных организаций руководство Киевской губчека решило осуществлять путем внутреннего информирования, внедряя тайных сотрудников в их состав. Работа была начата с периферии. Специальная агентурно-информативная группа в составе тайных сотрудников Грудницкого, Рогаченко и Хименко отправилась по маршруту Канев, Звенигородка, Умань. На местах они устанавливали связи со сторонниками УНР-овского движения, участниками повстанческих организаций, разоблачая их. Члены этой группы имели при себе фиктивные мандаты Министерства иностранных дел УНР, изготовленные в Киевской губчека. Для того, чтобы обезопасить группу от всевозможных «случайностей» ее сопровождал уполномоченный тайно-оперативного отдела Киевской губчека Печенев. Он связывался с местными ЧК и особотделами, инфор/181/мируя их о деятельности этой чекистской группы. Наряду с указанными сексотами путешествовал довольно известный в то время украинский писатель Д.Боронило, которого чекисты использовали «в темную» - он на самом деле верил в то, что устанавливает контакты с повстанцами по заданию Правительства УНР (13).

В Каневе агентурно-чекистская группа обнаружила антибольшевистскую повстанческую организацию во главе с бывшим штабс-капитаном русской армии, воином «Куреня смерти» Армии УНР В.Гончаром. Она, якобы, имела связь с повстанческими организациями в Звенигородском и Уманском уездах. В Звенигородском уезде была установлена подпольная организация в с. Росохватки, которую возглавлял «кулак» К.Недзиловский, связанная с Уманской повстанческой организацией.

В Умани чекисты вышли на след Военной организации сечевых стрельцов в 402 красноармейскому полку, которая была центром /«пятеркой»/ Военной организации Сечевых Стрельцов во Второй киевской школе «Красных старшин». Уманская организация, по данным чекистов, имела связь с ППШ и ВУЦПК, повстанческими атаманами Дерещуком и Заболотным, штабом 45-й Красноармейской дивизии, сотрудниками советских органов и милиции (14). Таким образом, из отчетов Киевской губчека следует наличие в Украине масштабной, хорошо организованной и структурированной подпольной антибольшевистской сети, состоящей из нескольких звеньев: низовых повстанческих организаций и подпольных кружков, общеукраинского военно-политического центра в лице ВУЦПК и иностранных повстанческих органов. Однако не исключено, что вся эта конструкция была продуктом воображения и активной деятельности самих чекистов, которые искусственно связали между собой разрозненные подпольные группы, чтобы продемонстрировать значение и результативность своей работы.

Внутренние информаторы ЧК активно работали и в самом Киеве. Например, тайный сотрудник Шевченко («Шукайвода») связался с членами ВУЦПК Курдишем, Данишевский, /182/ Шаповалом, Грудницким, Оксаненком и др. Сексот «Полийвода» установил связь с членом организации Рогаченко, а также выявил ряд явочных квартир и фамилий участников повстанческих организаций в Киеве. Другой - Рукавишников наладил контакт с членом ВУЦПК Никифоренко и узнал фамилии других подпольщиков (15).

Информатор дорожно-транспортной ЧК Виноградский (по другим данным - Виноградов), имея фиктивный мандат за подписью С.Петлюры, посетил явочные квартиры членов ВУЦПК М.Комаря и С.Коротюка. От жены Комаря он узнал, что в Киеве прошли аресты, но большинство подпольщиков спаслись благодаря связям в ЧК, а также о приезде в город посланца повстанцев Херсонщины и Екатеринославщины Зирки. М.Комар также рассказал Виноградскому, что члены ВУЦПК ожидают приезда в Киев генерала А.Галкина, который должен был координировать военными действиями, а также о подготовке повстанческого съезда на Черниговщине, где должна быть определена окончательная дата начала восстания и согласованный план вооруженных выступлений (16).

В это же время Елизаветградского уездная ЧК получила отдельные данные о Военной Организации Сечевых Стрельцов (впоследствии - Украинская Военная Организация) во Второй киевской школе «красных старшин» и ее связь с ВУЦПК. Член ВОСС Т.Шестак по заданию штаба КВО в течение 24 марта - 11 мая 1921 посетил Балту, Елисаветград, Первомайск, Умань, где подобрал 150-160 слушателей для обучения во Второй киевской школе «красных старшин».

В Елисаветграде Т.Шестак встретился со своим товарищем С.Кариным-Даниленко, который был тайным сотрудником местной ЧК (в будущем известный чекистский руководитель и борец с «контрреволюцией» в Западной Украине). В ходе разговора Т.Шестак рассказал о деятельности УВО и планы подготовки общего антибольшевистского восстания в Украине. Отметив, что сам устанавливает связь ВУЦПК с местными антибольшевистскими организациями, собирает данные об их деятельности /183/ и материальное обеспечение, а также разведывательные данные о красноармейские силы в разных местностях: дислокацию и районы обслуживания, численность; род вооружения и обеспечения боеприпасами; политические настроения среди красноармейцев; национальность красноармейцев, соотношение украинцев и русских и т.п. Суть разговора с Т.Шестаком С.Карин впоследствии подробно изложит в своем рапорте (17).

По возвращении в Киев Т.Шестак продолжал поддерживать связь с С.Кариным, неоднократно приглашал его присоединиться к антибольшевистской борьбе. Чекисты решили использовать эту связь и 1 июня 1921 из Елисаветграда в распоряжение Киевской губчека выехали сексоты Артемьев и С.Карин. С собой они везли агентурные материалы, касающиеся УВО. С.Карин был должен «влиться» в состав УВО и подробно информировать чекистов о всех действиях подпольщиков (18).

6 июня 1921 в помещении Второй киевской школы «Красных старшин» С.Карин встретился с Т.Шестаком, и как сам сообщал, произвел на него хорошее впечатление. В сводке за этот день С.Карин отмечал, что в Киеве действует ВУЦПК, который объединяет все существующие подпольные организации Украины, дает им инструкции, информирует о положении украинских государственных органов за рубежом и украинской армии. Относительно самой УВО писал, что ее возглавляет член Соломенского райкома и лектор Второй киевской школы «красных старшин» О.Думин, организация построена по принципу тайных пятерок и ведущие позиции в ней занимают галичане. Чекист давал подробные характеристики известных ему подпольщиков, описывая их внешность, особенности характера, идеологические убеждения. В то же время С.Карин призвал руководство Киевской губчека придерживаться строгой конспирации, ведь отдельные члены киевского повстанкома занимали ответственные должности в советских учреждениях и парткомах и могли получать информацию о работе ЧК (19). /184/

Относительно идеологии УВО С.Карин отмечал: «Политика за рубежом российских соглашателей и капиталистов такова, что они везде кричат, что фактически никакой массовой самостийности в Украине не имеется, что там есть тяготение к единой великой России. Петлюровцы, а также представители бандитского повстанчества хотят показать, что ничего подобного, что восстание в Украине носит характер движения исключительно национального, что в Украине не только не ограничиваются отдельными бандами, а здесь против существующего строя коммунистов восстает вся масса и восстанет против всякого, кто решится идти по пути объединения России»(20).

С.Карин настолько вошел в доверие к проводникам УВО, что его хотели ввести в руководящий состав организации. На вопрос к Т.Шестаку, можно ли верить Карину тот отвечал: «Более чем мне!». Ожидали только приезда О.Думина, который лично принимал новых членов организации и соответственно должен был встретиться с Кариным. В то же время чекист накапливал информацию обо всех изменениях в УВО: о перемещении ее членов, задачи, перед ними ставились, их непосредственной деятельности. Благодаря Карину чекисты узнали о тесных контактах киевских подпольщиков с начальником Особотдела Губертом. В том числе и о том, что именно он сообщил члену УВО Залужному о выходе чекистов на след подпольной организации во Второй киевской школе «Красных старшин». Это вызвало усиление конспирации в УВО, а затем определенные неудобства для работы тайных агентов губернской ЧК (21). 18 июня 1921 С.Карин писал в докладной на имя Я.Лившица, что при такой дисциплине сотрудников ЧК он снимает с себя ответственность за дальнейшие последствия операции (22).

В начале июня 1921 из Екатеринослава в Киев прибыла группа чекистов для проведения арестов членов ВУЦПК, уличенных в результате ареста атамана Зирки – уполномоченного ВУЦПК на Екатеринославщине и Таврии. Для недопущения параллелизма в работе и срыва операции екатеринославские чекисты имели пред/185/писание руководства Киевской губчека. Привезенные из Екатеринослава материалы ничего нового не устанавливали, но подтверждали информацию, имеющуюся в Киевской губчека. Кроме того, значительную ценность составлял чекистский информатор из Екатеринослава А.Маслов, который установил контакт с главой ВУЦПК И.Чепилко. Впоследствии он узнал имена многих членов ВУЦПК, места их проживания, а также место нахождения повстанческого штаба в Ирпене (23).

Чекистские данные, полученные от тайных сотрудников, подтверждались также из других источников, в частности информацией от иностранных органов советских спецслужб, тщательно отслеживавшими ситуацию в среде украинской политической эмиграции в Польше.

Так, о деятельности УВО в Киевской школе «Красных старшин» говорилось в тайной телеграмме советского дипломата Г.Чичерина Х.Раковскому, датированной 16 июня 1921. В ней указывалось, что в Киеве в книжном магазине по Безаковской улице (Книгоспилке) находится агент С.Петлюры И.Андрух (Авраменко), который имеет задачу налаживать связь между заграничным центром и повстанцами. В этой же телеграмме отмечалось, что в Книгоспилке собираются украинские офицеры, которые составляют основу подпольной петлюровской организации (24).

По состоянию на начало июня 1921 руководство Киевской губчека благодаря плодотворной работе агентуры в деталях знало обо всех действиях и планах повстанцев, а затем имело возможность принимать меры на опережение. Это мнение, в частности, подтверждает докладная записка начальника секретно-оперативного отдела Киевской губчека Капустянского от 11 июня 1921, направленная на имя начальника секретно-оперативного управления ВУЧК Ю. Евдокимова. В ней указывалось, что: 1) в районе западной границы УССР собираются повстанческие отряды для антибольшевистского похода 2) 15 июня 1921 в Киеве должно начаться восстание против большевиков, описывался его детальный план, 3) во Второй Киевской школе «красных старшин» действует УВО по инициативе которой /186/ происходит сплочение повстанческих сил в районе Триполья. Вместе с тем, Капустянский убеждал, что он лично принял все меры для обеспечения охраны стратегических объектов в Киеве и готовность советских органов госбезопасности к отражению нападения повстанцев (25).

Реагируя на докладную Капустянского, Ю.Евдокимов разослал 12 июня 1921 телеграммы руководителям чекистских органов в Одессе, Николаеве, Екатеринославе, Симферополе, Бахмуте, Полтаве, Кременчуге, Александровске, Чернигове, Житомире, Виннице, начальнику особотдела ХВО. В них сообщалось, что 15-20 июня 1921 должно состояться восстание против советской власти в УССР с центром в Киеве. Требовал от них принятия ряда предупредительных мер: приведение в боевую готовность личного состава и усиления его питания и взятие на особый учет всех «контрреволюционных элементов» и членов антибольшевистских партий; требовал от местных чекистов немедленно информировать руководство ВУЧК о принятых мерах (26).

окончание следует
promo yadocent october 22, 05:37 1
Buy for 80 tokens
40 лет назад на первой странице «Пионерской правды» №22 от 16.03.1979 появился анонс «Пишем фантастическую повесть!» А на последней, самой интересной – вот такая затравка: первый выпуск повести-буриме «Звездолёт на Вяте». Это было мое первое знакомство с…

Profile

1993
yadocent
yadocent

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow