yadocent (yadocent) wrote,
yadocent
yadocent

УВО-ОУН и советские спецслужбы

Евгений Коновалец и большевики

(перевод)

Все же, несмотря на горы литературы разного сорта, мы очень мало знаем о настоящей истории украинского националистического движения. Почему это так - тема для отдельного разговора. А в этой статье хочу затронуть один из самых запутанных вопросов - отношения лидеров этого движения, а в частности Евгения Коновальца, с большевиками.

Тему «подсказал» весьма неординарный историк и журналист Даниил Яневский, чьи заявления о том , что «все руководство ОУН , начиная от Коновальца... , с 21-го года начиная - это платные агенты ГПУ» ( в дебатах с Владимиром Вятровичем во Львове во время Форума издателей и в «Исторической правде» с Вахтангом Кипиани 24 сентября), привлекли внимание многих. Пусть извинит меня господин Даниил, но склонность облачать свои утверждения в сенсационную форму всё время побуждает его к большим преувеличениям. Однако не спешите называть Яневского «провокатором», как некоторые уже сделали, ведь таким же преувеличением является и обратное утверждение ОУНовсеих историографов о «принципиально негативном отношении» Коновальца «ко всяким советофильским ориентациям или тенденциям» и его непримиримую враждебность к большевикам на протяжении всей жизни. Как же было на самом деле?

Точно мы этого не знаем, ведь большинство документов оперативной деятельности советских спецслужб в националистической среде еще ​​недоступна для исследователей. Поэтому приходится довольствоваться фрагментарными источниками другого происхождения .

Из них следует, что на самом деле идея сотрудничества с большевиками не была такой уж неприемлемой для Коновальца, как это порой представляют. В письме к соратникам, старшинам Сечевых Стрельцов, 17 февраля 1921 года он допускал возможность компромисса с большевиками, если они «смогут себя сдержать». Уже став
«начальным командиром» подпольной военной организации, на совещании ее окружных командиров летом 1922 Коновалец докладывал о переговорах эмигрантского правительства ЗУНР с большевиками в Берлине при участии представителя ВО Николая Саевича, при этом предостерегая только лишь от союза с местными коммунистами в Галичине, чтобы не дать поводу полякам утверждать, что украинское подполье является большевистским .

Увенчались ли тогда переговоры конкретными договоренностями - точно неизвестно. Видимо, нет - как видно из «Особых папок» Политбюро ЦК КП (б) У, в 1923 г. Коновалец вместе с другими руководителями ВО снова обращался к руководству УССР с просьбой о финансовой помощи. Это обращение рассмотрели на заседании Политбюро 16 ноября и постановили:

«а) Дать директиву тт. Фрунзе и Балицкому (командующему вооруженных сил Украины и Крыма и руководителю ГПУ УССР - А.З.) продолжать выявление физиономии ВО.

б) Вопрос о средствах решить по выяснению первого вопроса » .


Относительно же личности самого Коновальца большевики, помня о его роли в войне за независимость, не желали иметь с ним дело и даже инсценировали показательный судебный процесс, на котором заочно осудили «палача украинского пролетариата» к смертной казни. Под давлением советских представителей бывший диктатор ЗУНР Евгений Петрушевич в конце того же 1923 года добился устранения Коновальца от командования ВО, однако это мало помогло делу. 7 апреля 1924 Политбюро ЦК КП ( б) У решило :

«Предложение Коновальца и др. (гр. Петрушевича ) об их субсидировании отклонить, но в целях их дальнейшего разложения переговоры под разными предлогами оттягивать, предложив им представить подробные сведения, что у них есть».

Иными словами украинских подпольщиков просто водили за нос.

В том же году главные деятели ВО Дмитрий Палиив и Ярослав Индишевский отправились в Харьков, но их переговоры с руководством УССР встретили сопротивление западноукраинских коммунистов, которые были категорически против соглашения с конкурентами. Когда переговоры с большевиками фактически зашли в тупик,
«Начальная команда ВО» в июне 1924 снова пригласила Коновальца возглавить организацию.

Некоторое время ВО же получала деньги от большевиков через Петрушевича . В начале 1927 в коммуникате «К сведению членов Союза» территориальная экспозитура (команда) Украинской Военной Организации «Володивка» (кодовое название Чехословакии ) признавала:

«Было время, когда правительство Петрушевича принимало 400 долл. от большевиков для В.О. Однако условием за это поставили большевики устранения полковника К[оновальца]ца от руководства В.О. Плк Конов[алец] действительно уступил. Когда позднее край порвал с Петрушевичем и поставил в члены провода снова пл-ка К[оноваль]ца, то В. О. перестала зависеть от большевиков через Пет[рушевича]». (В оригинале:
«Був час, що уряд Петрушевича брав 400 дол. від большаків для В. О. Однак услів’ям за се поставили большаки усунення плка К[оноваль]ця від проводу В. О. Плк Конов[алець] дійсно уступив. Коли ж пізнійше край зірвав з Петрушевичем і поставив в члени проводу знова плка К[оноваль]ця, то В. О. перестала залежати від большаків через Пет[рушеви]ча»).

По возвращении Коновальца к руководству УВО в организации разгорелся внутренний конфликт, в результате которого сторонников сотрудничества с большевиками отстранили от организации, и в 1925 году они создали Западно-Украинскую Национально-революционную организацию, которая, впрочем, не смогла успешно конкурировать с УВО.

Это, однако, не означает, что УВО полностью прекратила контакты с большевиками. Бывший руководитель разведки УВО Осип Думин (см. о нем
http://yadocent.livejournal.com/6363.html), который в 1926 порвал с Коновальцем, в 1927 году написал «историческую записку» (фактически - донос) о УВО для немцев, где утверждал, что по крайней мере до 1926 УВО получала финансовую помощь от большевиков и поставляла им разведывательную информацию, однако делала это недобросовестно, пытаясь обмануть обоих «спонсоров» - и немцев, и большевиков . Это утверждение нуждается в проверке, учитывая предвзятость Думина, считавшего Коновальца личным врагом и, вероятно, работавшего сразу на две разведки - немецкую и советскую, однако указанные выше факты не дают возможности отбросить это свидетельство как вовсе недостоверное.

Итак, доступные источники (по крайней мере те, которые мне известны) никак не позволяют утверждать, что Коновалец и его соратники были «платными агентами ГПУ». Достоверно известно лишь то, что УВО некоторое время получала финансирование от большевиков и поставляла им разведывательную информацию (как и другим врагам Польши - Германии и Литве). В 1923-1926 годах УВО, как и другие украинские организации, переживала кризис и страдала от недостатка материальных средств. В поисках внешней поддержки Начальная команда УВО наладила связи с военными и разведывательными кругами Германии и Литвы. К тому же времени относятся и попытки сотрудничества с большевиками, которые, впрочем, были непродолжительными и не имели важных последствий.

Многие загадочного есть и в истории создания ОУН, в частности в вопросе о роли спецслужб в этих процессах. Известно, что среди предшественников ОУН была и организация под названием Союз украинских фашистов (СУФ) под руководством Петра Кожевникова и Леонида Костарева. Об этой организации известно только то, что в ноябре 1925 она влилась с двумя другими эмигрантскими группами в Легион украинских националистов (ЛУН), которая затем стала соучредителем ОУН. В результате оба лидера бывшей СУФ стали членами Организации украинских националистов (ОУН), но их обоих исключили из организации: Кожевникова в ноябре 1929 года, Костарева - в начале 1933 года (кстати, по моим данным, от ОГПУ на контакт с Кожевниковым выходил знаменитый советский разведчик С.Карин-Даниленко.
http://yadocent.livejournal.com/239460.html ). В этой темной истории самое интересное, что обоих бывших «фашистов» подозревали в сотрудничестве с советской и немецкой разведками. Напрашивается вопрос: если эти подозрения были обоснованными, то не было создание СУФ провокацией спецслужб, чтобы ввести своих агентов в руководящие круги украинской националистической эмиграции (что и было сделано)? Доступные сейчас источники пока не позволяют подтвердить или опровергнуть это предположение.

Наиболее загадочной фигурой в проводе ОУН был Рико (Рихард) Ярый. Точно известно, что он сотрудничал с немецкой разведкой, есть предположение и о сотрудничестве с советской  (см. об этом деятеле книгу Александра Кучерука «Рико Ярый - загадка ОУН»). Несомненно советская агентура в рядах УВО и ОУН была, в частности и в руководящих кругах. Однако ее значение не стоит преувеличивать - читая агентурные материалы, поступавшие от ОГПУ к большевистского руководства, убеждаешься, что информация о делах ОУН была очень приблизительной и неточной, что было бы невозможно, если ее Провод состоял из «платных агентов» .

Отношение самого Коновальца и руководства УВО, впоследствии ОУН, к большевикам и СССР постепенно менялось. Еще в августе 1928 г. на заседании ОУН Коновалец говорил, что концепция интервенции против СССР «предвещает только братоубийственную войну» между украинцами, и даже заявил , что «в случае, если не будет заранее гарантирована самостоятельность Украины, тогда лучше нам бороться хотя бы по стороне большевиков за соборность» . Однако после официального создания ОУН в феврале 1929 года организация сразу заявила о своей антибольшевистскую позицию, а уже весной 1930 ОУН обсуждала планы терактов против советских представительств в Варшаве и Львове, которые, однако, тогда осуществить не удалось. Вместе с тем продолжалась переписка и обмен изданиями между редакциями «Развитие нации» и «Большевика Украины» .

По мере развертывания коммунистического террора в советской Украине отношение ОУН к большевикам становилось враждебным, но еще даже в марте 1931 в ОУН обсуждали вопрос, не отправить в Москву Рика Ярового на переговоры с большевиками. При этом ОУН должна была считаться с фактическим союзом между СССР и Веймарской Германией и с обращенными к немцам требованиями советской стороны или ликвидировать ОУН, или принудить к сотрудничеству с СССР в борьбе против Польши.

Сотрудничества, однако, не получилось . После Голодомора 1933 года ОУН перешла к реальным акциям против СССР и коммунистов в Западной Украине. Коновалец прилагал огромные усилия для налаживания связей с националистическим подпольем в подсоветской Украины, в существование которого он свято верил. Эта вера в конце концов стоила ему жизни. Поверив агенту НКВД Павлу Судоплатову, который выдавал себя за представителя антисоветского подполья, Коновалец даже хотел тайно пересечь советскую границу, чтобы лично познакомиться с этим подпольем. Без сомнения, в таком случае он повторил бы судьбу русского террориста Бориса Савинкова, который стал жертвой подобной провокации ОГПУ 1924 года. Но повторить операцию «Синдикат- 2» не удалось - соратники отговорили полковника от рискованного шага. Тогда и произошло то, о чем все хорошо знают - тот же Судоплатов, выполняя личное указание Сталина, убил Коновальца в Роттердаме 23 мая 1938 г.  Жертвами советских агентов стали Лев Ребет, Степан Бандера и многие другие ведущие деятели всех осколков ОУН.

Агентурная деятельность советских спецслужб в националистической среде - почти неизвестная страница истории. Без сомнения, она заслуживает тщательного изучения, которое еще ​​впереди, а пока любые скороспелые выводы, может и пробудят интерес публики, но не будут иметь никакой научной ценности.

А.Зайцев ZAXID.NET


Tags: ОУН, УВО, спецслужбы
Subscribe
promo yadocent декабрь 27, 05:22 1
Buy for 80 tokens
Антон Конев . 21 апреля 2017, Хабаровск (убит 1 ФСБист и 1 посетитель) Михаил Жлобицкий. 31 октября 2018, Архангельск (3 раненых ФСБиста) Евгений Манюров 19 декабря 2019, Москва (убито 2 ФСБиста, 4 ранено)
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments