yadocent (yadocent) wrote,
yadocent
yadocent

Categories:

Из протокола допроса оуновца Я.Островского

ВОПРОС: Расскажите, что вы делали с начала прихода немцев?

ОТВЕТ: Как только вступила немецкая армия, было видно, как ловят евреев и стреляют. Местные люди ловили комсомольцев и бывших доносчиков НКВД и выдавали гестапо, и тех потом расстреливали.

Я узнал, что мои документы, что были в НКВД с моей распиской и мое псевдо «ОКУНЕВ» находятся в руках начальника района (шефа района). Когда я узнал об этом, я не знал куда деваться и что делать. Я имел одного товарища в с. Муховцы и он мне сказал, что мое псевдо уже раскрыто и что меня за это расстреляют и посоветовал, во что бы то ни стало хотя бы 2-3 недели влезть и быть в оуновской милиции. Это, по его словам, должно было меня спасти. Я так и сделал. Вскоре меня вызвал местный комендант и показал мои подписки в НКВД. Я начал плакать, потом пришли мои родные и жена, начали его просить меня не трогать. Меня пока оставили, и я продолжал служить.

За время моей службы приводили комсомольцев и бывших доносчиков, их допрашивали, а потом вывозили и расстреливали. Я сам никого не арестовывал и не расстреливал. В милиции я проработал 3 месяца.

Раз однажды, вели коммуниста Ивана Волынского. Он был товарищем моего отца. Я начал просить коменданта его выпустить. Тогда он крикнул: «Что, хочешь с ним вместе лежать, доносчик?». Его все равно расстреляли, а мне его было ужасно жалко. Меня все время называли шпионом.

Вскоре немцы разогнали милицию ОУН. Я начал работать в маслобойке и работал там 5 месяцев.

Раз как-то вечером я встретил на улице районного шефа. Он мне говорит, что я должен ехать в Кременец на курсы полиции. Я начал его просить, чтобы меня отпустили, потому, что я уже достаточно намучился, тогда он как крикнет: «Замолчи «ОКУНЕВ», ты что уже забыл кто ты?». Я видел, что мне некуда деваться и поехал на эти курсы в Кременец.

ВОПРОС: Чему вас там обучали?

ОТВЕТ: Обучали муштре, рассказывали как арестовывать и делать обыски. Оружия не давали. На 30 человек дали 3 винтовки. Называлось это войско «ШУЦМАНДШАФТ»[13] или «оборонное товариство», а мы назывались ШУЦМАНЫ.

ВОПРОС: Где происходили эти курсы?

ОТВЕТ: В Кременце.

ВОПРОС: Что было после окончания учебы?

ОТВЕТ: После окончания учебы на курсах ВОЛОШИН был назначен комендантом Вишнивецкого района, а я его заместителем. Приступил я к работе в декабре 1942 года. Назначили меня не потому, что я был очень усердный, а потому, что я был грамотный.

ВОПРОС: Чем вы занимались, какая была ваша работа?

ОТВЕТ: Работа была такая: охрана возле жандармерии, охрана возле районного шефа. Нам специальных заданий не давали, т.к. эти задания выполняла жандармерия. Позднее, когда нужно было собирать податки, жандармы брали шуцманов и ездили на села.

ВОПРОС: Значит, вы вместе с жандармерией арестовывали людей и вместе с ней собирали податки с крестьян?

ОТВЕТ: Да, вместе...

В 1943 году прошли слухи о том, что прошли партизаны — советские и бендеровские. Вскоре начались большие гонения на шуцманов.

ВОПРОС: Когда это было?

ОТВЕТ: Мы удрали в марте (20 числа) 1943 года, а это было за 5 месяцев до этого.

ВОПРОС: Значит, вас вызвали в ноябре месяце 1942 года и вы вскоре удрали? а вы говорили, что стали работать заместителем коменданта в декабре 1942 года. Объясните это.

ОТВЕТ: Я кое-что в датах забыл и здесь ошибся. Значит, я начал работать заместителем коменданта в начале 1941 [14] году.

ВОПРОС: Что было дальше?

ОТВЕТ: Нас вызвал районный шеф и предложил преследовать коммунистов и бандеровцев, но мы ничего не сделали: ни одного советского агитатора, ни одного коммуниста не арестовали.

ВОПРОС: Почему вы разбежались в марте 1943 года?

ОТВЕТ: В марте месяце 1943 года мы все разбежались потому, что часть наших шуцманов должна была идти биться с партизанами в Белоруссию, другая часть продолжать свою службу, а часть должны были арестовать. Узнав, мы решили удрать и это сделали. После нашего побега, нас заменила польская полиция. Я в это время пошел в с. Кривчики и там перепрятывался. Когда жандармерия перестала нас преследовать, мне сказали, что я могу возвратиться обратно. Я возвратился в Вишнивец.

В июне 1943 года нас мобилизовали в бандеровскую партизанку. Там уже были все полицейские. Из нас бывших немецких полицейских был организован взвод. Мы участвовали в бою и бились в Подколодном, под Вышгородом и в с. Белка. После этих трех боев, бандеровцы начали убивать поляков. Это мне очень не понравилось.[15]

Однажды ведут четырёх хлопцев. У меня там был товарищ Саша. Я его спрашиваю. Что это за люди. Он пошел, узнал и говорит, что это была разведка КОВПАКА. Эти люди были вечером расстреляны. Я этого не видел, и в этом не участвовал. Этим занималось «СБ».

Когда я об этом узнал, я возмутился и говорю Саше: «как же так, пропаганда говорит, что мы действуем как советские партизаны, а тут получается, что их убивают». Саша тогда и говорит, что это только пропаганда, а в действительности это не так.[16] Саша также тут же мне сказал, что он лейтенант, бежал из немецкого плена говорит, что нужно отсюда бежать, иначе плохо будет.

Вскоре я удрал. Приходилось прятаться и от немцев, и от бендеровцев.

Через время какой-то начальник из бендеровцев присылает ко мне записку. Там было написано, что я — дезертир, но если я возвращусь, то мне простят и я буду работать по специальности. Дальше прятаться и от немцев и от бендеровцев было практически невозможно, и я снова ушел к бендеровцам. 3 месяца я работал мастером по колбасным изделиям. Я приготовил и законсервировал 5 тонн валового мяса, 2 тонны смальца и т.д. 1 тонну мыла приготовил.

ВОПРОС: Куда вывозили эти изделия и где их прятали?

ОТВЕТ: Об этом я ничего сказать не могу, т.к. ночью приезжали подводы и забирали неизвестно куда. Доверенным лицом я не был и мне ничего не говорили.

ВОПРОС: Когда, в какое время вы работали снова у бендеровцев?

ОТВЕТ: С ноября 1943 г. по январь м-ц 1944 года. После этого был дан приказ: все люди, которые были заняты в хозяйстве, которые не являются боевиками, должны разойтись по домам. Я пришел домой.

Когда пришла Красная Армия ко мне явились несколько человек. Я испугался и удрал. Прятался я в Маховецких полях. Туда ко мне пришел проводник по псевдо «МИХАСЬ» и меня мобилизовал. Он вывел ещё несколько человек, построил и сказал, что сейчас советы мобилизуют людей, нужно им помешать и скрываться. Мы все пошли, но ночью за Бодаками, я удрал.

ВОПРОС: Значит о базах вы ничего сказать не можете?

ОТВЕТ: О двух базах я знаю, а больше ничего сказать не могу.

ВОПРОС: Чем вы решили искупить свою вину?

ОТВЕТ: Кроме этих двух складов, я ничего не знаю. Хочу быть честным гражданином Советского Союза. Хочу пойти в Армию и оправдать себя. Еще хочу сказать, что вы меня не знаете. Но я хочу Вам сказать, что я все время был честным человеком. При немецкой власти меня сломили, но сегодня я решил снова стать порядочным человеком, потому, что меня мучает совесть.

ВОПРОС: Когда здесь происходили расстрелы?

ОТВЕТ: Начались расстрелы в 1941 году в июле месяце, как только вошли немцы. Расстреливали людей во рву. Потом расстреливали уже в 1942 году в июле, августе и сентябре месяцах.

ВОПРОС: Вы лично участвовали в расстреле?

ОТВЕТ: В первом расстреле я не участвовал. А потом, здесь под угрозой расстрела вынужден был стрелять.

ВОПРОС: Скажите много людей вы расстреляли?

ОТВЕТ : Нет, не много — человек 25-30. Потом я болел и 3 месяца из-за сильного тифа не вставал с постели.


Полностью: http://www.uamoderna.com/md/173
Tags: ОУН-УПА, документ
Subscribe

  • Как за Ватутина отомстили

    15 апреля 1944 года в киевском госпитале скончался от заражения крови раненный накануне освободитель Киева Николай Федорович Ватутин,…

  • Извилистая биография

    В 1952 году во время концерта самодеятельности заведующий отделом культпросветучреждений Львовского облисполкома идет в свой кабинет вместе с…

  • МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»

    Схрон, где был обнаружен и ликвидирован Н. Арсенич Главной составляющей борьбы с бандеровщиной была ликвидация опытной и опасной структуры…

promo yadocent january 28, 05:22 1
Buy for 90 tokens
32 года назад
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments