?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Джугало-3


С.Джугало

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО К УКРАИНЦАМ НА ЧУЖБИНЕ (1967)

(сокращенно)

 «Я понял, как страшно обманула, насмеялась надо мной судьба-жизнь. И именно поэтому я не могу сейчас молчать, ведь не одного меня так долго и коварно обманывали...

С националистическими идеями я познакомился еще на школьной скамье и вскоре стал симпатизировать ОУН...

В первые годы немецко-фашистской оккупации я учительствовал в украинской гимназии в родном городе Сокале, а в 1943 году, верный своим националистическим убеждениям, добровольно записался в дивизию СС «Галичина». Мы стали обычными немецкими вояками-эсэсовцами, приняли присягу на верность Гитлеру и немецкому флагу, боролись за интересы третьего рейха...

<lj-cut> Свою военную деятельность я закончил в Австрии, на фронте под Фельбахом, и вскоре оказался в лагере для перемещенных лиц... Здесь процветали спекуляция, черный рынок, борьба за командные посты, обскурантизм, доносы, провокации. Лагеря прямо кишели представителями разных украинских националистических группировок, ежедневно возникали ссоры, раздоры, политические авантюры, на этом фоне не раз доходило до преступлений и убийств. При регистрации на выезд в США, Канаду, любую европейскую страну допускались злоупотребления, подкуп, всесильное значение имел доллар. Люди богатели в течение дня или снова становились нищими. Мысль о возвращении на Родину жестоко преследовалась. За заявление о репатриации можно было поплатиться жизнью...

Со временем я стал членом так называемых «закордонных частей организации украинских националистов» (3Ч ОУН). Моя принадлежность к 3Ч ОУН не нравилась заместителю европейского директора ЗУАДК («Объединенного украинского американского допомогового комитета») господину Маковецкому, который был одним из руководящих членов мельниковского ПУНа (Провода украинских националистов), и он без всяких объяснений уволил меня с работы...

Привлек меня к работе в референтуре связи территориальный проводник 3Ч ОУН в Австрии Осип Тюшко. Вскоре я познакомился с референтом К-3 Г.Васьковичем. От него я узнал, что в функции «референтуры связи с краем» входит подбор из числа членов 3Ч ОУН агентов, их обучение и засылка в Советскую Украину для шпионской, дезорганизационной или другой подрывной работы. Первым моим заданием было подыскать в Вене соответствующее помещение для группы лиц, которая должна была готовиться для перехода через австро-чехословацкую границу. В Вену я поехал вместе с Г. Васьковичем, у которого был полученный от западногерманской разведки паспорт на фамилию Маер. Помещение для будущих шпионов мы подыскали на Бехартштрассе. Начали приезжать кандидаты. Почти все они имели итальянские паспорта и, как я позже узнал, прошли соответствующую подготовку в итальянской разведывательной школе. Однако фактическим хозяином всего этого мероприятия была БНД. Она финансировала подготовку, давала оружие и снаряжение...

Весной следующего, 1957 года подготовка к отправке шпионов — членов 3Ч ОУН продолжалась... В конце мая в Аттерзее прибыл проводник ОУН Степан Бандера, он лично разговаривал с каждым из группы, которая должна была переходить границу, давал последние напутствия, интересовался подготовкой. Бандера подчеркивал, что они должны настойчиво собирать и передавать по рации шпионскую информацию о предприятиях оборонного значения, расположении воинских частей, дорогах, мостах, железнодорожных узлах, о настроениях и жизни населения. Каждому из агентов было выдано оружие, техническое снаряжение, карты, коды и копирка для секретной переписки, значительные суммы денег в советской, польской, чехословацкой, австрийской, западногерманской валютах, а также по 100 долларов. Все эти деньги доставила нам западногерманская разведка.

Провод 3Ч ОУН ни одной марки не истратил на всю эту «акцию». В этом я точно убедился позже, когда работал бухгалтером и кассиром Провода, в финансовых отчетах никаких расходов на К-3 не было.

Через несколько дней — было это в июне 1957 года — вся группа диверсантов — Владимир Небесный, Василий Малысевич, Богдан Ципера и Иван Ганяк — успешно перешла австро-чехословацкую границу, затем перебралась в Польшу, а оттуда двое первых — в родной край, в Советскую Украину. Таким образом, дело было сделано, и Бандера с Васьковичем могли доложить западногерманской разведке радостные вести, рассчитывать на щедрое вознаграждение.

А тем временем в моей жизни произошли изменения. Провод 3Ч ОУН, оценив, наверное, положительно мою деятельность в подготовке шпионской группы, в сентябре того же года вызвал меня в бюро Провода на Цеппелинштрассе, 67, здесь я и поселился. После смерти Бандеры новый проводник Степан Ленкавский предложил мне жить вместе с ним в квартире по ул. Ст. Бонифациусштрассе, 2, на что я согласился. Оказалось, однако, что я заслужил такую милость потому, что должен был выполнять функции личного охранника руководителя 3Ч ОУН. В то же время я продолжал свою работу в референтуре К-3...

К-3 продолжала свою работу, гордая своими первыми успехами. Уже тут, в Федеративной Республике Германии, мы, Васькович, Костюк, Дебрицкий и я, начали готовить для направления на Украину вторую группу диверсантов...

Понятно, что со стороны властей, полиции мы не встречали никаких помех в этих «шпионских тренировках», так как все было заблаговременно согласовано с БНД. БНД финансировала обучение и всю подготовку «боевиков», отдала для нашего пользования автомашину марки «мерседес». Мы — четыре инструктора — также были на полном содержании западногерманской разведки. Так, например: Васькович и Костюк за период подготовки этой группы получили наличными 27 000 марок вознаграждения. Конечно, кроме нас, были еще инструкторы-немцы. Все обучение было направлено исключительно на усовершенствование шпионского ремесла. В таком духе наставлял своих воспитанников проводник 3Ч ОУН Степан Бандера, а после его смерти Степан Ленкавский, ставя, таким образом, знак равенства между агентом — шпионом иностранной разведки и украинским националистом, членом ОУН...

Осенью 1959 года, незадолго до смерти Бандеры, в Мюнхен начали съезжаться новозавербованные для агентурной работы члены 3Ч ОУН. Западногерманская разведка отдала в их распоряжение виллу на Грефельфингштрассе «Мюнхен-Пасинг». Началось обучение, которое должно было продолжаться полтора года. Весной 1961 года намечалось проложить новую шпионскую тропу на Украину.

Но не суждено было. На головы инициаторов бесславных походов начали падать удар за ударом. В 1960 году выступил по киевскому радио и в советской печати с разоблачением преступных действий националистов Мирон Матвиейко, бывший член Провода 3Ч ОУН, шеф СБ, которого английская разведка еще в 1951 году забросила для шпионской работы на Украину. Вскоре стало известно, что агенты, засланные на родную землю в первой и второй группе, убедившись, что на Украине никаких националистических движений, ни бунтов населения против Советской власти и в помине нет, сложили оружие и явились с повинной в органы государственной безопасности. Вместо шпионских донесений в центр 3Ч ОУН и их хозяев в Бундеснахрихтендинст поступили с Украины заявления Небесного, Малысевича, Гапяка и Левицкого, в которых они рассказывали о шпионских заданиях, полученных от своих «проводников» из ОУН, искренне призывали обманутых рядовых членов организации порвать с продажной кучкой ландскнехтов западногерманской разведки...

В Провод ОУН входят лица, разные по возрасту, образованию, профессии, характеру. Одно только роднит всех. Будучи почти поголовно недоучками, полуинтеллигентами, ленивыми от природы снобами, они, нигде не работая, живут зажиточно и беззаботно на средства организации. У всех членов Провода проявляется безграничное стремление к величию, славе. Просто ужасные размеры приняла погоня за титулами, учеными степенями. Ибо как же быть членом Провода и не иметь перед своей фамилией этого заманчивого, желанного, уважаемого людьми титула: доктор, магистр или инженер. Так, например, Иван Кашуба был себе простым недоучкой с начальным образованием. Когда же в 1951 году он стал руководителем рефентуры СБ вместо Мирона Матвиенко, заброшенного на Украину английской разведкой, сразу как подменили парня. Спешно обучился господским манерам, натянул на лоб шляпу, пытался вести себя как джентльмен и салонный лев, велел называть себя «господином инженером-экономистом». Будьте спокойны, друзья, за вас думают, вас оберегает сам Иван Кашуба, мудрец над мудрецами, храбрец над храбрецами, «господин инженер-экономист». Словом, стал он смешон, и с того времени все его называют за глаза Иваном Шляпой.

Подобным же образом поступили референт агентурного отделения и финансов 3Ч ОУН «господин» Г.Васькович и территориальный проводник 3Ч ОУН в Австрии «господин» О. Тюшко. Первый нарек себя доктором психологии, а второй — немного скромнее — ибо только доктором юридических наук. В госпожу-магистра превратилась супруга и «ответственный» секретарь председателя АБН Я. Стецько — Муха-Стецько, которая, наверное, и начальной школы не окончила.

Второй общей чертой всех членов Провода ОУН и их сторонников является алчное стремление к обогащению, роскошной и сладкой жизни. У каждого из проводников должна быть для представительства перед иностранцами комфортабельная квартира, собственный автомобиль солидной марки, богатый гардероб, ну и... любовница, желательно немка. Балы, праздничные обеды и вечера, «дипломатические» рауты с щедрой выпивкой и изысканной закуской — без этого также не обойтись. Не говорю уже о посещениях обычных ресторанов и подозрительных кабаков, о всенощных пьяных оргиях — это в порядке вещей. А откуда берутся на все это деньги — спросите?

Из рассказанного мною выше читателю становится понятно, что проводники 3Ч ОУН работают на западногерманскую разведку не ради романтических увлечений... Для выполнения своих обязательств перед БНД проводники организации готовы на все, на любое преступление, даже по отношению к своим вчерашним единомышленникам, наставникам, друзьям, близким. «Невыгодные» лица как под землю исчезают, неожиданно умирают в расцвете сил и здоровья, гибнут при таинственных обстоятельствах. Но обратимся к фактам.

Загадочная смерть первого проводника 3Ч ОУН Степана Бандеры наделала много шума среди украинской эмиграции. Националистическая верхушка поспешила канонизировать его как «великого национального героя», «мученика за идею», «мужа провидения божьего» и так далее и тому подобное. Все это для того, чтобы затуманить глаза рядовому читателю, да к тому же на «героической» смерти Бандеры поднять знамя патриотического фанатизма и глубже забраться в карман налогоплательщиков.

Кем же был, собственно, Бандера в последние годы своей жизни, какую проводил политику и можно ли вообще его деятельность называть политической?

Проводника я встречал почти ежедневно в бюро 3Ч ОУН на Цеппелинштрассе, 67 (конечно, когда он был в Мюнхене). Он приезжал на «работу» на своей шикарной автомашине марки «Опель-капитан», тогда я и познакомился с ним. Бандера старался всегда быть важным, деловитым. Я слышал не одно его выступление перед членами организации. Говорил он всегда одно и то же. О необходимости усиления диверсионной работы на Украине, о «деле», «поступке», о необходимости жертв. Не скрывал того факта, что финансовые расходы на заброску шпионов оплачивает БНД, более того, Бандера хвастал этим, видя в работе на западногерманскую разведку большие выгоды. Все у него сводилось к организации шпионской сети на родных землях, которая будет снабжать ценной информацией БНД. Работа на западногерманскую разведку не пятнает украинского националиста, подчеркивал Бандера и приказывал агентам, отправлявшимся на Украину, вербовать там надежный элемент, переправлять доверенных ему людей за границу. Эти «парни с Украины» проходили бы в БНД специальное шпионское обучение и снова возвращались на родную землю. «О, это были бы настоящие, ценные агенты!» — восклицал «проводник», довольный своим «гениальным» планом. Рекомендовал также заниматься саботажем, убивать авторитетных советских граждан. Группе Ганяка цинично советовал пересылать в БНД надуманные, сфальсифицированные информации о заварухах, бунтах населения, сопротивлении и борьбе против Советской власти в западных областях Украины...

Я хочу кратко коснуться истории трагической судьбы Дмитрия Штыкало, очень характерной для той среды, в которой он жил, работал и отдал лучшие свои годы, а может быть, и самые глубокие чувства своего сердца...

Штыкало — член 3Ч ОУН, редактор газеты «Украинец», издававшейся во Франции, затем журнала «Вызвольный шлях» (Англия), активный сотрудник газеты «Шлях перемоги» (Мюнхен), по многим вопросам стремился иметь свое мнение, которое отличалось от официального бандеровского. Просто он умел мыслить. Он болезненно переживал факт, что организация националистов превратилась в придаток шпионского антинародного центра, что почти все его друзья и единомышленники так легко согласились стать агентами чужих и враждебных украинскому народу разведок, что все его существование потеряло смысл и вес... И об этом Штыкало открыто сказал главарям ОУН Ленкавскому и Кашубе. Ведь он верил им и искал у них помощи. И вместе с тем не закрывал глаза на реальные факты. Оставив семью (жену и сына) на Украине, Штыкало совершенно естественно и по-человечески интересовался тем, что происходит на покинутой им Родине. Его просто поразил тот факт, что его сын — сын человека, который изменил Отчизне и украинскому народу,— принят в советский институт, получает государственную стипендию. Для любого украинца, живущего на родной земле, это обычный и будничный факт, маленькая правда жизни, которая уже никого не удивляет, но для Штыкало — идеолога национализма — это был просто удар. И он признался в этом мне. Отсюда и начались его сомнения в целесообразности той деятельности, которой он занимался всю жизнь. И уж за все рамки человеческой добропорядочности и морали вышло предложение Ленкавского о вербовке сына Штыкало в шпионы западногерманской и 3Ч оуновской разведки. Не выдержало отцовское сердце. Он с великим и справедливым возмущением крикнул:

— Не трогайте моего сына, а то я вас застрелю!

Что было дальше, общественность в эмиграции хорошо знает. Собственно ничего не было. Случилось то, что должно было случиться. Путь, который сам себе избрал Штыкало, замкнулся, у него не хватило фальши и бесчестия продать своего сына БНД. И он пропал. Постепенно его отстранили от всех постов, которые он занимал в 3Ч ОУН (а был он не кем-нибудь — генеральным судьей организации), и оставили на растерзание. Я должен сказать правду, которую я скрывал долгие-долгие годы. Ленкавский настаивал, чтобы я лично уничтожил Штыкало, убил его. Я должен был сделать это в пользу организации, украинской нации!

Вот до каких пределов простирается человеческая подлость, пренебрежение и ненависть. Конечно, я это поручение не выполнил, но зато на многие дела у меня открылись глаза. Возможно, это был переломный момент в моей жизни, предвестник моего решения о пересмотре своих идейных убеждений, возвращении на Украину. Ведь весьма возможно, что Ленкавский, хорошо зная, что и у меня есть семья на родных землях, специально подговаривал меня на тяжкое преступление — отобрать у человека жизнь, чтобы и мне раз и навсегда отрезать путь на Родину, к семье, к свободе.

Но не вышло! Ленкавские просчитались, и я это особенно подчеркиваю. Я на Украине, я с семьей, я со своим народом!..

Невыполнение приказа Ленкавского отразилось и на моем положении в 3Ч ОУН. Меня все дальше отодвигали от почестей. Но зато все шире открывались мои глаза на правду, на реальности. Ничуть не сожалею, что так произошло. Наоборот, я благословляю день, когда наконец прозрел. Для добра своей Родины. Для того чтобы последние годы своей жизни отдать ей в сыновьем служении. Сошел со сцены 3Ч ОУН (а вскоре и со сцены жизни) влиятельный некогда советник Бандеры, не сдержанный на язык Ярослав Бенцаль. Новый руководитель 3Ч ОУН быстро и эффективно расправился со своими настоящими или потенциальными противниками. Вы спрашиваете: «А где же человечность, моральные устои, христианская этика?» Не спрашивайте. Посмотрите, кто эти люди, и вы поймете все...

Вот моя краткая исповедь. Я написал то, что видел, что сам пережил. Выводы делайте сами. Ужасная трясина, в которой я оказался в эмиграции, не смогла затянуть меня с головой и погубить. Мне казалось, что я работал честно, в соответствии со своей совестью и внутренним убеждением. Но каждый день пребывания в центре 3Ч ОУН открывал мне глаза на ужасную правду отношений, которые там господствовали, свидетельствовали о фальши, лживости, аморальности, обскурантизме и неутолимой жажде наживы руководящих членов организации. Я понял, что националисты продались чужеземным разведкам, давно отреклись от каких бы то ни было чувств патриотизма, стали платными агентами БНД и выполняют ее задания. Меня мучила совесть, что и я работаю на пользу врагов моей Родины, тону в болоте националистического вырождения. Я принял решение о необходимости разорвать свои связи с ОУН и, не обращая внимания ни на какие последствия, возвратился на Родину. И я нашел в себе силы сделать это! Сожалею только, что сделал я это так поздно, бессмысленно потратив более 20 лет своей жизни в лагере оуновцев». </lj-cut>

 


promo yadocent october 16, 05:23 1
Buy for 90 tokens
Уголовная ответственность несовершеннолетних в РИ. Уголовная ответственность в Российской империи начиналась в возрасте 10 лет без гендерного различия. Условных наказаний предусмотрено не было и дети получали реальные приговоры. Нижняя планка была установлена в 1765 году секретным указом…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
pingback_bot
Jan. 30th, 2012 05:53 pm (UTC)
Покаяния бывших бандеровцев (путеводитель)
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

1993
yadocent
yadocent

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow