yadocent (yadocent) wrote,
yadocent
yadocent

Экспромт

ЕСЛИ…

Киноповесть-экспромт

 

Самый главный кабинет КГБ в центре Москвы. В окно видна Красная площадь. Идет заседание руководства под председательством Первого – седовласого очкарика с совиным лицом.

Генерал Орел: …и в завершение скажу: как учит нас Коммунистическая партия, по мере укрепления социалистического строя империалистическая агрессия усиливается. Наглядные примеры – недавние вылазки американских империалистов на Гренаде и в Панаме, усиливающаяся активность в Афганистане и Никарагуа, развязанная программа «Звездных войн» - пресловутая СОИ. Считаю, что пора дать решительный отпор…

Генералы переговариваются: А чего это он так на янки взъерепенился? – У него личные причины. Старший сын, капитан, работал в нашей резидентуре в Африке. Схлестнулся с америкосами. Те официально ничего не могли с ним сделать – талантливый был парень, работал чисто. Так наняли местных черных, те его просто убили под видом грабежа. И мы ничего не смогли официально сделать, хотя все узнали конечно…

Генерал Михайлов (встает): Я против обострения. Считаю, что в рамках глобализации и конвергенции нам следует активизировать наши мирные усилия по сближению с демократическими силами США. Общечеловеческие ценности…

Председатель: Скажите, генерал, а как там ваш старший сын, все в Оксфорде, все на практике?

Михайлов захлебнулся и сел.

Председатель: Итак, подвожу итоги и довожу до вашего сведения, что на последнем заседании Политбюро ЦК КПСС принято принципиальное решение. В рамках понуждения Соединенных Штатов к миру нашим вооруженным силам дана директива о начале операции «Последняя республика». План глобальный, поэтому мы также всеми силами включаемся в его выполнение. Приказываю ввести в действие план «Проснитесь, спящие». Содействие на местности нам окажут также кубинские товарищи.

Генералы хором: О-о-о!!!

За спинами обмен репликами: «Проснитесь» - это расконсервирование всех наших скрытых ресурсов. – Значит «четверка» решилась. – Конечно. Минобороны, КГБ, Генсек, МИД – все «за».

***

Нью-Йоркские трущобы, США. По ветру летают старые газеты, регулярно прилипая к спинам двух бомжей, сидящих прямо на тротуаре у мусорных баков.

Белый: …вот так Джонни, я и стал хобо. Щит! всю жизнь провкалывал на эту гребаную компанию, здоровье на заводе угробил, а как подошел срок на пенсию – вышибли и даже спасибо не сказали. А квартплата, жратва… все сбережения разлетелись. Эх! Ненавижу эту страну!

Черный: Эх, Гарри, и все-таки тебе лучше – ты белый. Вон и пособие тебе положено, и в бесплатную столовку в ТОМ районе ты можешь зайти без проблем. Будь проклята эта греховная страна!

Белый: Эй, Джонни, да ты сдурел, что ли? Глянь в зеркальце – ну какой я белый? Такой же, как и ты.

Они глядят в осколок стекла, где отражаются две загорелые, небритые рожи примерно одного оттенка.

Белый: И когда это все кончится?!

***

Побережье Флориды, США. Полицейская машина и двое толстых копов у кромки воды пустынного пляжа смотрят на приближающийся плотик, на котором лежат двое смуглолицых.

- Опять эти мучачос с Кубы понаехать плывут. Надоели…

- Кто шмонать будет?

- Сегодня твоя очередь.

Плотик подплывает ближе. Смуглолицые, размахивая руками, лепечут: «Гусанос, Барбудос, Фидель капут, Ю-Эс-Эй фридом».

Коп: Шед ап! Хенд ап! Кам ту ми!

Смуглолицые спрыгивают в воду. Внезапно плотик встает дыбом и возносится на 13-метровую высоту. Оказывается, он прикреплен к рубке мощной атомной подлодки с нагло большой красной звездой. Из рубки высовывается ствол крупнокалиберного пулемета, шарит по окрестностям, словно принюхиваясь, и короткой очередью скашивает обоих копов с широко открытыми ртами. А из раскрытых люков уже деловито высыпают черноберетно-краснозвездочные морпехи, за ними из раскрывшегося нутра подлодки выползают три БМП или БТР.

Полицейская машина взрывается.

***

Взлетает в воздух еще одна полицейская машина на улицах Майами. Врассыпную бегут и падают полицейские вперемешку с обывателями. А по авеню нагло шествует танк Т-34-85, иногда давя гусеницами брошенные у обочин авто. Сидящие на броне советские солдаты хором хохочут и регулярно постреливают по зеркальным витринам.

Начальник полицейского управления в окружении беспорядочно мечущихся копов истерически орет в трубку телефона: Помогите, наконец, я ничего не могу сделать!

Танк останавливается напротив офиса с надписью «Полицейское управление», медленно поворачивает башню и плюет из дула огнем. Очень эффектный большой взрыв.

***

Средний запад. Военная база Ю-Эс-Ами. Какой-то незаметный капитан спокойно выходит из управления, садится в авто и уезжает.

А в штабе генерал орет в клавиатуру: Тревога! Срочное общее построение!!

На плац со всех сторон сбегаются и съезжаются солдаты, офицеры и техника, постепенно выстраивая каре. Генерал, задыхаясь, выходит на трибунку:

- Зольдатен, на нашу страну напал коварный и жестокий враг. Но мы всегда готовы дать отпор. И мы его дадим!

Он бъет кулаком по трибунке и… По всему периметру плаца взлетают в воздух строения. В результате серии взрывов база превращается в пустырь с развалинами.

Где-то далеко, очень далеко едущий капитан, насвистывая знакомую мелодию Таривердиева, сдирает с себя погоны и выбрасывает в окно со словами» «Прощайте, кэптен Эрроу». На заднем сиденье поблескивает шитьем новенький мундир полковника.

***

Средний запад. Другая военная база Ю-Эс-Ами. Над ней медленно пролетает большой транспортный самолет, разбрасывая бутоны парашютов. За картиной спокойно наблюдает начальник базы прямо из окон своего кабинета. Врывается загорелый майор с криком:

- Генерал, нас атакуют русские!

- Да что вы говорите, Грин? По-моему, это слова какого-то нашего бывшего министра.

- Сэр, мне не до шуток. Командуйте общую тревогу!

- С каких это пор майоры командую генералами?

- Я не понимаю, почему вы так спокойны!

- А чего мне беспокоиться? Я человек военный и жду приказа из штаба. Без него я дисциплинированно не сделаю и шага.

- Но вы хотя бы доложили?

- Разумеется. Подождем ответа вместе?

- Меня терзают смутные подозрения. Я схожу на пункт связи проверить.

- Разумеется, сходите.

Майор делает поворот кругом и устремляется к двери. Генерал достает из ящика Смит-вессон и хладнокровно стреляет ему в затылок. После чего выходит из кабинета, старательно запирает его и удаляется в неизвестном направлении…

А тем временем спустившиеся на парашютах БМП с красными звездами окружают базу со всех сторон…

***

Кабинет директора ЦРУ. Директор вбегает и начинает нервно развязывать галстук. За ним вплывает невозмутимая и сексуальная дама – личный помощник-референт.

- Джейн, вызовите моего первого зама.

- Уже, мистер Буш.

- И второго тоже.

- Он в отъезде.

- Хорошо. Тогда тоже останьтесь.

Входит моложавый заместитель:

- Хэлло, Джордж. Неужели все так плохо?

- Хуже, чем ты думаешь. Я решил немедленно ввести в действие план «Х».

- Ого, даже так? А президент в курсе.

- Да, мы созванивались.

- Однако такие вопросы по телефону не решаются. Может, ты забыл пункт 67, параграфа 98, часть 7…

- Некогда удовлетворять всем формальностям. Ситуация критическая. Приводи в действие инструкцию «А».

- Хорошо, я сделаю ВСЕ КАК НАДО.

Заместитель бросает взгляд на помощницу, которая тихонько подсовывает шефу чашку кофе. Он машинально хватает ее, отхлебывает половину. Останавливается, судорожно зевает и опускается на кушетку. Заместитель:

- Значит так, по официальной версии директор уехал к президенту, когда будет, не знаешь. Кабинет запереть и опечатать. Никого не впускать, пока наши не придут.

- Слушаюсь, товарищ полковник!

***

Белый Дом. В одном из кабинетов звонит телефон. Его поднимает какая-то рука и подносит к чьему-то уху. Выслушав короткий приказ, кладет трубку обратно.

Овальный кабинет. По нему нервно бегает полный пожилой Президент с растерянным лицом. Министр обороны (стриженная ежиком горилла):

- Мистер Президент, их танковые клинья рассекли и прижимают наши вооруженные силы к Восточному побережью. В ряде пунктов отмечены непонятные порывы связи и «зоны молчания», не отзывающиеся ни на какие позывные.

- А что на Западном побережье?

- Субмарины красных, выстроившись вдоль берега, произвели залповый пуск ракет. Позиции большинства баз дислоцированных там сухопутных сил и Ю-Эс-Нэви уничтожены. Я считаю, что пора пускать в ход Нуклеар випонс.

- Я не могу взять на себя такую ответственность! Где вице-президент, где госсекретарь, писофдэмн?! Где директора АНБ и ЦРУ? Столько факинговых структур и никакого эффекта!

- Они на подходе, но собрать весь кабинет не представляется возможным, - говорит секретарь.

- Да это и не нужно. Хоть бы кто-то!

- А я предупреждал, я говорил, что старина Гувер был не всегда неправ.

- Заткнись, Джимми, твое факинг ФБР тоже просрало все, что можно. Почему-то ни одного предупреждения за последние месяцы от ваших «внутренних сетей» я не припоминаю.

- Я оскорбленно умолкаю. Значит, будем ждать.

***

- Я тебя еще раз спрашиваю, почему фланги со стороны города не прикрыты. Где резерв?

- Я же уже докладывал, с той стороны трущобы, гетто. Тамошние латиносы прямо сдурели, устроили баррикады, никого не пропускают и шмаляют из окон. У меня 18 человек потерь.

- Так на хера мы Трансамериканскую трассу перекрываем, если нас с той стороны обойти пара пустяков.

- Успокойтесь, майжор, откуда красным знать про ту объездную? О ней и местные–то не все знают и на картах ее нет. Да там и дороги, собственно, тоже нет, даже асфальт не положен. Проселок, одним словом. Машина там не проходит. Тем более ночью.

- Черт побери, хорошо было тому полковнику раздавать команды…

Послышался выстрел из ракетницы, другой. Две красивые красные полосы скрестились аккурат над позициями мотострелкового полка. Майор и капитан оторопело посмотрели на них, потом друг на друга. И что-то закричали, вроде «фак». Однако голоса сразу потонули в реве реактивных снарядов, начавших активно кромсать позиции вверенного их командованию подразделения. А через 15 минут с забытого богом проселка вывернули 10 краснозвездных танков, слепя глаза оставшихся в живых мощными прожекторами и глуша им нервы дикими звуками сирен.

***

Белый дом, 3 часа спустя. Кабинет заполнен кучей разноуровневых чиновников. Галдеж и сумятица.

- Гаспада!!! Прошу наконец внимания. Генерал, последние сводки?

- Силы большевиков подходят к Вашингтону. Я стянул все оставшиеся резервы, но их недостаточно для построения долгосрочной эффективной обороны.

- А как же наш знаменитый 5 флот?!

- Он блокирован подлодками противника в Индийском океане.

- О, щит! Какого дьявола он там делал?!

- Вы же сами направили его туда месяц назад для контролинга лизинговых операций нефтяных эмиратов.

- Где мой вице?

- Я здесь, мой фю… президент.

- Что ты предлагаешь?

- Вообще-то, по ядерному вопросу я воздерживаюсь. А конкретно, считаю необходимыми срочно эвакуироваться. Наш Белый дом всегда будет самой привлекательной мишенью для красных ракет. Я удивлен, почему они до сих пор не стреляли.

- Ты прав на все сто. Генерал, срочно организуйте вертолеты для отбытия.

***

Еще через час.

- Мне удалось найти только два геликоптера. Остальные разбомбило на аэродроме.

- Хорошо, мы полетим на них.

- Согласно параграфу 65, пункт 3…

- Ладно, джустис, я помню этот закон. Я сажусь в №1, Вице садится в №2, министры…

… А тем временем в ангаре чья-то рука старательно откручивала какую-то гайку. Потом взяла ее двумя пальчиками, подержала на весу и кинематографически уронила. Гайка весело ускакала в какой-то бездонный люк.

Толпа чиновников торопливой вереницей усаживалась в два транспортника, которые немедленно загудели и начали тяжело подниматься над городом. На земле остался один мистер вице-президент, который со странным спокойствием проводил свою последнюю надежду на спасение взглядом и куда-то ушел.

А в кабинете вертолета пилот вдруг побледнел, схватился за штурвал и попытался куда-то его вывернуть. Руль его не послушался. Пилот еще успел издать привычный вопль: «Но-о-о-о-о-у-у-у!!!» прежде чем тяжелый геликоптер, неуклюже завалившись, опрокинулся прямо на своего коллегу по спарке. Сцепившись лопастями, вертолеты медленно закрутились, как в танце, полетели вниз и эффектно рванули между развалинами Бродвея.

***

- Да товарищ генерал, слушаюсь. Все дипломатические нюансы по оформлению капитуляции и провозглашению СШКА (Соединенных штатов коммунистической Америки) я беру на себя. Нет, представитель в ООН протестовать не будет, он работает на меня уже два года. Да, спасибо за награду. Служу Советскому Союзу!

( а эпилог я еще не придумал)

Tags: почти беллетристика
Subscribe

promo yadocent january 28, 05:22 1
Buy for 90 tokens
32 года назад
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments