?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: криминал

Бывший депутат Верховной рады от Партии регионов Алексей Журавко опубликовал в Фейсбуке сканы отчета о правонарушениях военнослужащих Вооруженных сил Украины (ВСУ) в Донецкой и Луганской областях.








Документы, адресованные министру обороны Украины Степану Полтораку, освещают период с 2014 по 2015 годы. В отчете, как утверждает Журавко, сообщается о росте количества преступлений против гражданского населения Донбасса.

Согласно отчету, один из "контрактников" в 2014 году незаконно проник в частный дом, изнасиловал проживавшую там девушку и убил отца, который ее защищал. Другой военнослужащий, управляя бронетранспортером, сбил двух пешеходов, одна из которых погибла на месте. Также сообщается о побеге из расположения бригады двух солдат, которые затем проникли в дом и убили там двух женщин.




Read more...Collapse )
promo yadocent июнь 12, 06:39 Leave a comment
Buy for 80 tokens
В УССР вернулись Михаил Грушевский, общественный деятель Надежда Суровцева, актер и режиссер Николай Садовский, поэт Владимир Самойленко, политический деятель Павел Христюк, экономист Николай Шраг, член УПСР Николай Чечель. Конечно, мотивы возвращения отличались... На перекрестках…
В МВД ДНР сообщили о задержании группы украинских диверсантов-террористов, направленных в Донецк для физического устранения одного из руководителей силовых ведомств Республики.

По неофициальным данным...Collapse )

Дело Б.Сташинского

СВРУ рассекретила материалы об убийце Бандеры


Служба внешней разведки Украины выложила в интернет семь томов «дела оперативной разработки агента КГБ Богдана Сташинского», который убил предводителей ОУН Степана Бандеру и Льва Ребета. Рассекреченные документы позволяют отследить методы работы КГБ, понять, как советские спецслужбы боролись с ОУНовским подпольем, узнать, как учили агентов и как финансировали содержание их семей.


Материалы дела агента МГБ-КГБ Богдана Сташинского («Олега-Тараса»), который 15 октября 1959 года из специального пистолета выстрелил струей раствора цианистого калия в лицо Степану Бандере, теперь доступны всем пользователям интернета.

Семь томов «дела Сташинского» оцифровала и сделала доступными Служба внешней разведки Украины, исполняя Закон Украины «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов».


Read more...Collapse )

Как вешали нацистов

По поводу казней фашистских преступников было немало постов уже, но они были как-то разъединены.
Сейчас я попытаюсь рассказав о четырёх городах, где такие проводились. И обязательно подтвержу с видео, чтобы никто не упрекнул меня в подтасовке фактов.
Начну, пожалуй с Ленинграда, а именно с кинотеатра "Гигант", ибо я вырос как раз в этом районе, а именно - на улице Замшина. Потом в этом здании было казино "Конти", а что сейчас даже не предполагаю, ибо давно там не был.
Детьми мы часто бегали в этот кинотеатр, что был построен в 1939 году, перед самой войной, место по тем временам было не то что "бандитское", но неспокойно-криминальное - совершенно точно. Это хорошо чувствовалось ещё в 60-х годах.
И среди баек-легенд местных было, что именно на этой площади вешали фашистов сотнями, чуть ли не тысячами, а трупы хоронили в сельхозпитомнике на месте бывшего Пионерского парка, рядом с парком академика Сахарова. Сразу скажу, что чушь полнейшая. Ибо парки строились при мне, а мимо детского глаза массовое захоронение не проскочило бы никак. Однако, заинтересовавшись, я решил промониторить на этот счёт интернет:

Казни военных фашистских преступников
Read more...Collapse )

Песни про убийства


Убей мою подругу – Виагра

Я убью тебя, лодочник – П.Лебединский
слушать дальше...Collapse )

Очень примечательный документ "Електронного архіву українського визвольного руху" из архива  заместителя Стефана Бандеры во время его пребывания в Целленбау, одного из создателей УПА, штатного сотрудника ЦРУ и творца ее "подкрышной" организации "Пролог" - Миколы Лебедя.

Здесь  документально разоблачается миф о переодетых энкаведешниках. Все было, как и свидетельствует бандеровский документ, ровно наоборот. Члены УПА, переодетые в советскую военную или милицейскую форму терроризировали мирное население с целью запугать перед советской властью:

.

Напомню также о советских архивных документах, подтверждающих эти страшные факты:

С продвижением фронта вглубь территории Украины, от командиров частей и соединений Красной армии стали поступать сообщения, что националистические банды, действующие в районах западных областей УССР, часто прибегают к маскировке, и совершают нападения на сёла под видом советских партизанских отрядов.
(ЦГАООУ, ф.1, оп.23, д.930, л.11-22.)
Эту же информацию подтверждали и сами партизаны. Более того, как докладывал командир Ровенского партизанского соединения №1 В.Бегма, имеется ряд случаев, когда националисты под видом партизан в порядке помощи получают в частях Красной Армии вооружение и боеприпасы. «Красная Армия довольно охотно помогает партизанским отрядам, - писал он в донесении 5 февраля 1944 г., - но некоторые командиры частей еще не поняли этой провокации, проводимой националистами».
(ЦГАООУ, ф.62, оп.1, д.1517, л.127.)
Подобные провокации вводили в обман не только красноармейцев, принимавших бандеровцев за своих, но и, что главное, местное население. К примеру, в феврале 1943 года, отряд бандеровцев, переодетых советскими партизанами, ввёл таким образом в заблуждение жителей села Парослое Сарненского района Ровенской области, которые весь день угощали банду, а вечером бандеровцы устроили резню. Всего было уничтожено 173 человека, удалось спастись лишь двум селянам, которые оказались завалены трупами, и 6-ти летнему мальчику. Позднейший осмотр показал исключительную жестокость, с которой была совершена бойня. С нескольких человек сняли кожу, женщин насиловали, а после отрезали груди, носы, уши, выкалывали глаза и отрезали головы. Затем «борцы за нэзалэжну» устроили пьянку в доме местного старосты. После ухода банды, среди разбросанных на столе бутылок из-под самогона и остатков еды, был найден 12-ти месячный младенец, прибитый ножом к столу, во рту которого торчал недоеденный огрызок квашенного огурца.
(Jozef Turowski і Wladystaw Siemiaszko: "Zbrodnie nacjonalistow ukrainskich dokonane na ludnosci polskiej na Wolyniu 1939-1945". - Варшава, 1990, стр. 22)
Эти данные польских историков подтверждаются и советской стороной. Как докладывал13 февраля 1944 г. командующий войсками 13 Армии генерал-лейтенант Н.П.Пухов, «население почти всех сёл сильно напугано действиями "бандеровцев", которые творят свои преступления часто под видом советских партизан. Поэтому в разговоре с нами неохотно дают показания, часто смешивают с партизанами, заявляя, что и те и другие грабят».
(ЦГАООУ, ф.1, оп.23, д.930, л.32-38.)
Read more...Collapse )



В сеть попали имена исполнителей секретных операций ЦРУ

Для большей части населения нашей планеты секретные операции ЦРУ представляются неким аналогом НЛО — все о них слышали, но своими глазами почти никто не наблюдал. И это крайне опасно, поскольку способствует тотальной мифологизации вопроса, который затем очень легко вписать в очередную теорию заговора. По сути, Соединенные Штаты сделали потрясающие вещь — они превратили реальные преступления в сборник увлекательных сказок. Отсюда невероятная ненависть к Сноудену и Wikileaks, ведь именно их стараниями легенды и мифы превратились в конкретные имена и документы, запустив опаснейший механизм. Даже сам по себе он имеет далеко идущие последствия, отражаясь на самых разных гранях американской политики.
Однако это лишь полбеды. Вторая половина заключается в том, что в рамках этого процесса появляются всё новые фигуранты. Так, совсем недавно ФБР арестовало человека, который работал с АНБ, являясь сотрудником консалтинговой компании Booz Allen Hamilton. У подозреваемого интересное не только имя — Гарольд Томас Мартин III, но и предъявленные ему обвинения. Ведь ему приписывают ни много ни мало кражу исходного кода АНБ, разработанного для взлома российских, иранских и китайских систем. А в качестве ощутимого довеска присутствует тот факт, что именно благодаря ему в сети был опубликован список агентов ЦРУ, действовавших за рубежом и принимавших самое активное участие в похищениях и пытках иностранных граждан.
Read more...Collapse )

Вокруг ареста министра

17 октября в рамках уголовного дела, возбужденного по факту совершения должностными лицами действий, выходящих за пределы предоставленных законом ЛНР прав и полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов общества и государства, т.е преступления, предусмотренного ч.1 ст.354 УК ЛНР, сотрудниками МГБ и МВД ЛНР с санкции главы республики Плотницкого, был задержан министр топлива, энергетики и угольной промышленности ЛНР Дмитрий Лямин.

Стреляли…

Read more...Collapse )
Моргун Олег Валерьевич. Родился 19 марта 1967 года в селе Садковцы Винницкой области. Окончив сельскую восьмилетнюю школу, поступил в Красноармейское педагогическое училище. Там проучился 4 года по специальности «Труд и черчение», также увлекся восточными единоборствами и легкой атлетикой. После окончания училища проработал несколько месяцев по специальности учителем в школе и отправился служить во Внутренние Войска СССР в Узбекистан (Чирчик Ташкентской обл.). По окончании службы в армии с марта 1989 работал милиционером, окончил заочное отделение Донецкой школы милиции. Работал оперуполномоченным уголовного розыска, начальником отдела угро, начальником криминальной милиции Александровского райотдела. В 2001 окончил Донецкий институт внутренних дел и дослужился до поста начальника Новоазовского райотдела, затем старший оперуполномоченный по особо важным делам отдела внутренней безопасности Донецкой области. С 2010 начальник Ильичевского райотдела, в 2013 возглавлял ГУВД Новоазовска, полковник милиции.
10 мая 2014 (после известного Мариупольского расстрела) был назначен и.о. начальника Мариупольского ГУ УМВД. Вел переговоры с представителями ДНР
Денисом Кузьменко и Андреем Борисовым.

видеоподробностиCollapse )

Списки карателей

Ополченцы Луганской Народной Республики сообщили, что во время боя у поселка Металлист в их руках оказался секретный список с фамилиями руководителей карательной операции на юго-востоке Украины. Бумаги хранились у одного из сдавшихся в плен танкистов. Первым в списке идет офицерский состав подразделения «Север». Именно это формирование вело обстрел Металлиста в день убийства российских репортеров И.Корнелюка и А.Волошина. Разведка сопротивления уже начала розыск подозреваемых.

ЧитатьCollapse )

Еще о Хаджет-лаше


Оригинал взят у voencomuezd в Дело "Лиги убийц"
Кто-нибудь читал "Эмигранты" А.Толстого? "Лигу убийц", орудовавшую в Стокгольме в 1919 г., все еще помнят? Была у меня о ней серия постов.
Один - это перепост от я-доцента. Это ликбез, читать обязательно: http://yadocent.livejournal.com/45794.html
А дальше я сам кое-что постил.
http://voencomuezd.livejournal.com/68433.html
http://voencomuezd.livejournal.com/365152.html
http://voencomuezd.livejournal.com/393533.html

[К вопросу о личности Хаджет-Лаше]Кстати, личность главы этой банды Хаджетлаше весьма странна. По мнению Р.Х.Хашхожевой, за псевдонимом Хаджет-Лаше скрывался... известный черкесский писатель Казим-Бек Ахметуков - последовательно издатель, писатель, иудей, православный, мусульманин, эсер, сотрудник царских спецслужб. Впрочем, она же доказала, что он работал... на советские спецслужбы (?).

Незадолго до Октябрьской революции Ахметуков служил в русской контрразведке, под именем Эттингер участвовал в дальневосточной операции по обезвреживанию немецкой разведки. А в 1918 году в Стокгольме в годы полпредства В.Воровского в Швеции, под именем Хаджетлаше по заданию уже советских органов возглавил операцию по обезвреживанию белоэмигрантских сил, осевших в Швеции и действовавших против советской России (6). Вслед за тем, он был заклеймен как руководитель белоэмигрантской организации в статье В.Воровского «В мире мерзости и запустения. Русская белоэмигрантская лига убийц в Стокгольме» и в романе А.Толстого «Эмигранты». А.Толстой, а тем более В.Воровский знали, что Хаджетлаше был советским чекистом, что в роли руководителя белоэмигрантской организации должен был сделать явной ее антисоветскую деятельность, чтобы шведские власти, державшиеся нейтрально к белоэмигрантским силам, скопившимся в Стокгольме, перешли к карательным действиям против них. Но перед ними стояла задача – разоблачить белую эмиграцию, и они не могли сказать правду об истинной роли Хаджетлаше в разыгравшихся в Стокгольме событиях. О том, что Хаджетлаше был контрразведчиком Советской России я писала во всех своих работах о нем, но наиболее доказательно в последней – «Одиссея Кази-Бека Ахметукова», опубликованной в ж.»Литературная Кабардино-Балкария»

Ничего себе поворот. То есть, Хаджетлаше убил несколько коммерсантов, сотрудничавших с РСФСР (в блокаду!), чтобы... вскрыть белое подполье? По заданию ЧК?
Впрочем, другие исследователи на это просто вертят пальцем у виска.

Р.Х.Хашхожева настаивает даже, что Хаджетлаше в тюрьме не умер: его выкрали оттуда большевики, и он продолжал защищать молодое советское государство еще и в начале 1930-х гг. [Хашхожева 1993; 2001; 2002]. Это — безусловная ошибка; см.: [Бессмертная 2007].
***

В отличие от первой исследовательницы (Ольги Бессмертной), P. X. ХАШХОЖЕВА на основе только ей известных документов, пытается преподнести его чуть ли не героя большевиков, заславших его в Швецию в разведывательных целях. То есть, если исходить из ее логики, то М.Б. Хаджетлаше с момента рождения выполнял роль подставного человека, так как по ее версии он был никто иной, как Кази-Бек Ахметуков. При этом пытаясь подвести его под черту своего героя, автор даже пытается сделать из него какого-то резидента большевиков. Увы, уважаемая Раиса Халифовна Хашхожева, надо было только видеть в его личных бумагах, не адресованных для чужих глаз (личных письмах к жене и детям), которые он пересылает своей жене, какого мнения он о большевиках, чтобы понять, как вы совершенно не правы в его отношении. И это только один момент из его полной героизма и трагедии биографии, честного и безумно любящего свою жену и детей семьянина.


Кстати, по мнению последнего автора, этот "примерный семьянин" был богатым черкесом, монархистом, помещиком, главой офицерской организации, а трое убитых - это якобы их собственные агенты-предатели, казненные по "суду чести". Золотой человек, патриот и гордость черкесского народа, массарррракш! Сдох на конце заключения в Стокгольме в 1929 году.


Ну ладно. В сети нашелся новый вариант рассказа о "Лиге убийц" и лично Хаджетлаше, который вообще не был черкесом. Со слайдами! Небезынтересно, хотя версия, что якобы британская разведка с помощью провокации разогнала белое подполье в Стокгольме (?) - это явный бред. Зачем им это в 1919 году? А уж фраза "Если английских шпионов ловили, их записывали советскими агентами. Как, например, всю разгромленную немцами “красную капеллу”." - показывает уровень... афтара.

Оригинал взят у ixl_ru в Дело Хаджетлаше
Давно хотел написать о деле Хаджетлаше, но это оказалось непросто, сведения об участниках этой истории приходилось собирать буквально по крупицам. Речь идет о стокгольмской “Русской Лиге” или “Военной организации для восстановления Империи”. 1919 год. Три жестоких убийства, пятнадцать русских беженцев на скамье подсудимых, тайные сокровища большевиков, последний вынесенный в Швеции смертный приговор – дело стало одним из самых громких политических убийств за всю историю Швеции.

Немного предыстории. Во время первой мировой войны нейтральная Швеция, расположенная между Россией, Англией и Германией стала важным центром тайной торговли между воюющими странами, центром шпионажа и центром политических интриг на почве социал-демократии (можно вспомнить хотя бы группу Ленина, проехавшую в 1917 через Стокгольм).

После октябрьского переворота в России Швеция стала одной из немногих стран, установивших (частично) дипломатические отношения с большевистским правительством. В 1918 году возникла ситуация, когда в Швеции действовали одновременно два русских посольства: царское посольство, возглавляемое К.Н. Гулькевичем и большевистская миссия Воровского. Это продолжалось до января 1919 года, когда Воровский, Богданов (Малиновский), Бородин (Грузенберг), Арон Шейнман и ряд других большевиков были высланы из Швеции.

После развертывания красного террора в Петрограде Стокгольм наполнился русскими беженцами. В их среде и действовал основатель Русской Лиги Мохаммед-Бек Хаджетлаше, приехавший в Швецию в октябре 1918 года.

Хаджетлаше









Хаджетлаше - "казак" с поддельным крестом.

Хаджетлаше - "черкесский просветитель".






Человека, известного под именем “Мохаммед-бек Хаджетлаше” и который также использовал имена и псевдонимы “Кази-бек Ахметуков”, “Юрий Кази-Бек”, “Магомет Айшин”, “Алаев”, “Григорий Эттингер” (вот это скорее всего и есть настоящее имя) шведские газеты называли “казачьим полковником”. Но ни казаком, ни полковником, ни вообще офицером он не был. Скорее всего, он также не был ни мусульманином, ни черкесом, хотя действительно был крупной фигурой в кавказско-мусульманской публицистике начала 20 века.
Read more...Collapse )
                            Герберт Цукурс
Согласно свидетельству бывшего главы израильской разведки, сотрудниками "Моссада" был уничтожен лишь один нацистский преступник, которого теперь латыши считают национальным героем. Решение о проведении той операции было принято официальным Иерусалимом по политическим мотивам...

Книга, посвященная истории израильских спецслужб, которая появилась в продаже на этой неделе, содержит наиболее детальное описание ликвидации палача латвийских евреев Герберта Цукурса из всех, получивших огласку до сих пор. Авторами этого 506-страничного сочинения, которое на английском получило название "Spies Against Armageddon", являются журналист газеты "Гаарец" Йоси Мельман, специализирующийся на освещении секретных служб Израиля, и бывший журналист, а ныне бизнесмен Дан Равив.

Ликвидации Цукурса в книге посвящены три страницы (131-133). Они содержат немало деталей, которые уже освещались в газетах и исторической литературе на иврите, в первую очередь в книге Гада Шамрона "Моссад и миф", изданной в прошлом году. Но в изложении Мельмана и Равива имеется и ряд подробностей, которые до сих пор не публиковались. Они основаны на нескольких интервью с Меиром Амитом, возглавлявшим "Моссад" в 1963-68 годах. В примечаниях к книге поясняется, что его интервьюировал один из авторов в сентябре 2005 и в августе 2007. Амит скончался в 88-летнем возрасте в июле 2009 года.

Его свидетельства, публикуемые в этой книге, представляют особый интерес, поскольку ни один из бывших высокопоставленных израильских чиновников никогда не подтверждал причастность официального Иерусалима к ликвидации нацистского преступника Цукурса. В публикациях последних лет на русском языке "израильский след" в гибели этого палача упоминается лишь в качестве одной из версий. Это касается и академической литературы, посвященной истории Второй мировой войны и Холокоста. Так, в книге "Прибалтийский фашизм: история и современность" Михаила Крысина, изданной в Москве в 2007 году, отмечается, что "обстоятельства его убийства остались невыясненными". А в уникальной энциклопедии "Холокост на территории СССР", изданной в Москве в 2009 году под редактурой наиболее авторитетного российского исследователя по данной тематике Ильи Альтмана, по этому поводу сказано: "23.2.1965 труп Цукурса был обнаружен в Монтевидео (Уругвай), куда он бежал, опасаясь возмездия израильских спецслужб. По одной из версий, Цукурс был выслежен и убит уцелевшим узником рижского гетто. В современной Латвии Цукурса называют национальным героем".

Меир Амит (фото Давида Гурфункеля)
В свою очередь, Мельман и Равив пишут со слов Амита, что в 1964 году он отдал указание разыскать и уничтожить Цукурса. "Я и глава правительства Эшколь, который дал разрешение на осуществление операции, пришли к выводу, что после огромного впечатления, оставшегося от процесса над Эйхманом в Иерусалиме, не будет смысла в проведении еще одного суда, - свидетельствовал тогдашний глава "Моссада". - Любой такой процесс казался бы ничтожным по сравнению с Эйхманом и не отвечал бы своей воспитательно-исторической цели. Я счел более легким, менее сложным и более эффективным его (Цукурса) ликвидировать".

Как отмечают авторы, данное решение не было продиктовано лишь жаждой мести. Оно преследовало и политические цели. К тому времени ряд государств Западной Европы, в частности Германия, стали уклоняться от задержания и проведения судебных процессов над нацистскими преступниками. Посредством ликвидации палача латвийских евреев Эшколь и Амит давали понять европейским правительствам, что, если они не займутся нацистскими преступниками, есть те, кто сделают это за них другими методами.

Выполнение операции было возложено на Оперативное управление "Моссада", носившее название "Кейсария". Его руководитель Йосеф Ярив принимал непосредственное участие в ликвидации. В феврале 1965 года сотрудник "Кейсарии" Яков Мейдар, ранее принимавший участие в поимке Адольфа Эйхмана, выехав в Бразилию, установил контакт с "объектом", выдавая себя за австрийского бизнесмена Антона Кинцле. Он рассказал Цукурсу, что представляет группу инвесторов, которые хотели бы иметь своего представителя в Бразилии. Цукурс не особо поверил "легенде" Мейдара, но, все-же надеясь заработать, отправился на очередную встречу с ним в столицу Уругвая.

Там, на вилле, арендованной "Моссадом", его ожидали четверо сотрудников израильской разведки, включая Ярива. Согласно предварительному плану, они должны были обезвредить Цукурса, произвести над ним скоротечный суд от имени уничтоженных евреев Латвии, а затем ликвидировать. Однако 65-летний латыш оказался не по годам в прекрасной физической форме и оказал отчаянное сопротивление. В ходе завязавшейся драки он попытался выхватить пистолет, который имел при себе. В результате один из сотрудников "Моссада" открыл по нему огонь из пистолета с глушителем. Тело Цукурса поместили в ящик. К нему прикрепили бумажный лист с надписью на английском языке следующего содержания: "Учитывая тяжкие обвинения в отношении Герберта Цукурса, и главным образом его личную ответственность за уничтожение 30 тысяч мужчин, женщин и детей, мы решили приговорить его к смертной казни. Приговоренный был казнен 23 февраля 1965 года теми, кто никогда не забудет".

Мельман и Равив отмечают, что данная операция достигла поставленной цели – палач был уничтожен, а правительство Германии отказалось от планов свернуть судебные преследования нацистских преступников.

Авторы также подчеркивают, что за всю историю израильских спецслужб Цукурс оказался единственным нацистским преступником, уничтоженным "Моссадом".

В заключение следует пояснить одну важную деталь, относящуюся к этой истории. Все утверждения современных латвийских деятелей, будто обвинения в адрес Цукурса основывались лишь на высказываниях "отдельных свидетелей" и доказать его вину "не смогли даже чекисты", являются грубым искажением исторических фактов. В первые послевоенные годы советские органы госбезопасности провели тщательное расследование преступлений, совершенных Цукурсом. Им удалось собрать и задокументировать сотни свидетельских показаний латышских коллаборационистов, участвовавших в уничтожении евреев под его руководством, а также чудом уцелевших узников гетто. Позже множество аналогичных свидетельств было собрано израильским мемориальным комплексом "Яд Вашем". Еще в 1965 году, сразу после казни Цукурса, журнал Time отмечал, что он несет прямую ответственность за убийства 13 тысяч и курировал уничтожение еще 30 тысяч человек. Другое дело, что современными латышскими деятелями, героизирующими Цукурса, подобные зверства в годы войны, не считаются преступлением.
М.Фальков
Также
Рига: нацистов чествуют, памятник спасителю евреев – оскверняют
Латыши оправдали убитого "Моссадом" нациста
Кровавый ноябрь: евреи сражались за латышей, латыши их истребили

Для начала несколько общеизвестных фактов.

До конца 1940-х гг отечественный партработник и военачальник среднего звена Леонид Ильич Брежнев значился по всем документам как «украинец», родившийся на территории Украины и работавший/служивший преимущественно здесь же.


Read more...Collapse )

Однажды, читая сборник воспоминаний участников борьбы подполья в декинском тылу,я натолкнулся на воспоминания большевика, принимавшего непосредственное участие в сборе данных о "преступления харьковской конрразведки". Это меня заинтересовало, так как ныне гораздо большую извесность имеют данные о "преступлениях харьковской чрезвычайки", собранные деникинским Освагом.

П. И. Долгин
Кровавый путь деникинщины


11 декабря 1919 года. День выдался пасмурный, сыроватый. Но радость, огромная радость заполняет сердца горожан. В Харьков вступает Красная Армия. Сначала показались конные разведчики начдива-41 Ю. Саблина. Они спустились с Холодной горы, проскакали по Екатеринославской улице, свернули на Павловскую площадь и дальше направились к центру. Их встречали харьковчане, простые рабочие люди. «Наши! Наши! Наконец-то!» — раздавались возгласы.
Усталые лица всадников светились радостью, и кони, забрызганные по брюхо грязью, проходили перед собравшимся народом, как на торжественном параде.
Кончился для харьковчан кошмар деникинщины. Закончилось подполье. Четвертый подпольный ревком, ставший сразу после гибели третьего на боевой пост, привел подпольную группу бойцов к победе, несмотря на провокации, провалы.
И вот вместе с Саблиным собрались члены ревкома Иван Козлов, Иван Савельев, Иван Гончарук, Зиновий Тобаков, подпольные работники. Среди них Анна Янова, разведчица Стася Слинько. Сколько радости! Совсем иными кажутся знакомые лица. Но радость освобождения не может заглушить боль тяжелых утрат — гибели многих товарищей, близких, дорогих...
Сразу же после образования временного губернского ревкома было решено создать комиссию для расследования зверств деникинцев. Это решение возникло как-то само собой, как есте[342]ственная необходимость, как одно из первоочередных мероприятий Советской власти. И хотя в гражданской войне такой практики еще не было, хотя военных и всяких иных дел после освобождения от врага возникало бесчисленное множество, кровавый разгул деникинщины на Украине, их зверские расправы над рабочим и крестьянским людом были настолько отчетливо выраженным актом классовой мести, что показать истинный лик палачей народа и запечатлеть его для истории было делом огромной политической важности. Этим определялись направление деятельности комиссии и ее состав.
Во главе комиссии ревком поставил участников подполья. Председателем назначили автора этих строк, секретарем — Ирину Шевченко. Сама же комиссия состояла из многочисленных представителей профсоюзных организаций, кооперации, различных других общественных организаций. Харьковское медицинское общество делегировало в медицинскую экспертную подкомиссию видных своих деятелей.
В ходе работы было выпущено четыре номера бюллетеня Харьковской губернской комиссии по расследованию зверств, учиненных Добрармией. В них были помещены протоколы экспертной подкомиссии с подробным описанием патологоанатомических обследований трупов, показания людей, пострадавших от деникинского террора, списки угнанных белогвардейцами при их бегстве из Харькова и многие другие материалы. Эти бюллетени являются важными документами, обвиняющими одного из «верховных» палачей — Деникина и его офицерскую свору насильников.

В Григоровском бору
С большим внутренним волнением приступили мы к обследованию мест расстрелов в Григоровском бору. Сюда водили белогвардейцы на казнь наших товарищей по подполью. Мы знали, как терзали их в застенках контрразведки изверги-палачи, и все же не могли примириться с мыслью, что увидим их, еще так недавно горевших страстью борьбы, мертвыми, изуродованными до неузнаваемости.
Здесь же уничтожались пленные красноармейцы, жители, заподозренные в сочувствии Советской власти.
Внезапно ударивший в начале зимы суровый мороз и выпавший снег скрыли все, что таилось в бору. Помогли нам жители харьковского предместья Холодная гора, знавшие места казни подпольщиков. Они делали зарубки на деревьях. По ним мы и отыскали могилы. [343]
К приезду экспертной группы в бору собрались сотни рабочих, их жен и детей, жители окраин.
Молча стояли они, стараясь не мешать врачам. Нарушали порой тишину лишь порывы ветра, пробегавшего по шапкам старых сосен, да вскрики родных и друзей, опознававших своих родственников, своих близких. Никогда мне не забыть лицо старика отца, увидевшего на дне разрытой ямы свою юную дочь и повалившегося как сноп на край могилы...
Картина, представившаяся нашим глазам, когда были раскопаны могилы,— вид обезображенных трупов, привязанных друг к другу толстыми веревками,— превзошла все наши мрачные предчувствия. Почти все трупы были раздеты до нижнего белья, без обуви. В результате подробного освидетельствования экспертно-медицинская подкомиссия констатировала мученическую смерть сотен людей, приводила в своем протоколе описания многих чудовищных способов уничтожения людей, применявшихся деникинцами.
Здесь происходила настоящая сеча. Исступленные в своем бешенстве, палачи стреляли, рубили, кололи, били прикладами, топтали сапогами, добивали безоружных, притом связанных друг с другом людей.
Без слез и глубокой сердечной боли нельзя было смотреть на обнаруженные трупы наших подпольщиков.
Среди них были:
Петр Слинько, двадцати четырех лет, член ЦК КП(б)У. На теле многочисленные следы от ударов тупым орудием и три огнестрельных раны...
Михаил Черный, член ЦК КП(б)У, руководитель харьковской подпольной организации. Руки связаны веревкой. Многочисленные кровоподтеки, происшедшие от ударов тупым орудием. Огнестрельное ранение с деформацией лица и черепа.
Иван Минайленко, семнадцати лет, активный работник подпольного Красного Креста, один из руководителей подпольного комсомола. Смерть последовала от паралича сердца после удара в область сердца.
И еще многие и многие. Далеко не всех удалось опознать, настолько изуродованы и обезображены были их лица...

Очевидцы свидетельствуют
Мы опубликовали в бюллетене комиссии 47 показаний. Написанные под свежим впечатлением пережитого, они отразили действительную картину жизни при белых, полный произвол властей, бесконтрольность и ненаказуе[344]мость деникинского офицерства, его полное моральное разложение: беззастенчивая продажность, взяточничество, коррупция, шантаж.
Одно за другим свидетельствуют показания о страшной работе карательных органов деникинщины. Весь город был охвачен сетью этих учреждений, куда тащили арестованных: контрразведка в «Палас-отеле» на Кацарской, 5, сыскное отделение в гостинице «Харьков» на Рыбной улице, комендатура, полицейские участки, гауптвахта, штабы отдельных воинских частей и тюрьма.
Контрразведка в «Палас-отеле» занималась наиболее важными делами, главным образом большевистским подпольем. Она засылала провокаторов в нашу подпольную организацию, громила подпольные явки, оставляла там засады, арестовывала наших товарищей.
Страшный застенок представляла контрразведка в «Палас-отеле». Методы ее работы — избиение шомполами, пытки, насилия, бесчеловечные издевательства.
Несмотря на то что контрразведка хорошо информировалась о подполье — три состава ревкома были выданы провокаторами,— офицеры контрразведки на допросах пытали каждого арестованного, добиваясь новых и новых данных, новых фамилий.
О «Палас-отеле» рассказывает на страницах бюллетеня один из харьковских жителей, Не участвовавший в подпольной работе и арестованный только лишь по подозрению:
«— Ну что, подумал? — начал допрос штаб-ротмистр.
— Мне не о чем думать. Я ничего не знаю.
— Врешь, знаешь! — вдруг приходя в ярость, крикнул штаб-ротмистр. — Капитан, начинайте!
Капитан с шомполом в руке подошел ко мне, дав подножку, бросил меня на пол и начал бить. После 20 ударов капитан остановился передохнуть и в это время начал мне описывать последующие пытки, если я не сознаюсь.
— Это, — говорил он,— я тебя только погладил; погоди еще, если этого мало, будем бить по нервным узлам. Это уже немногие выносят, а будешь еще упрямиться, запустим штук пять холодных клизм. Это еще меньше выносят. Если и тогда не поможет, сделаем из тебя шомполом мясо, посыплем солью и оставим на пару часов размышлять. Это еще никто не вынес, не сознавшись.
После этого допроса я вернулся в камеру разбитый более от рассказа палача, что меня ожидает, чем от перенесенных ударов... [345]
...Прошло несколько дней, и в «Палас» привели арестованных членов ревкома... Тут-то настало страдное время контрразведки. Беспрерывные, в течение суток, допросы с «пристрастием», то есть с самыми жестокими пытками.
Нечеловеческим мукам подвергались арестованные женщины».
Вот что рассказала в одном из бюллетеней бывшая подпольщица Евгения Кринская: «Около 10 часов утра стали вызывать на допрос к главному заплечных дел мастеру Собинову в страшную, как оказалось после, 64-ю комнату. Первой позвали Мусю Телешевскую. Когда она вошла, на нее с нагайкой и кулаками, обдавая площадной бранью, набросились казак и Собинов. Били за то, что коммунистка, и требовали выдачи товарищей. Позвали меня. Когда я вошла, увидела Мусю, то почувствовала, что силы меня оставляют, так был ужасен ее вид: все лицо в кровоподтеках от нагайки и кулаков офицера».
Одну из активных работниц подпольного Красного Креста — Мандрацкую, продолжает свои показания Кринская, «пороли в течение суток три раза. Когда теряла сознание, ее отпаивали водой, отводили в камеру, а через некоторое время опять принимались бить, думая таким образом выпытать показания о работавших в подполье товарищах...»
Приведем еще один рассказ Германа Михайловича. При наступлении Деникина он был командиром повстанческого батальона Савинской волости Изюмского уезда. Его арестовали в Белгороде при попытке перейти фронт, где содержали в заключении при комендантском управлении, а 31 июля перевезли в Харьков в «Палас-отель». Г. Михайлович свидетельствует:
«...При контрразведке я просидел 12 дней, в течение которых пищи как мне, так и остальным арестованным совершенно не давали; при мне увели двух арестованных, почерневших и в беспамятном состоянии от голода. Каждый день были слышны крики избиваемых при допросах, которые производились большей частью, как я заметил, по вечерам, а то и совсем ночью, причем избиваемых запирали в отдельные комнаты. Помещение, которое занимали арестованные, состояло из четырех маленьких комнат; арестованных содержалось до 150 человек; теснота и грязь были ужасные; спали на полу вповалку женщины и мужчины... Много арестованных выпускалось за взятки, о чем в контрразведке говорили не стесняясь; с меня лично следователь просил 15 тысяч... У арестованных отбирали деньги и драгоценные вещи, на них пьянствовали офицеры контрразведки...» [346]
Гостиница «Харьков», политический сыск, фактически филиал контрразведки... Если контрразведка в «Палас-отеле» занималась большей частью подпольем, то в «Харьков» попадали подозреваемые в сочувствии большевикам. Впрочем, строгого разделения не было. Арестовывали по любому поводу, а часто и без повода, просто с целью вымогательства, получения денег за освобождение. Методы «работы» те же, что и в контрразведке. Вот показания одного из товарищей о своем пребывании в гостинице «Харьков»:
«Я подвергся трем пыткам в контрразведке на Рыбной улице в гостинице «Харьков».
16 ноября меня вывели в помещение, где офицеры подвергли меня допросу и после приказали раздеться и стали избивать шомполами и плетьми. Вечером, в семь часов, здесь же, после нового допроса меня подвергли пыткам. Сначала накинули мне на шею веревку с петлей и, потянув кверху, так что я должен был стоять в вытянутом положении, начали избивать руками и рукоятками револьверов; били преимущественно по бокам и лицу. Через несколько минут я потерял сознание и повис на веревке. Когда меня привели в чувство, опять подвергли допросу и после третьего допроса опять подвесили веревкой за челюсти и подтянули кверху, так что я вновь оказался в вытянутом положении и с вытянутой шеей, и меня начали избивать по горлу и по бокам, я опять потерял сознание.
Когда меня привели в чувство, то подвергли новому допросу и, поставив к стенке, сказали, что сейчас расстреляют...
После этого меня поставили на колени перед портретом Деникина и заставили петь «Боже, царя храни», во время пения избивали плетьми по плечам и бокам».
Каторжная тюрьма. Здесь царили такие же порядки, как в «Палас-отеле» и гостинице «Харьков». Об этом свидетельствует находившийся в тюрьме Илья Морозов:
«...На поверке политических заставляли петь молитву... На каждую законную просьбу отвечали бранью и криком. За малейшее нарушение каторжного устава сажали в темный сырой карцер на хлеб и воду.
Карцеры помещались в нижнем этаже, в полуподвале, размером не более двух аршин на два. Небольшая голая кровать на железных прутьях, параша. Вот вся обстановка камеры. Небольшое окно, плотно закрывающееся чугунной ставней, дверь тоже чугунная, насекомых — клопов и вшей — там были миллионы, холод страшный, а теплой одежды брать не разрешалось. Просидеть 72 часа в этой адской яме было не шутка.
После вечерней поверки наступала длинная мучительная [347] осенняя ночь. Спать размещались рано, кто как мог. Вдоль низких стен были приделаны железные рамы, обтянутые грязными мешками,— это были кровати. Ни подушек, ни одеял не полагалось. Но не все счастливцы могли спать на таких кроватях, камеры были переполнены, и большинство размещалось прямо на голом полу, вповалку. Спали и на столах, под кроватями и вокруг вонючей параши. Ночью было холодно и сыро, наступили морозы, в окнах не было стекол, был отчаянный сквозняк. Топить и не думали... Многие, раздетые, тряслись как в лихорадке. Здоровых было мало. Появились болезни — бронхит, лихорадка, головные боли, наконец, и тиф...»
В тюрьме происходил и так называемый военно-полевой суд. Сюда приезжали офицеры контрразведки и в конторе вершили свои дела.
«При допросах, — свидетельствует тот же И. Морозов, — давались откровенные намеки на взятку. За десять — двадцать — сто тысяч, смотря по делу, можно было получить свободу. Взяточничество с арестованных достигло громадных размеров. Это была свободная торговля человеческими душами.
А душ этих было немало. В одной только каторжной тюрьме около двух тысяч, затем губернская тюрьма, сыскное отделение, многочисленные участки и арестные дома — все было переполнено, битком набито разного рода людьми. Но не все, конечно, имели возможность дать выкуп за себя, большинство не имело ни копейки, голодало на черном хлебе и терпеливо ждало решения своей участи. А решения эти были просты и ясны.
По выражению одного старого сыщика, «сто плетей за шкуру и на вешалку — вот наш суд». Этот страшный суд решал свои дела по ночам, в глухом застенке, в составе двух-трех полупьяных офицеров. Приговор составлялся заранее, в коротких словах: «Расстрелять!», «Повесить!» Подсудимого вводили только для того, чтобы объявить ему эти страшные слова. Часто решения выносились заочно и объявлялись подсудимому перед стволом винтовки или под петлей веревки».
Однако широко применялся белогвардейцами и старый метод, простой и безотказный, избавлявший даже от такой пустой формальности, как военно-полевой суд,— убить «при попытке к бегству».
Побывал в этой страшной тюрьме и председатель организационной комиссии по созыву международного съезда инвалидов первой мировой войны А. П. Дорофеев.
Он рассказал нашей комиссии, как инсценировались такие «попытки к бегству»: [348]
«Нас было девять человек. Вывели из тюрьмы. Двое, будучи больными тифом, не могли идти и опирались на других товарищей. Только что завели за угол тюрьмы по Семинарской улице, конвой, идущий впереди и по сторонам, зашел сзади нас и построился развернутым фронтом. Нас же построили в два ряда по четыре человека, а я, девятый, был на правом фланге. Скомандовав нам: шагом марш, в то же время сами зарядили винтовки и после пяти-шести шагов в упор, на расстоянии четырех-пяти шагов, в спину раздался первый залп, от которого упало шесть человек; вторично зарядили винтовки. Трое, оставшиеся в живых, бросились бежать, пользуясь темнотой, но, помню, один еще упал. Мы двое продолжали бежать по Семинарской улице... Закоченевший, я направился в домики, и вот в одном меня приняли, где я и скрывался до прихода Советской власти.
В газете же от 18 ноября 1919 г. появилась заметка, что при попытке к бегству расстреляны семь уголовных бандитов, двое из них бежали. Заявляю, что в нашей группе не было ни одного уголовного, все девять — политические».

Этап
Конец деникинщины уже недалек. Все ближе и ближе Красная Армия. На улицах расклеены объявления о поголовной мобилизации в белогвардейские войска. Газеты печатают интервью с генералом Май-Маевским. Генерал говорит об уклоняющихся от мобилизации, об отсутствии патриотизма у многих граждан: объявленный командованием сбор теплой одежды для «доблестных воинов» срывается. Генерал угрожает. Обещанные угрозы приводятся в исполнение. На Павловской и Николаевской площадях жители видят повешенных с прикрепленными надписями на груди: «Дезертир», «Бандит». Они хорошо узнали повадки «грабьармии» — так теперь в народе называют деникинскую армию — и сыты по горло «единой неделимой». С нетерпением ждут прихода Красной Армии — освободительницы.
По опустевшим улицам мечутся белогвардейцы, устраивая облавы на дезертиров. Они шарят по квартирам — нужно побольше награбить на черный день.
Контрразведка ускорила завершение своих кровавых дел. 4 декабря вывела на расстрел в Григоровский бор большую группу подпольщиков — 38 человек.
А в каторжной тюрьме — свыше 2 тысяч заключенных, обвиняемых в большевизме. Большинство — рабочие и крестьяне, [349] рядовые работники сельских и городских советских учреждений, много бывших бойцов Красной Армии... Но не осмелилось, видно, деникинское командование поднять кровавую руку на глазах у харьковского населения и разделаться сразу с такой массой. И вот нашли выход — погнать с собой, а там...
Переполненная тюрьма глухо волновалась. Что будет?..
6 декабря, суббота. День передач. Еще с раннего утра у ворот каторжной тюрьмы толпится народ — родственники, близкие заключенных. Все ждут. Но вот к двум часам дня в тюрьму прибыл большой отряд корниловцев с пулеметами, с походной кухней. Среди них много офицеров. Из губернской тюрьмы пригнали 65 женщин.
К пяти часам вывели из камер 2100 заключенных, и всех 2165 человек быстро построили в колонну, окружили цепью караульных с ружьями наперевес и погнали в путь.
Со страшными криками и стенаниями бросились родственники к своим. Но конвой их грубо оттеснил прикладами. Подгоняемые стражей, арестованные прошли по темным улицам города и вышли на Змиевское шоссе. Так начался этап Харьков — Змиев — Изюм — Бахмут — Ростов, беспримерный по жестокости, варварскому обращению, издевательствам, рассчитанный на медленную мучительную смерть многих сотен людей. Этап — это сплошная цепь злодеяний агонизирующего врага, который знает, что он обречен; но у него еще власть, и в безумии он расправляется, мстит.
Он гонит массу полураздетых и полуразутых людей, которых он же раздел и разул, по полям по снегу, по грязи, голодных, сутками не давая ни куска хлеба, ни глотка воды.
Он требует порядка в рядах, отстающих подгоняет прикладами, падающих готов прикончить штыком, если товарищи быстро не подымут его и, поддерживая, не поведут с собою.
Он размещает их на ночь в тесных помещениях, где ни лечь, ни сесть, можно только стоять, тесно прижавшись друг к другу, гибнуть от голода, жажды, отсутствия воздуха. А когда задыхающиеся начинают требовать воздуха, конвой открывает стрельбу в окна, наполняя помещение пороховым дымом.
На каждом привале он осматривает свои жертвы: на ком еще сохранилось что-либо из одежды, может быть, деньги или другие ценности — под угрозой смерти забирает.
В Змиеве отбирается по списку партия в 250 человек — «в расход».
И так изо дня в день тянется мучительный этап, теряя по пути обессиленных, нашедших смерть от руки палачей... [350]
На станции Шебелинка заключенных погрузили в специальные вагоны-ледники, по 130—140 человек в каждый. Притиснутые друг к другу, они могли только стоять. В таком положении люди находились несколько суток езды до Изюма. На ночь и в пути двери вагонов запирались. Вагоны превращались в душегубки.
Один из арестованных, товарищ Яковлевич, дал комиссии такие показания:
«Настала кошмарная ночь. Наши силы таяли, и не было возможности удержаться на ногах, но сесть места не было, воздуха не хватало, мучила страшная жажда. И вот люди стали умирать стоя на ногах. Умирающие падали тут же под ноги и топтались другими... Вагон наполнился запахом трупов... и, чувствуя под собой мертвые человеческие тела, живые сходили с ума... В вагоне поднялся неимоверный шум, стучали в двери, пытаясь сломать их. Но тщетно. Наутро выбросили из вагонов трупы, их оказалось несколько десятков. Шум не прекращался и днем. Требовали воды, хлеба. На вопросы, почему нам ничего не дают, почему нас истязают постепенно, последовал ответ: «А вам не все равно умирать, что сегодня, что немного погодя». И кровожадные скоты издевались еще больше».
Положение было таково, продолжает этот свидетель, «что чувствующие в себе достаточно силы сломали решетку... подняли люк на крыше вагона и с идущего поезда бросались вниз. Корниловцы заметили бегство. Наутро были выведены из каждого вагона по нескольку человек и расстреляны за то, что некоторые бежали. Из вагонов вывалили новую груду трупов. На остановках фельдфебель обходил вагоны, стрелял в шумную толпу. Люди падали, но никто не обращал внимания на выстрелы, на смерть товарищей. Что смерть против этой адской муки? Смерть — освобождение. И, чем скорее, тем лучше...»
В последнюю ночь перед прибытием в Изюм произошло крушение: порожняк наскочил на поезд с заключенными.
В Изюме снова расстрелы. Через пять суток этап прибыл в Бахмут — всего около восьмисот человек. Почти две трети погибли в дороге. Да и среди оставшихся много тяжелобольных, часть слабых, с трудом передвигающихся.
В Бахмуте комиссия из трех офицеров учинила оставшимся допрос, после чего вынесла решение: к воинскому начальнику для отправки на фронт под строгим контролем.
Наступавшая по пятам Красная Армия перечеркнула это решение. Многим удалось скрыться еще в Бахмуте, где царил хаос лихорадочной эвакуации. Более крепкие были захвачены [351] белыми с собой в Ростов. По дороге и в самом Ростове некоторым удалось бежать.
Так закончился этот этап, покрывший несмываемым позором Деникина, деникинских офицеров, деникинщину...
27 марта 1920 года народным комиссариатом юстиции было издано постановление о создании при НКЮ УССР Центральной комиссии по расследованию зверств белогвардейцев. В связи с этим наша комиссия была ликвидирована. Материалы, документы мы передали Наркомюсту УССР...

Героическое подполье. В тылу деникинской армии. Воспоминания. М., Политиздат, 1975

иcтoчнuк

ЧУЧМАН Павло Захарович (кличка „Бенито”). Родился в с.Чучманы Буского района Львовской обл. В августе 1943 вступил в окружную команду украинской полиции, где и служил до февраля 1944. В апреле 1944 вступил в боевку СБ „Клея” краевого провода ОУН, участвовал в убийствах совграждан. В 1945 перешел в Бускую районную боевку СБ „Чорноты”, был замкомандира. В 1946 легализовался во Львове по фальшивым документам на имя „Червинский”. Арестован 2.8.1947. Снова арестован 23.5.1968 и осужден на 15 лет.

СОЛТЫС Михаил („Черкес”). При немецкой оккупации служил в полиции на Волыни, в 1943 создал и возглавил ОУНовский «Легион самообороны», он же шуцманшафт-батальон-31, участвовал в расправах над мирными жителями. С 1944 сотенный командир «Легиона».

СТАНИСЛАВИВ Василь („Макух”). Родился в с.Малая Андрога Кременецкого района Тернопольской обл. В 1943 вступил в ОУНовский «Легион» (шуцманшафтбатальон-31), сотенный командир, участвовал в расправах над мирными жителями на Волыни и в Польше. После ВОВ эмигрировал в США.

МАЛИСЕВИЧ Василь Матвеевич. Родился в январе 1924 в с.Стынява на Стрыйщине. В 1943 вступил добровольцем в «шуцманшафт-батальон», с 1944 служил в дивизии СС «Галичина». В 1945-1948 в английском плену, затем работал в Англии. С 1949 член СУБ, с 1951 СУМ, с 1954 ЗЧ ОУН. В 1955-1957 прошел шпионское обучение в Риме и был заброшен английской разведкой в УССР. Арестован, покаялся, выступал в газетах с антибандеровскими заявлениями.

ДЗЕМАН Алексей Васильевич. Родился в 1912 в с.Олеша Тлумацкого района И-Ф обл. С августа 1941 по 1944 служил в «Станиславской команде украинской полиции» Затем мобилизован в УПА, служил в боевке СБ «Зоряна», участвовал в убийствах совграждан. В 1961 осужден к расстрелу.

БОРЩЕВСКИЙ Антон. Из с.Зимно. В 1943 вступил в ОУНовский «Легион самообороны» (шуцманшафтбатальон-31), участвовал в расправах над мирными жителями в с.Устилуг на Волыни. В 1944 окончил немецкую разведшколу №401 в Кельце и был заброшен в советский тыл. В мае 1945 арестован и осужден.

Недопраздновал Олег Бреус день молодежи. Наглазевшись на турнир по тайскому боксу, подъехал он на джипе “Мицубиси-Паджеро” около 23-00 24 июня к подъезду своего дома по улице Осипенко. Бреус вышел из машины, и на пороге двое молодых киллеров расстреляли его в упор, после чего благополучно укатили на коричневой “пятерке”.

Официальные сводки и сообщения СМИ открыто назвали убитого бизнесменом, контролирующим “Луганский базар” (кое-кто уточнял, что Бреусу принадлежали 33% акций), одним из руководителей МЧП “Виктор-Инвест” (а это – владелец еще ряда рынков), директором рынка “Колос”, заместителем директора Центрального рынка. Некрологи в “XXI веке” называют Бреуса издателем сей газеты. Вообще, газета эта полна душещипательных перлов и пронзительных панегириков в адрес почившего хозяина, три года поившего и кормившего ее редакцию. Бреус назван “талантливым организатором и удачливым бизнесменом”, “совершенно не конфликтным человеком, старавшимся избежать противостояния как в бизнесе, так и в политике”, “ярким представителем молодого поколения, отдавшим все свои силы на благо людям, ставшим жертвой разнузданного преступного беспредела, с которым всегда боролся”, “достойным луганчанином”, доказывавшим, “что честность и добропорядочность – не пустые слова”, чьи “открытость и дружелюбие помогали нам в трудную минуту”. Слезы умиления особенно наворачивались, когда, после проникновенного соседства фотки улыбающегося Бреуса и рисунка с распятым Христом, читались мирно соседствующие соболезнования от проедающей американские бабки правой партии “Реформы и порядок” и облорганизации “ультралевой” КПРС, председателем обкома и членом ЦК которой был убитый богач Бреус.

В “РД” уже подробно писалось о шайке криминальных луганских бизнесменов Бреуса-Кривобокова, купивших для личного пользования “коммунистическую партию” КПРС. Это для недотеп из рядовых КПРСников Бреус – “зверски убитый видный дятель партии”. Для луганчан, посмеивающихся над фальшивой слащавостью лексики некрологов “XXI века”, он – всего лишь очередной из бандюганов, убитый в процессе постоянного передела рынков. Убивали криминальные авторитеты друг друга в Луганске с начала 90-х, однако резонансными такие убийства стали лишь тогда, когда бандиты, в открытую оформившись в качестве владельцев городской рыночной торговли, легализовались до степени серьезного участия в городской политике. В июне 1997 был расстрелян первый хозяин “XXI века”, тогдашнего мэра Луганска А.Данилова, руководитель компании “Империал-Бизнес LTD” и влиятельнейший авторитет с претензиями мецената В.Доброславский. Это было начало в длинной цепи кровавых разборок, привлекавших внимание горожан. Далее уже в августе 1997 расстреляны трое помощников Доброслава, в том числе, О.Калюжный. В сентябре 1997 в автокатастрофе погиб С.Каплун, замдиректора ресторана, принадлежавшего все тому же Доброславу. В том же году, в октябре, был убит другой авторитет, партнер Доброслава, владелец крупного пакета акций “Луганского базара” и завода коленвалов, директор фирм “Юниор” и “Алиса-Инвест” А.Бурлаченко. В ноябре 1997 в собственной квартире застрелили директора базы “Укроптбакалея” С.Медяника. В августе 1998 взорвали “Вольво” В.Пекермана, владельца фирмы “АРТ”, контролирующей ряд рынков и магазинов города, но сам Пекерман остался жив. В этом же году был похищен из собственного автомобиля и живьем замурован в стену начальник областного управления рынками и замнач облпотребсоюза В.Рогачевский. Его останки (по крайней мере, в их принадлежности как-то до странности твердо уверена газета “XXI век”) найдены были лишь в июле 2001. Тут не лишним будет вспомнить, что именно после этого в 1998 началась карьера Бреуса в облпотребсоюзе. В сентябре 1998 убиты авторитет А.Брюсов (“Фаза”) и его помощник А.Гончаров, активно интересовавшиеся рыночным бизнесом. В октябре 1998 очередью из автомата был убит партнер Пекермана А.Вишневский – самый молодой депутат горсовета от СДПУ(о), директор фирмы “АРТ-Опт” (на тот момент владела при Пекермане тремя базарами). В январе 1999 совершено покушение на Кривобокова, из автомата его изрешетили вместе с тачкой, результат – 10 ранений, реанимация, операции в Германии и долгое лечение. В марте 2000 в своем офисе наконец все-таки убит директор ЗАО ТКФ “АРТ” Пекерман, а сидевший с ним рядом начальник Луганского филиала Нацбанка депутат горсовета А.Лубяницкий был ранен. В декабре 2000 две ножевые раны получил Бреус. Вполне логичным очередным звеном этой цепочки взаимных отстрелов и ответных ударов выглядит и нынешнее убийство Бреуса.

Повторюсь, практически все упомянутые персонажи, помимо рынков и магазинов, активно занимались политикой – по другому и быть не может, экономические интересы плотно проецируются на политическую жизнь. Вот и Бреус с определенного времени рьяно поддерживал городского голову А.Ягоферова (член ПРП) и его сторонников, конечно, не безвозмездно. Например. 1/3 акций того же “Луганского базара” является муниципальной собственностью, управляется горсоветом. Сейчас, после раздрая в горсовете, существуют две печати горисполкома. Одна печать – у Ягоферова, и Бреусу была обещана доверенность на долю горсовета. Другая печать – у нового секретаря горсовета Пристюка, и горсовет передал доверенность распоряжаться своей собственностью бизнесмену и городскому депутату В.Ландику – старому врагу Ягоферова и Бреуса, но заядлому другу ОГА и Пристюка. 3.07 должно было состояться собрание акционеров “Луганского базара” – вот, кстати, вам и возможный мотивчик убийства. Другой возможный мотив. Новые городские власти, турнув Ягоферова, начали, кроме всего, борьбу с одной из экономических опор его сторонников – незарегистрированными рынками, большинство которых контролируют те же Кривобоков с Бреусом. Бреус возглавлял “стачечный комитет” предпринимателей, рассылающий угрозы властями с обещаниями акций протеста в случае разгона этих рынков, а также агрессивно свергающий мэра Стаханова В.Скобликова. Страсти (и бабки) там тоже не шуточные.

Теперь милиция ищет убийц – с тем же успехом, что и в предыдущих случаях. Кривобоков и “XXI век” прямо обвиняют Ландика. Ландиковский “Вечерний Луганск”, где окопались члены КПУ(о), строчит отбрешки о том, что Бреуса убили – на выбор – либо не поделившие что-то свои, либо нервный Ягоферов, либо ревнивая жена. “Репортеры без границ” объявили о своем участии в расследовании убийства издателя “оппозиционной газеты” – прямо тебе новый Гонгадзе.

Конкретным примером характерного для верхушки КПРС сплава цинизма с маразмом явилось заявление главы этой партии А.Яковенко, озвученное 4.07 на сессии Рады В.Моисеенко. Совет КПРС, оказывается, "рассматривает это убийство как политическое, связанное с нарастающим авторитетом КПРС" (шутка первая), а Бреус... "стоял на пути у местной мафии" (шутка втoрая и еще более удачная; разумеется, если мафиози заказывает другого такого же, то причина этому в том, что конкурент стоял на его пути, кто ж спорит) и этим "пытаются прикрыть политический характер убийства" (?!). Ну и далее в таком же очумелом стиле (шутки прямо косяком) - и "угрозы жизни" Кривобокову связаны с "близостью к КПРС", и Совет КПРС "рассматривает указанные факты как политический террор, когда руками преступного мира с политической арены убирают молодых, перспективных, оппозиционных политиков". Моисей с Яковенко грозятся даже сами найти заказчика убийства и организовать суровый суд народа. Словом, полный отпад, не хочется даже тратить площадь "РД" под комментарии - мало ли что политиканы с перепугу нажужжат, когда убьют их спонсора. Хоть рабочим и селянином Бреуса не называют, и то спасибо.
"РД" уделяет этому так много места и внимания прежде всего потому, что пытается раскрыть глаза тем немногим КПРСникам, кто еще способен адекватно воспринимать реальность. А то некоторые из членов ЦК КПРС пишут обиженные письма на тему "нечего нас ругать, мы пока еще ничего не сделали". Вы конкретно - да, за исключением вступления в партию, хозяевами которой являются криминальные авторитеты. То, что одного из них убили в бандитских разборках, к сожалению, ничего для КПРС не меняет.

memorium

В Луганске, как всегда при капитализме, собственность – в руках нескольких группировок буржуазии. Каждая из них тесно срослась с какой-либо частью госаппарата и политическими партиями, и вечный передел собственности в город проявляется и в политических пертурбациях.

Одной из таких группировок является совместный бизнес В.Кривобокова, О.Бреуса и В.Медяника. Они владеют – как прямо, так и через подставных лиц – сетью магазинов «Каштан-электроникс» (3 в Луганске, 1 в Северодонецке) вкупе с оптовой торговлей электротоварами, торгово-выставочным комплексом «Каштан» (один из шикарнейших магазинов города), вместе с дорогим рестораном «Тенериф», половиной акций крупнейшего универмага «Россия», сетью небольших рынков (вроде рынка у ж-д вокзала), Центральным рынком (Бреус официально выступает как его замдиректора), 1/3 акций «Луганского базара», «Восточным базаром» (легальный учредитель – фирма «Виктория-инвест»), популярным клубом «Юла». Только Центральный рынок и АО «Луганский базар» – крупнейшие рынки города – уже золотое дно. Так что о реальных оборотах можно только догадываться.

Эта же группировка владеет 1/3 акций ЗАО «Луганский завод коленвалов», которое, кстати, – собственник второй трети акций «Луганского базара». Список владений Кривобоковско-Бреусовской шайки можно продолжать и продолжать. Уже открыто криминальными источниками обогащения группировки являются городские валютчики и взимание сбора с торговцев на части незарегистрированных рынков. К этой группировке компетентные слухи относят бизнесменов В.Кайля (хозяин крупного магазина «Элля» и ЗАО «Автосборочный завод», совладелец магазина «Арбат») и Захарова (другой совладелец «Арбата»).

Сколачивание такого капитальца проходило непросто. Акции ЗАО скупались за гроши у работников заводов и за проданные беднотой по дешевке ваучеры. Одна моя знакомая, работавшая на заводе коленвалов, была уволена дирекцией за то, что продала свои акции «не той фирме».

С равными по силе конкурентами – такими же капиталистическими волками – разговор шел круче. 09.10.97 крупный бизнесмен А.Бурлаченко, хозяин АО «Алиса-инвест» и клуба «Юниор», а так же один из хозяев АО «Луганский базар» и 15% акций завода коленвалов, был расстрелян из автомата в собственной автомашине. Смертью конкурента отмечен и Автосборочный завод. 04.05.00 его председатель правления якобы застрелился из охотничьего ружья.

А последние полгода до агрессивности обострилась война с еще одним влиятельным бизнесменом В.Ландиком, который владеет, помимо иной собственности… 1/2 универмага «Россия», 1/3 «Луганского базара», солидным пакетом акций завода коленвалов. Так что взаимная ненависть имеет серьезную материальную подоплеку. Ландик тоже из крутых, так что не нужно удивляться взрыву машины у Кривобокова или двум ножевым ранам у Бреуса.

Бизнес Ландика – под благословением облгосадминистрации и протворечит интересам мэра Луганска Ягоферова. Бизнес же Кривобокова-Бреуса очень связан с городским головой. Отсюда – все политические симпатии и антипатии.

Ландик давно и упорно свергает мэра, которого Кривобоков давно и упорно поддерживает. В марте 2001 года этот конфликт обострился: скоро выборы, и нужно заблаговременно думать о перехвате админресурса. Ведь именно мэр и горисполком утверждают состав избирательных комиссий, контролируют муниципальный телеканал «Эфир-1» и газету «Жизнь Луганска».

Не успев толком родиться, актив Луганской КПРС уже четко определился – активно участвует в мероприятиях в поддержку мэра. В мэрском лагере вообще объединилась интересная публика: проходимцы из пинзениковской ПРП (сам Ягоферов – член этой партии), Костенковского Руха, социалисты, клиентела бизнесмена В.Коломойцева (представляющего интересы одной из мощных финансово-промышленных группировок, давно борющейся с луганской обладминистрацией), темные личности, лоббирующие интересы банка «Финансы и Кредит» (у них давний конфликт с ОГА из-за контроля над «Луганскоблэнерго»), группа депутатов горсовета – недавних членов КПУ.

На последних стоит отвлечься – благо один из них, входящих в депутатскую группу «Луганчане», чиновник горисполкома Викулов открыто объявил о своем членстве в КПРС. Его биография – сплав политического проходимчества, среднего бизнеса и советско-патриотических радостей. Это Викулов, будучи секретарем обкома КПУ и председателем общества «Родина», в начале 1996 года курировал сборы граждан города Счастье, провозгласившие город территорией СССР и денонсировавшие там Беловежские соглашения. Этот горячечный бред давно позабыли сами жители Счастья, но помнят и лелеют совпатриоты Украины и СНГ. Для Викулова же это лишь эпизод, упражнение в политической демагогии.

Губернаторство персека обкома КПУ Б.Купина в Луганской области позволило Викулову занять теплое чиновничье местечко в облисполкоме и использовать это местечко для бизнеса. Слетев, после перевода Купина на важный пост в Киев, сразу и с чиновничьего кресла, и с места секретаря обкома КПУ, Викулов при поддержке КПУ в 1998 году попадает в горсовет, где переориентируется на мэра Ягоферова. Мэр оказывает содействие МЧП «Татася», которым владеют недавние члены КПУ Викулов, Бареев и Гусенцов (последний – секретарь горисполкома). «Татасе» принадлежат рынок «Южный», автостоянки на квартале Гаевого, супермаркет в «Китайской стене».

А с КПУ они поссорились потому, что руководитель фракции КПУ в горсовете В.Бугера поддерживает на том же квартале Южном бизнес конкурента «Татаси» ЧП Е. Бердолиева, а в городском масштабе координирует свои махинации и политическую деятельность с упоминавшимся уже господином Ландиком – врагом Ягоферова.

Викулов не хотел уходить из КПУ – за коммуниста в Луганске голосуют охотнее, а ведь хочется снова стать депутатом. Теперь выход найден – Викулов предложит себя в роли «коммуниста рабочих и селян»…

Вернемся к Кривобокову с Бреусом. Их амбиции не ограничиваются Луганском. Кривобоков в 1998 году возглавил организацию «За социальную защиту населения», потом оказался в предвыборном штабе Марчука рядом с группой офицеров СБУ. Во втором туре президентских выборов-99 он поддержал кандидатуру Симоненко П.Н., аргументировав это так: “Прeдприниматели – это новая реальность жизни, и представители левых партий, в том числе и коммунисты, относятся к этому трезво, считая, что это – граждане нашей страны и отношение к ним должно быть таким же как к медикам и учителям. Это люди, которые зарабатывают себе на хлеб далеко не легким трудом”. И чуть ниже: “Вот почему предприниматели в надежде на лучшую жизнь и цивилизованный подход к предпринимательству как к одному из общепризнанных видов деятельности, сделают свой выбор в пользу Симоненко П.Н.»

После президентских выборов Кривобоков скупил несколько союзов пострадавших вкладчиков (даже в Ровно!) и создал под себя Народную партию вкладчиков и социальной защиты. Партия эта, к примеру, облагодетельствовала ветеранов скидками на хлеб в принадлежащих Кривобокову и Бреусу ТВК «Каштан». Скидки эти – 10-20 копеек, о чем радостно сообщила газета «XXI век».

Газета эта, кстати, принадлежит ООО «Ярмарок» – дочернее предприятие фирмы «Виктор-инвест», среди учредителей – Кривобоков, Бреус, Кайль. Когда-то ею владел покойный криминальный авторитет В.Доброславский, затем – партия Громада, а сейчас она в руках наших знакомцев. «XXI век» рьяно поддерживает Ягоферова, клеймит Ландика и областные власти. Зато Кривобокова с Бреусом она восхваляет регулярно. Делегатам съезда КПРС, кстати, щедро раздавали номера этой газеты.

Помимо «XXI века» Кривобоков владеет газетой «За социальную защиту», которая тиражом 50000 экземпляров напечатала проект манифеста КПРС. Кривобоков пролетел на довыборах в Верховную Раду. Бреус тем временем создал под себя Союз предпринимателей «Захист», который выдает себя за профсоюз предпринимателей и объединяет около 600 торговцев, торгующих на рынках, контролируемых Бреусом.

К концу 2000 года господа Кривобоков и Бреус находились в творческом поиске еще более удачной фишки для попадания в большую политику путем одурачивания масс. О каких-то убеждениях у этих людей, помимо собственной выгоды, речь, конечно, идти не может. …

proletar

Profile

1993
yadocent
yadocent

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow