Category: отзывы

1993

Вновь я посетил…

Вчера съездил в Донецк на очередную научную конференцию – «Донецкие чтения».
Для начала о хорошем. Трасса Луганск-Донецк в районе Зоринска густо заляпана свежими черными кляксами асфальта. Правда, после Чернухинского съезда дорога опять становится убитая. Но зато на той стороне (в ДНР) печально известная «дорога ужаса» возле Петропавловки отремонтирована так капитально, что автобус пролетает этот участок за минуту, легко и чисто как перышко, даже не заметив что там было. Начинаю подозревать, что мой ЖЖ читает кто-то из министерства транспорта ЛДНР.
В Донецке было пасмурно, но обещанный в прогнозе дождь так и не пошел. Мероприятие прошло как обычно: выходили аспиранты, магистранты и доценты, зачитывали доклады… Горноспасательное дело, советская семья, индустриализация, художественная самодеятельность, брачность по переписям, влияние перестройки на бюджет дончан, переход углепрома под украину в 1991… Мой доклад про советскую украинизацию, конечно, как всегда, был самый лучший,))) вызвав аж три вопроса. Параллельно занимался другими делами. Пообщался в перерыве со множеством знакомых, обменялся разными бумагами.
Collapse )
promo yadocent december 2, 05:31 1
Buy for 80 tokens
"Второй Майдан" начался в натуре после резонансного побития "онижедетей". Давеча господин Зеленский, называющий себя "президентом украины", по случаю очередной годовщины изъявил желание встретиться с оными субъектами. По этому поводу экс-министр юстиции Украины Елена…
1993

§ 8. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В «ПОСЛЕ-МИНСКИЙ» ПЕРИОД (начало 2015 – лето 2017)

Продолжаем публикацию глав из книги «История ЛНР с древнейших времен до наших дней» (2017)

Дебальцево-Чернухинская операция –

опыт боевого сотрудничества ДНР и ЛНР.

      Потеря важного транспортного узла – города и станции Дебальцево в ходе летнего отступления 2014 года сыграла крайне негативную роль, разрывая прямое сообщение между столицами Народных Республик Луганском и Донецком. Сосредоточенные на этом плаццдарме украинские карательные войска, глубоко врезавшись в линию обороны ополчения, составляли постоянную угрозу дальнейшего вклинивания и даже полного рассечения освобожденной территории. ВСУ старательно укрепляли район Дебальцевско-Чернухинской агломерации, торопливо сооружая систему массивных бетонных укреплений и накачивая узел тяжелой техникой (в нарушение договора «Минск-1»).

Более того, в середине января 2015 года, после окончания условного «новогоднего перемирия», возобновились полномасштабные боевые действия. Карательные войска ВСУ ужесточили артобстрелы Донецка. Наиболее резонансным событием стал «взрыв на Боссе», где в результате попадания снаряда в троллейбусную остановку погибло 13 мирных жителей. В ответ на это наиболее боеспособные подразделения армии ДНР: батальоны «Спарта» во главе с командиром «Моторолой» (Арсений Павлов) и «Сомали» во главе с «Гиви» (Михаил Толстых) перешли в решительное наступление в районе Донецкого аэропорта и полностью очистили местность от остатков украинских войск, оттеснив их к Авдеевке и лишив возможности обстреливать жилые кварталы Донецка.

Collapse )
1993

«Задание № 686». Как СБУ установила слежку за российским послом и не только


На Украине обострился синдром приобретённого дипломатического иммунодефицита: Служба безопасности Украины ведёт необъявленную войну против дипломатов России, Греции, Польши, Румынии, Турции, Израиля и Китая…

Недавно Евросоюз открыл свои границы для украинцев, предоставил им право безвизового въезда в Европу. Конечно, для простого украинского народа это благо. Но знали бы комиссары ЕС, перед какой коварной и лицемерной попрошайкой в лице киевской власти они добродушно распахнули свои двери. В рамках совместного расследования газеты «Совершенно секретно» и Агентства федеральных расследований FLB.ru «Раскрываем тайну гибели «Боинга-777», рейс MH17» мы получили от нашего «источника N» несколько документов, не относящихся напрямую к делу «Боинга», но также свидетельствующих о циничной, нарушающей все международные договоры деятельности киевской охранки – Службы безопасности Украины.

Заявляя на каждому углу о том, что «Украина – цэ Европа», мечтая о европейской интеграции, Пётр Порошенко и его генералы СБУ вот уже несколько лет дают санкции на прослушку и слежку за дипломатами из стран Европейского союза. Такая вот интеграция по-украински.

В списке «разрабатываемых объектов» нас не удивляет только присутствие российских и польских дипломатов. С Россией, понятно, киевские национал-шовинисты ведут шизофреническую войну, а Польша давно уже заявила, что в Европейском союзе нет места «героям Украины» Шухевичу, Бандере и их последователям, каковыми, по сути, является вся порошенковская рать.

Collapse )
1993

Современное казачество и его участие в Войне в Новороссии-1

(съездил на очередную конференцию в Ростов. И опять как и в прошлый раз меня встретили 33-градусной жарой)))

Есть мнение, что настоящее родовое казачество исчезло в горниле гражданской войны 1917-1920 гг. А то, что существовало позже под данным лейблом – не более чем симулякры. Симулякр периода Великой Отечественной войны (кавалерийские казачьи части Советской Армии) еще может быть понят и оправдан эксплуатацией патриотического направления в рамках дискурса «Все для Победы!» Однако позднейшие попытки периода «перестройки» и «национального возрождения» реставрировать эту архаичную институцию на националистической почве (особенно ярко это демонстрировалось на Украине, начиная с помпезных празднований 500-летнего юбилея «Запорожского казачества» в 1989 году), к сожалению, на практике приводили к неутешительным результатам. Напомним, что первым гетманом «украинского козацтва» в октябре 1991 стал экс-диссидент и ярый националист В.Чорновил. Позже булаву «почетного гетмана» получали поочередно президенты Украины Л.Кравчук, Л.Кучма, В.Ющенко, также «гетманами» числились одиозный «генерал-сержант» В.Мулява, перестроившийся обществовед И.Билас, ректор одного из Донецких вузов А.Шевченко и мн.др.

В общем казаческое движение довольно быстро утратило целостность и приобрело вид множества крайне раздробленных групп политизированного или фольклорно-этнографического характера. В январе 2005 пара десятков «козацтв» совершили попытку объединения под оранжевым флагом, избрав «верховным гетманом-президентом» В.Ющенко. Но и оно оказалось недолговечным: в том же году о своем «гетманстве» объявил «Верховный атаман Украинского Реестрового казачества» А.Шевченко и раздробленность продолжилась, периодически усугубляемая внутренними расколами и выборными кампаниями. «Казачества» выродились в костюмированные партийки – с тем же пренебрежением к каким-либо порядкам или правилам. Причем это касалось не только Украины, но и России. О печальном состоянии современного казачьего движения на Луганщине писалось давно [1]. А о ситуации на Дону к 2014 году написано здесь [2].

Collapse )
1993

История Отечества-8. Часть 2

Из докладной записки министра юстиции от 2 марта 1904 года министру внутренних дел, «согласно данным расследования, Яковлев, Моргенштерн и Скопинов, войдя в состав образовавшегося в начале 1903 года в г. Луганске тайного общества, присвоившего себе наименование «Луганский комитет РСДРП», занимались пропагандой противоправительственных идей среди местного фабричного населения... Яковлев составлял от имени комитета прокламации, печатавшиеся затем Крутицкой на гектографе в большом количестве экземпляров; Моргенштерн вместе со Скопиновым распространяли их вместе с другим сочинениями среди мастеровых, и, кроме того Моргенштерн убеждал городских ремесленников примкнуть к их группе, организовывать подпольные кружки. Во время обыска у Яковлева был найдены два написанных им черновика революционных воззваний и два нелегальных объявления, а у Крутицкой отобрана переписка, свидетельствующая о ее участии в агитации и сношениях с политически неблагонадежной средой».

Таким образом, среди членов Луганского комитета РСДРП в конце 1902 и в начале 1903 года были три работника паровозостроительного завода Гартмана и Яков Израилевич Моргенштейн, участник созданного К.М.Норинским социал-демократического кружка. Социал-демократическая организация паровозостроительного завода, вероятно, была главной опорой Луганского комитета РСДРП. На этом заводе в январе 1903 года оставалась нераскрытой группа рабочих социал-демократов — Ткачев, Нагих, Бондаренко, Куринов, Бондарев, Морозов, Чукин, Агопов, Дайков, Перчихин, Уваров, Шушер, Цукублин и др. В группе оказались два провокатора — Варрес и Федорчук, из-за которых Луганская организация была почти полностью разгромлена полицией в марте и мае 1903 года. После мартовского провала партийная организация паровозостроительного завода значительно ослабела, но не прекратила революционную работу. В течение января-апреля 1903 года Луганский комитет в своих прокламациях ясно вырази политические цели борьбы. В летучем листке № 3 от января 1903 года говорилось: «Пора сбросить с себя гнет царского самодержавия... Знайте, что помощи от правительства царя ждать нечего, нужно самим бороться за свои интересы... Долой самодержавие — эту тяжелую цепь, гнетущ и связывающую нас, и да здравствует политическая свобода» В февральской прокламации «К рабочим механического отдела завод Гартмана» выражен гневный протест против беззаконных действий начальника отдела Таксона: «...нас грабят открыто, нас насилуют, а полиция, усердная помощница всяких насилий, сажает в тюрьмы рабочих... правительство же... потакает всем капиталистам, чиновникам, устраивая кровавые бойни, как это было недавно в Ростове... Нам самим нужно бороться с врагами — капиталистами и правительством».

Collapse )
1993

Путеводитель

1993

Донецкая хроника.

Попробую изложить краткую хронологию событий в Донецке. Начало отчета возьму 23.02 поскольку до этого все было в глубоком коматозе.

23.02
Начинаются первые выступления. Под ОГА митинг в поддержку Беркутов. Лично был там. Шишацкий задумчиво толкал речи «Буду работать в соответствии с законами… Я всегда был за мирное урегулирование конфликта… Нельзя так быстро менять масть…». На тот момент, товарищи не понимали, куда подует ветер и что, собственно им необходимо делать для сохранения места.
Два ночных погрома офисов псевдопартий свободы и удар.
Также на дорогах появились блок-посты, посты сотрудников ГАИ усилены Грифоном, наблюдал по 2-3 бойца на блок-постах с АКСУ.
В ОГА заварили стальными листами вход в столовою и пролеты лестниц.
Ахметов начал свою песню «За единую украину». За неделю по корпоративным новостным порталам его активов, практически через день происходили обращения к сотрудникам.

26.02
Уволен прокурор области.
Появляются первые листовки с призывом к митингам 1-го марта.

28.02
Какая-то там по счету сессия горсовета. Много унылых речей об отречении от Януковича. Появление Павла Губарева. Предъявление ультиматума горсовету, в случае отказа – ополчение примет «адекватные меры». Собственно эту датой можно считать точкой начала отсчета сопротивления Донецка.
Collapse )

1993

Герой вчерашних дней

К 85-летию со дня рождения

Его посмертная «антипопулярность» была раздута уже в наши дни с легкой руки канадского украинца (или украинского канадца) О.Субтельного, заполонившего отечественные книготорги и библиотеки своей «Историей». Именно Субтельный запустил в оборот хлесткое словечко «маланчуковщина», как воплощение наиболее негативных черт советского «антиукраинства» периода застоя. Хотя, по утверждению отечественного историка Д.Табачника, украинский поэт-диссидент С.Тельнюк еще в 1973 сочинил сатирический стишок «Кредо маланчуківців».

Итак, Валентин Ефимович Маланчук родился 13 ноября 1928 в г.Проскурове (ныне Хмельницкий) в семье служащего. Личная жизнь советских партфункционеров – информация малодоступная, однако не будем уподобляться некоему полтавскому краеведу О.Бажану, в начале 1990-х злоехидно пересказывавшему байки, что-де на самом деле он сын портного Мильмана, чтобы тут же признаться, что «документального подтверждения подобным слухам не найдено». Украинец-подолянин практически всю свою докиевскую карьеру прослужил в центре Галичины, как и его отец Ефим Матвеевич, с 1941 работавший секретарем Лопатинского райкома КП(б)У. Провинциальный партсекретарь в Галичине конца 1940-х гг – должность смертная. Только по официальным данным, в это время ОУНовцами было убито 35 таких горрайонных секретарей. Кстати, во Львовском архиве сохранился один из докладов Лопатинского секретаря Маланчука от 25.12.1944 про очередную бандеровскую расправу: «Бандиты надругались над трупами. Со всех тел сняли обувь и одежду, связали по рукам и ногам как скотину, а лица раскромсали на части». За свою поистине героическую работу Е.М.Маланчук был представлен к награждению Орденом Отечественной войны 1 степени, но получить его, кажется, так и не успел...

В 1945 молодой Валентин Маланчук поступил в Львовский университет. «С февраля 1946, первых послевоенных выборов в Верховный Совет, не было на Львовщине такой политической кампании, в которой мне не приходилось бы принимать участие.... и что такое национализм – я знаю не только из книг... Могу ли я, сын своего отца, тяжело раненного 18 апреля 1941 бандитской пулей во время предвоенной акции оуновцев, погибшего, будучи первым секретарем Лопатинского райкома партии 28 февраля 1945 в бою с бандеровской бандой, иметь что-либо общее с национализмом, кроме лютой ненависти к нему, неустанной борьбы против него?» (из собственноручной докладной Маланчука в ЦК КПУ). Бандеровский террор на послевоенной Львовщине создавал не самые благоприятные условия для воспитания украинского патриотизма. Стоит ли удивляться тому, что комсорг Львовского государственного университета имени И.Франко идеологически сформировался как непримиримый враг украинского национализма. После окончания исторического факультета университета в 1950 году Маланчук был избран секретарем Львовского обкома ЛКСМУ, в 1952 перешел в обком КПУ. Обычная партийная карьера (такая же, как у Л.Кравчука и сонма ему подобных): инструктор, лектор, завотделом науки и культуры, помощник первого секретаря обкома И.Грушецкого. В 1963 Валентин Ефимович защитил докторскую диссертацию по истории решения компартией национального вопроса в западных областях УССР и был избран секретарем Львовского обкома по идеологии («третьим секретарем» по традиционной иерархии).

Все отечественные авторы, упоминавшие Маланчука, признают, что он был человеком высокообразованным, эрудированным и весьма работоспособным. И его докторская степень (1963) и звание профессора Львовского университета (1968) были заслуженными. Став главным идеологом Львовщины («сторожевым псом идеологии в Западной Украине», по выражению Субтельного), которая всегда считала себя «украинским Пьемонтом», Маланчук развернул активную деятельность, все звенья которой в конечном счете были направлены на борьбу c национализмом. Чередой пошли его книги, брошюры, статьи соответствующей направленности. При этом он не боялся порой идти и против начальства. Современные «историки», размазывающие сопли по поводу «антиукраинской политики» Советов, дружно не замечают такой факт: в июле 1965 на совещании ректоров и вузовских парторгов тогдашний секретарь ЦК КПУ по идеологии А.Скаба дал указание о повсеместном переводе преподавания в вузах УССР на украинский язык в трехмесячный срок. В беседах с ветеранами автор сам неоднократно слышал о «второй украинизации» 1960-х годов. Однако во Львовской области Маланчук самолично приостановил выполнение этого решения, квалифицировав его как «рецидив буржуазного национализма». Перегиб ? Возможно. Однако вспомним, что первой реакцией «националов» на инициативу Скабы стала организация первого открытого выступления украинских диссидентов (известная демонстрация 4 сентября 1965 на фильме Параджанова).

О.Бажан, сокрушаясь по поводу разноса Маланчуком редколлегии журнала «Жовтень» в октябре 1965, цитирует слезницу главреда Р.Братуня в ЦК КПУ: «…ему не нравятся такие наши авторы, как М.Косив, Б.Горынь, М.Ильницкий и др.» Если учесть, как господа Косив, Горынь «и др.» диссидентствовали в 1960-1970-е годы и что они вытворяют, придя к власти на Львовщине сейчас (особенно в «помаранчевую эпоху») – поневоле думается, что, наверное, Маланчук был прав, прижимая их в свое время.

За самоуправство его подвергли жесткой критике на заседании Политбюро ЦК КПУ в августе 1965 и Львовской областной партконференции 1966 года. Чтобы добить смутьяна, первый секретарь КПУ П.Е.Шелест наслал на Львовский обком проверочную комиссию: 25 человек во главе с замзавотделом пропаганды и агитации ЦК КПУ И.Орлом. Как признавался член комиссии В.Врублевский: «Всю идеологическую деятельность партийной организации вывернули наизнанку. Естественно, нашли много недостатков. Вскоре после этого Маланчук был снят с поста секретаря обкома партии и переведен в Киев на должность заместителя министра высшего образования. Формально это было не расправой..., а фактически это был конец его политической карьеры». Видимо, последним аккордом деятельности Маланчука во Львове стал запуск популярной серии «Пост имени Ярослава Галана» в издательстве «Каменяр». В 1967 вышел 1 выпуск этого сборника статей антинационалистического характера с его предисловием. Второй выпуск появился лишь в 1971. В 1970-е годы «Пост» стал ежегодником, а в 1980-е начал даже выходить 2 раза в год. Последний, 24 выпуск вышел уже в 1990 году. В этой серии с разоблачениями бандеровских зверств, их наследников и закордонных покровителей отметились многие поэты, писатели и публицисты: и Драч с Павлычкой, и Мовчан с Яворивским, и Шафета с Коротичем. Правда, сейчас они пишут и говорят прямо противоположное: конъюктура изменилась. Однако любопытно сегодня перечитывать старые выпуски «Поста»...

Начало диссидентского движения, которое на Украине неизбежно принимало национальный оттенок, обострило идеологическую обстановку в республике. Не успокоившийся Маланчук продолжал критиковать «различные вариации подобных неточных толкований, которые, однако, отображают определенную тенденцию». 28.09.1971 ЦК КПСС принял Постановление «О политической работе среди населения Львовской области», фактически повторявшее его аргументы о «националистических проявлениях». На ноябрьском Пленуме П.Шелест попытался спасти первого секретаря Львовского обкома Куцевола от снятия (на котором настаивал М.Суслов) и на этом сломал себе карьеру. Чтобы добить Валентина Ефимовича, Петр Ефимович еще успел дать команду завсектором общественных наук ЦК КПУ С.Дорогунцову провести в министерстве просвещения партсобрание для разбора грехов Маланчука, но последний срочно свалился с приступом и был госпитализирован в правительственную больницу в Феофании.

25 мая 1972 Шелеста постигла судьба Маланчука: он был снят с поста первого секретаря ЦК КПУ и переведен на второстепенную должность в центр (в Москву). Республиканскую компартию возглавил Владимир Васильевич Щербицкий. Его бывший помощник В.Врублевский, сочинивший несколько лет назад биографическую книгу в стиле «жития святых», чрезвычайно идеализировал своего шефа. В частности, он написал, что В.В., получив письмо Маланчука с жалобами на преследования, отнесся к нему настороженно, но впоследствии уступил давлению И.Грушецкого (в то время избранного Председателем Президиума Верховного Совета УССР) и Москвы и выдвинул Маланчука на пост секретаря ЦК. Этот расхожий тезис о близких отношениях Маланчука с всемогущим «московским боярином», секретарем ЦК КПСС Михаилом Сусловым, весьма часто муссируется в литературе, но документально никак не подтвержден: в делопроизводстве «серого кардинала» имя Маланчука встречается не чаще, чем его коллег из других национальных республик, и в подробной биографии Суслова, написанной Р.Медведевым, Маланчук не упомянут ни разу. Зато О.Бажан, ехидно комментируя «письмо на 33 страницах», цитирует весьма благосклонную визу Щербицкого: «Думаю, что идейно-политические позиции В. Маланчука ни у кого из коммунистов-интернационалистов не могут вызвать сомнения и вопросы он ставит в принципе правильные; 2) ознакомить членов Политбюро ЦК КПУ и завотделами ЦК; 3) т. Орлу И.3., Назаренко И.О., Врублевскому В.К., - прошу внести предложения по конкретным вопросам. 23.09.1972.» 10 октября 1972 Пленум ЦК КПУ уволил Ф. Овчаренко и избрал В. Е. Маланчука кандидатом в члены Политбюро и секретарем ЦК КПУ по идеологии.

Collapse )
1993

В.Е.МАЛАНЧУК


К 80-летию со дня рождения

ГЕРОЙ ВЧЕРАШНИХ ДНЕЙ

 

          Его посмертная «антипопулярность» была раздута уже в наши дни с легкой руки канадского украинца (или украинского канадца) О.Субтельного, заполонившего отечественные книготорги и библиотеки своей «Историей». Именно Субтельный запустил в оборот хлесткое словечко «маланчуковщина», как воплощение наиболее негативных черт советского «антиукраинства» периода застоя. Хотя, по утверждению отечественного историка Д.Табачника, украинский поэт-диссидент С.Тельнюк еще в 1973 сочинил сатирический стишок «Кредо маланчуківців».

          Итак, Валентин Ефимович Маланчук родился 13 ноября 1928 в г.Проскурове (ныне Хмельницкий) в семье служащего. Личная жизнь советских партфункционеров - информация малодоступная, однако не будем уподобляться некоему полтавскому краеведу О.Бажану, злоехидно пересказывающему байки, что-де на самом деле он сын портного Мильмана, чтобы тут же признаться, что «документального подтверждения подобным слухам не найдено». Украинец-подолянин практически всю свою докиевскую карьеру прослужил в центре Галичины, как и его отец Ефим Матвеевич, с 1941 работавший секретарем Лопатинского райкома КП(б)У. Провинциальный партсекретарь в Галичине конца 1940-х гг – должность смертная. Только по официальным данным, в это время ОУНовцами было убито 35 таких горрайонных секретарей. Кстати, во Львовском архиве сохранился один из докладов Лопатинского секретаря Маланчука от 25.12.1944 про очередную бандеровскую расправу: «Бандиты надругались над трупами. Со всех тел сняли обувь и одежду, связали по рукам и ногам как скотину, а лица раскромсали на части». За свою героическую работу Е.М.Маланчук был представлен к награждению Орденом Отечественной войны 1 степени, но получить его, кажется, так и не успел...

В 1945 молодой Валентин Маланчук поступил в Львовский университет. «С февраля 1946, первых послевоенных выборов в Верховный Совет, не было на Львовщине такой политической кампании, в которой мне не приходилось бы принимать участие.... и что такое национализм - я знаю не только из книг... Могу ли я, сын своего отца, тяжело раненного 18 апреля 1941 бандитской пулей во время предвоенной акции оуновцев, погибшего, будучи первым секретарем Лопатинского райкома партии 28 февраля 1945 в бою с бандеровской бандой, иметь что-либо общее с национализмом, кроме лютой ненависти к нему, неустанной борьбы против него?» (из собственноручной докладной Маланчука в ЦК КПУ). Бандеровский террор на послевоенной Львовщине создавал не самые благоприятные условия для воспитания украинского патриотизма. Стоит ли удивляться тому, что комсорг Львовского государственного университета имени И.Франко идеологически сформировался как непримиримый враг украинского национализма. После окончания исторического факультета университета в 1950 году Маланчук был избран секретарем Львовского обкома ЛКСМУ, в 1952 перешел в обком КПУ. Обычная партийная карьера (такая же, как у Л.Кравчука и сонма ему подобных): инструктор, лектор, завотделом науки и культуры, помощник первого секретаря обкома И.Грушецкого. В 1963 Валентин Ефимович защитил докторскую диссертацию по истории решения компартией национального вопроса в западных областях УССР и был избран секретарем Львовского обкома по идеологии («третьим секретарем» по традиционной иерархии).

          Все отечественные авторы, упоминавшие Маланчука, признают, что он был человеком высокообразованным, эрудированным и весьма работоспособным. Став главным идеологом Львовщины («сторожевым псом идеологии в Западной Украине», по выражению Субтельного), которая всегда считала себя «украинским Пьемонтом», Маланчук развернул активную деятельность, все звенья которой в конечном счете были направлены на борьбу c национализмом. Чередой пошли его книги, брошюры, статьи соответствующей направленности. При этом он не боялся порой идти и против начальства. Современные «историки», размазывающие сопли по поводу «антиукраинской политики» Советов, дружно не замечают такой факт: в июле 1965 на совещании ректоров и вузовских парторгов тогдашний секретарь ЦК КПУ по идеологии А.Скаба дал указание о повсеместном переводе преподавания в вузах УССР на украинский язык в трехмесячный срок. В беседах с ветеранами автор сам неоднократно слышал о «второй украинизации» 1960-х годов. Однако во Львовской области Маланчук самолично приостановил выполнение этого решения, квалифицировав его как «рецидив буржуазного национализма». Перегиб ? Возможно. Однако вспомним, что первой реакцией «националов» на инициативу Скабы стала организация первого открытого выступления украинских диссидентов (известная демонстрация 4 сентября 1965 на фильме Параджанова). О.Бажан, сокрушаясь по поводу разноса Маланчуком редколлегии журнала «Жовтень» в октябре 1965, цитирует слезницу главреда Р.Братуня в ЦК КПУ: «…ему не нравятся такие наши авторы, как М.Косив, Б.Горынь, М.Ильницкий и др.» Если учесть, как господа Косив, Горынь «и др.» диссидентствовали в 1960-1970-е и что они вытворяют, придя к власти на Львовщине сейчас (особенно в «помаранчевую эпоху») - поневоле думается, что, наверное, Маланчук был прав, прижимая их в свое время.

          За самоуправство его подвергли жесткой критике на заседании Политбюро ЦК КПУ в августе 1965 и Львовской областной партконференции 1966 года. Чтобы добить смутьяна, первый секретарь КПУ П.Е.Шелест наслал на Львовский обком проверочную комиссию: 25 человек во главе с замзавотделом пропаганды и агитации ЦК КПУ И.Орлом. Как признавался член комиссии В.Врублевский: «Всю идеологическую деятельность партийной организации вывернули наизнанку. Естественно, нашли много недостатков. Вскоре после этого Маланчук был снят с поста секретаря обкома партии и переведен в Киев на должность заместителя министра высшего образования. Формально это было не расправой..., а фактически это был конец его политической карьеры». Видимо, последним аккордом деятельности Маланчука во Львове стал запуск популярной серии «Пост имени Ярослава Галана» в издательстве «Каменяр». В 1967 вышел 1 выпуск этого сборника статей антинационалистического характера с его предисловием. Второй выпуск появился лишь в 1971. В 1970-е годы «Пост» стал ежегодником, а в 1980-е начал даже выходить 2 раза в год. Последний, 24 выпуск вышел уже в 1990 году. В этой серии с разоблачениями бандеровских зверств, их наследников и закордонных покровителей отметились многие поэты, писатели и публицисты: и Драч с Павлычкой, и Мовчан с Яворивским, и Шафета с Коротичем. Правда, сейчас они пишут и говорят прямо противоположное: конъюктура изменилась. Однако любопытно сегодня перечитывать старые выпуски «Поста»...

          Начало диссидентского движения, которое на Украине неизбежно принимало национальный оттенок, обострило идеологическую обстановку в республике. Не успокоившийся Маланчук продолжал критиковать «различные вариации подобных неточных толкований, которые, однако, отображают определенную тенденцию». 28. 09. 1971 ЦК КПСС принял Постановление «О политической работе среди населения Львовской области», фактически повторявшее его аргументы о «националистических проявлениях». На ноябрьском Пленуме П.Шелест попытался спасти первого секретаря Львовского обкома Куцевола от снятия (на котором настаивал М. Суслов) и на этом сломал себе карьеру. Чтобы добить Валентина Ефимовича, Петр Ефимович еще успел дать команду завсектором общественных наук ЦК КПУ С.Дорогунцову провести в министерстве просвещения партсобрание для разбора грехов Маланчука, но последний срочно свалился с приступом и был госпитализирован в правительственную больницу в Феофании.

          25 мая 1972 Шелеста постигла судьба Маланчука: он был снят с поста первого секретаря ЦК КПУ и переведен на второстепенную должность в центр (в Москву). Республиканскую компартию возглавил Владимир Васильевич Щербицкий. Его бывший помощник В.Врублевский, сочинив недавно книгу в стиле «жития святых», чрезвычайно идеализировал своего шефа. В частности, он написал, что В.В., получив письмо Маланчука с жалобами на преследования, отнесся к нему настороженно, но впоследствии уступил давлению И.Грушецкого (в то время избранного Председателем Президиума Верховного Совета УССР) и Москвы и выдвинул Маланчука на пост секретаря ЦК. Этот расхожий тезис о близких отношениях Маланчука с всемогущим «московским боярином», секретарем ЦК КПСС М.Сусловым, весьма часто муссируется в литературе, но документально никак не подтвержден: в делопроизводстве «серого кардинала» имя Маланчука встречается не чаще, чем его коллег из других национальных республик, и в подробной биографии Суслова, написанной Р.Медведевым, Маланчук не упомянут ни разу. Зато О.Бажан, ехидно комментируя «письмо на 33 страницах», цитирует весьма благосклонную визу Щербицкого: «Думаю, что идейно-политические позиции В. Маланчука ни у кого из коммунистов-интернационалистов не могут вызвать сомнения и вопросы он ставит в принципе правильные; 2) ознакомить членов Политбюро ЦК КПУ и завотделами ЦК; 3) т. Орлу И.3., Назаренко И.О., Врублевскому В.К., - прошу внести предложения по конкретным вопросам. 23. 09. 1972.» 10 октября 1972 Пленум ЦК КПУ уволил Ф. Овчаренко и избрал В. Е. Маланчука кандидатом в члены Политбюро и секретарем ЦК КПУ по идеологии.

          Антинационалистический активизм Маланчука развернулся во всю ширь. Уже 20.08.1973 им была выпущена докладная записка по поводу строительства казацкого мемориала на Хортице, которая и сегодня звучит очень актуально и справедливо: «Мероприятия по увековечению памяти запорожского казачества приобрели непомерный размах... Подчеркнутое внимание к нему со стороны прессы и отдельных руководящих работников привели к неоправданному преувеличению его места... все внимание сконцентрировалось на национальном моменте. Имели место элементы увлечения казацкой стариной, идеализации сечевого самоуправления... способные подпитывать националистические и шовинистические иллюзии и пережитки». Критическому разносу подверглись: Музей народной культуры и быта за «любование патриархальной стариной» (докладная от 11.12.1972); Институт археологии за попытку возобновить издание «Киевской старины» - «дореволюционного журнала буржуазно-либерального направления»; Институт искусствоведения, фольклора и этнографии за упоминание в библиографическом указателе «махровых украинских буржуазных националистов» - В.Кубийовича, С.Ефремова, В.Щербакивского и др. Маланчуком была разработана программа идеологической кампании по борьбе с национал-коммунизмом, утвержденная Секретариатом ЦК КПУ 13.04.1973 и рекомендации «по расширению борьбы против враждебной деятельности остатков униатского духовенства» (февраль 1974), проведен специальный Пленум по идеологическим вопросам (май 1974). Раздувать из этого «антиукраинскую русификацию» вряд ли обоснованно: в самом застойном 1976-1977 г. почти 60% училось в украинских школах. По сравнению с «незалежными» 1998-1999 гг в советское время украинских книг выходило больше в 6,5 раз, украинских журналов - в 6 раз, украинских газет - в 3,5 раза, украинских худфильмов - в 25 раз. Однако активность в перетряске руководящих творческих кадров многим не понравилась, посыпались традиционные малороссийские жалобы: Ю.Мушкетика - министру Г.Шевелю, П.Загребельного - Щербицкому. По утверждению Врублевского, решающим фактом стало известие о составлении Маланчуком «черного cписка» проштрафившихся твинтелей (творческой интеллигенции), произведениям которых перекрывались пути к публикации. В нем - знакомые фамилии: И.Драч, И.Дзюба, О.Бердник (и снова-таки, учитывая их современную деятельность, думается... см. выше). Попахивало «37 годом» и Врублевский с этим списком пошел к Щербицкому. Далее он велеречиво описывает «предельно откровенный разговор» и признание В.В. об утере «политического доверия» к Маланчуку, ввиду «неблаговидных личных качеств» последнего. Правда, на следующей странице простыми словами описана обыкновенная бабья свара: жена Маланчука, работавшая в ИИФЭ, дала отрицательный отзыв на роман жены Врублевского, а сам Валентин Ефимович раскритиковал пьесу Врублевской «Кафедра». Помощник первого секретаря ЦК кликнул на подмогу завотделом культуры ЦК А.Капто и секретаря Киевского горкома КПУ Ю.Ельченко, «чтобы не допустить идеологической расправы» и пьесу все-таки пробили на сцену, а позже даже на экранизацию. Однако врага Маланчук себе нажил.

          «Юбилейная» идеализация Щербицкого, характерная для многих недавних публикаций, строится на старой-престарой схеме: «хороший царь и плохие бояре» (точно таким же образом в 1953-1954 сделали исчадье ада из Л. Берии, чтобы выгородить «вождя»). Фигура Маланчука с его принципиальным «антиукраинством» здесь пришлась как никогда кстати, почему он и обрисовывается исключительно в черных тонах. Между тем, тот же Субтельный пишет, что именно Щербицкий «пресмыкался перед Москвой», провел в 1973 «мягкую чистку» партии, исключив 37 тыс. потенциальных сторонников Шелеста, жестко подавлял диссидентство, «начал массовый погром оппозиционной интеллигенции». Попытки О.Бажана привязать Маланчука к гебешным репрессиям 1970-х гг выглядят абсолютно беспочвенными. Не такой уж крупной фигурой был республиканский секретарь, чтобы командовать Комитетом союзного подчинения. Гораздо серьезнее выглядят намеки Врублевского и Табачника на неограниченную энергичность и властолюбие Валентина Ефимовича, в которых «царь» Щербицкий почуял угрозу. «Последней каплей» стала информация о том, что Маланчук подготовил к печати в московском Политиздате очередную монографию по национальному вопросу. «Щербицкий воспринял это очень болезненно». Было сочинено письмо в ЦК КПСС про «утрату Маланчуком авторитета в Политбюро ЦК КПУ», «нецелесообразность дальнейшего пребывания его на партийной работе». Одним словом, «общественное мнение» подготовили, санкцию Брежнева получили, «покровитель» Суслов почему-то смолчал. Апрельский 1979 Пленум ЦК КПУ освободил Маланчука от обязанностей секретаря ЦК «в связи с переходом на другую работу». Не помогли и родственные связи (дочери Маланчука и Щeрбицкого учились вместе). Таким образом, возбудитель спокойствия был убран, конфликт сглажен, проблема загнана вглубь и настала опять тишь, гладь да божья благодать. Преемник Маланчука - неамбициозный А.Капто был полным пофигистом, абсолютно не участвовал в идеологических схватках, пустив всë на самотек. А за ним уже маячила фигура «вечнозеленого» Л. Кравчука.

          Падение с вершин оказалось для Маланчука роковым. Превращение из всевластного секретаря ЦК в рядового завкафедрой истории КПСС Киевского политехнического института было слишком резким: он сломался. Неприспособленность к жизни, постоянные переживания приблизили трагический финал: в 1982 после тяжелой болезни Валентин Ефимович скончался. А через 6 лет в Канаде вышло сочинение Субтельного, вводившее фамилию Маланчука в исторический оборот с ярлыком «одиозный». Правда, ни в одном отечественном справочнике вы ее не найдете. И очень зря.

 

 

Публикация несколько запоздала. Увы, но ПЯТЬ (5) УКРАИНСКИХ ГАЗЕТ ОТКАЗАЛИСЬ ПЕЧАТАТЬ ЭТУ СТАТЬЮ.